Скачать 171.72 Kb.
Дата17.10.2018
Размер171.72 Kb.

Социальные проблемы в курсе экономической теории



Опубликовано в: «Методология экономической науки и методика преподавания экономической теории. – М.,ТЕИС, 2007.
Кутепова Н.И., г. Москва
СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

В КУРСЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

Экономический анализ социальных проблем в микро- и макроэкономике не ограничивается рамками «специальных» тем. Вопросы о социальных аспектах функционирования рыночного механизма и государственного регулирования экономики неизбежно возникают практически во всех темах экономической теории. Рассмотрение экономических процессов в тесной взаимосвязи и взаимозависимости с социальными и демографическими позволяет соединить изучение теоретических положений основных микро- и макроэкономических концепций с анализом фактических материалов и статистических данных, характеризующих тенденции социально-экономического развития, динамику и взаимосвязи основных показателей в России и зарубежных странах.

Необходимость такого подхода обусловлена глубокими качественными изменениями, затрагивающими как экономику, так и весь общественный процесс. Все большее влияние на общество в последние десятилетия оказывает глобализация. Причем особенно острыми и болезненными, подрывающими стабильность, являются ее социальные последствия. В новых условиях происходит не только усложнение хозяйствования, но растет многообразие, углубляются взаимосвязи и взаимозависимости различных сторон общественной жизни: экономической, демографической, социальной и др., развитие которых получает все более сложные формы проявления. Вследствие таких изменений социальные и демографические явления все в большей степени непосредственно выступают способом реализации и выражения экономических процессов и их противоречий.

Наиболее отчетливо это проявляется, например, в функционировании рынка труда, в современных тенденциях занятости и безработицы. Поэтому при изучении рынка труда на микроуровне среди многообразных факторов, обусловивших формирование ряда важнейших условий функционирования рынка труда в России, наряду со становлением многоукладности экономики важно выделить утверждение принципа добровольности труда, а также появление новых форм взаимодействия между субъектами рынка труда в условиях, когда нормальная система трехсторонних консультаций еще не сложилась. Кроме того, на поведение работодателей и наемных работников в 90-е годы повлияли глубокие кризисные процессы не только в экономике, но и в других сферах общественной жизни, а также социально-экономические последствия реформ. Наряду с продолжавшимся до 1999 г. спадом производства, неблагоприятными сдвигами в отраслевой структуре хозяйства (точнее «структурными сдвигами наоборот»), существенное влияние оказали ощутимое снижение уровня жизни, социальное расслоение населения, увеличение численности маргинальных групп.

Статистические данные и социологические обследования свидетельствуют, что для значительного числа работающих в нашей стране заработная плата не выполняет ни воспроизводственной, ни стимулирующей функции. Они показывают, что советская модель централизованного установления заработной платы, рабочего времени, с жесткой регламентацией трудовых отношений, с запретом на увольнения работников по экономическим причинам, показавшая определенную эффективность в 60-е годы, не трансформировалась в другую, адекватную рыночной экономической системе. Это в значительной степени объясняет некоторые иррациональные, с точки зрения теории рынка, мотивы, формирующие предложение труда и спрос на него. Эти мотивы невозможно понять, если ограничиться только включенными в курс моделями выбора между доходом и досугом, простой или даже модифицированной моделями спроса на труд и т.д.

Здесь определенное значение приобретают психологические установки, в некоторой степени сохранившие отпечаток традиционного общества, например, солидарность, взаимопомощь, коллективизм. К таким установкам можно отнести традиционно скромные потребности и соответствующие им весьма умеренные представления об обеспеченности, сохранившиеся у рабочих и служащих с советских времен, а для многих ставшие еще скромнее. Последнее в некоторой степени объясняет слабость материальных стимулов в предложении труда для отдельных групп. Слабое влияние заработка на выбор сферы деятельности в наших условиях также отчасти связано с такими «нерыночными» факторами, как нерегулярность выплаты заработной платы или натуральный характер выплат. Есть и другие причины, приводящие к тому, эффект дохода, то есть достижение определенного достатка, при котором работник начинает все больше ценить свободное от работы время, для многих категорий на российском рынке труда наступает при довольно скромных заработках (в сравнении с заработками работников соответствующих профессий и квалификаций в ведущих промышленно развитых странах).

Среди этих причин – наличие второй работы, скажем, в сфере мелкого бизнеса (нередко полулегального или даже нелегального, в который, по некоторым оценкам, втянуты миллионы), которая позволяет некоторым занятым получать доходы, иногда значительно большие, чем на основной работе. Такая вторая работа многих удерживает на основном рабочем месте. Этот своеобразный эффект замещения, заставляющий больше трудиться на дополнительной работе, сохраняя основную, особенно характерен для тех работников, которые, не имея возможности материально обеспечить себя и свою семью на основной работе, все же не желают отказаться от своей специальности - деквалификация в большинстве случаев ожидала бы их при переходе к дополнительному занятию как к основному.

Учет психологических установок традиционного общества важен и для объяснения поведения работодателей, то есть формирования спроса на труд, в условиях спада. Продолжавшийся с начала 90-х годов до 1999 года спад производства не вызвал адекватного сокращения занятости: в 1992 г. падение объема промышленного производства составило 18%, а сокращение численности занятых – 4,8%, в 1993 – 16% и 7% соответственно. В дальнейшем эти «ножницы» хотя и сократились, но все равно существовали значительные расхождения. Испытывавшие финансовые затруднения предприятия предпочитали сдерживать заработную плату и сокращать вакансии, но не работников, переводить работников на неполный рабочий день и отправлять в вынужденные отпуска, избегая массовых увольнений. Причем, как показали опросы, среди мотивов руководителей предприятий государственных и бывших государственных (акционированных, приватизированных) доминировал один – выживание, которое для большинства было связано с сохранением трудового коллектива. Социологи, проводившие обследования в середине 90-х годов на предприятиях разных форм собственности в различных регионах, пришли к выводу, что характерная черта большинства опрошенных работодателей – патернализм (33% составляли ответы, что увольнение работников не происходит из-за сочувствия к их положению, а 15% ответы, что работников не увольняют из-за уважения к их прошлым заслугам; в сумме это почти половина всех ответов). Конечно, с тех пор произошли изменения, в том числе и в психологических установках новых работодателей, но на протяжении 90-х годов описанные мотивы работодателей обусловили рост скрытой безработицы. По данным статистической отчетности крупных и средних предприятий, доля работников, находившихся в административных отпусках, в 1996 г. составила около 16%, а в 1998 г. – около 11% занятых. Еще соответственно 7% и 10% работников работали в режиме неполного рабочего времени. Таким образом, по этим индикаторам, доля скрытой безработицы составила в 1996 г. около 16%, а в 1998 г. - около 21% занятых в экономике. С 1999 г. начинается некоторое сокращение масштабов скрытой безработицы, связанное с оживлением в экономике.

Взаимосвязь экономических, демографических и социальных факторов в разделе макроэкономики еще более очевидна. Даже сама оценка занятости и безработицы требует учета социальных факторов. Если оценивать занятость по количеству рабочих мест, то есть исходя из отчетности предприятий и организаций, можно исказить ее масштабы, поскольку официальная статистика лишь частично «улавливает» вторичную занятость, а именно работающих по совместительству и договорам гражданско-правового характера. Трудно дать точную оценку масштабов вторичной занятости. По оценкам ВЦИОМ, в середине 90-х годов в России в дополнительную трудовую деятельность были вовлечены как минимум 10-15 млн. человек, или 15-20% занятого населения. По-видимому, эта величина занижена, поскольку у многих работников дополнительные доходы связаны с теневым сектором экономики. По данным ВЦИОМ, каждый второй работающий по найму в сфере вторичной занятости, работает на основе устной договоренности (то есть может быть отнесен к неформальной занятости). По некоторым оценкам, фактически различными видами вторичной занятости охвачены до 30% работающих.

Без учета факторов, специфических для различных социально-демографических групп, невозможно объяснить динамику безработицы и изменения в ее структуре. Вопрос о причинах резкого роста безработицы в странах с развитой рыночной экономикой с середины 70-х годов прошлого века практически не рассматривается в учебниках макроэкономики. Но ведь ответ на него позволяет многое объяснить и спрогнозировать применительно к ситуации в современной России.

Изменения в численности и составе безработных были очень существенными: если в 60-е годы численность безработных в странах членах ОЭСР составляла 8 млн. человек, то уже к началу 80-х годов она превысила 30-миллионную отметку и удерживалась затем на столь высоком уровне независимо от экономической конъюнктуры. При этом сформировалась особая структура безработных. Речь идет об увеличении удельного веса социально уязвимых групп – молодежи, пожилых людей, женщин (в первую очередь молодых матерей), иммигрантов, лиц, имеющих слабое здоровье и ограниченную трудоспособность, длительно безработных и т.п. Причем численность длительно безработных, как правило, и пополняется за счет перечисленных «групп риска». Доля длительно безработных, то есть не имеющих работы более полугода, в общей численности безработных в большинстве западных стран до сих пор устойчиво удерживается на уровне 60%, а в некоторых странах и выше.

Анализ показывает, что рост безработицы в те годы был связан прежде всего с действием факторов, замедляющих втягивание рабочей силы в производство и сферу услуг и затрагивающих различные ее категории но прежде всего впервые или после перерыва вступающих в трудовую жизнь.

На Западе главными из таких факторов были сохраняющийся на довольно высокой отметке уровень военных расходов, замедление темпов экономического роста, начиная с середины 70-х годов, перевод предприятий ряда отраслей за границу, повышение конкурентоспособности товаров новых индустриальных стран (в последние годы увеличение импорта из развивающихся стран, где размещены предприятия ТНК, привело к свертыванию производства в ряде отраслей развитых стран, широко использующих труд молодежи и женщин, - текстильной, обувной, швейной промышленности и др.).

Действие перечисленных факторов, за исключением перевода предприятий за границу (для России аналогичную роль играет утечка капитала) оказывается в России еще более ощутимым. В первую очередь это относится к продолжавшемуся до 1999 г. спаду производства, дифференцированному по отраслям и регионам. Направленность структурных сдвигов была противоположна ожидавшейся переориентации экономики на производство потребительских товаров, что означает сокращение рабочих мест прежде всего для «групп риска».

Спад производства затронул и наукоемкие промышленные виды продукции, причем зачастую его темпы превышали среднеотраслевые. Таким образом, традиционное понятие «групп риска» в российских условиях становится более широким, включая в себя отдельные категории специалистов.

На долговременную безработицу и нерегулярную занятость влияют и факторы, связанные со спецификой особых групп рынка труда. Эту группу составляют демографические факторы (сдвиги в половозрастной структуре рабочей силы, возможное увеличение экономической активности женщин, иммиграция), изменение продолжительности и способа получения образования,, социально-психологические и политические факторы, среди которых важную роль играет дискриминация.

Исследования показывают, что усиление влияния демографических, политических, психологических и других социальных факторов проявляется не только в росте безработицы «групп риска». Оно сказывается также на способности принадлежащих к этим группам вернуться в трудовую жизнь, предопределяет рост продолжительности безработицы. Если на 1 сентября 1993 г. удельный вес безработных более 8 месяцев составлял 7%, то к концу 90-х годов он вырос почти до 35%, а их число за тот же период времени увеличилось почти в 17 раз (для сравнения: общее число зарегистрированных безработных возросло примерно в 3 раза). При этом нужно принять во внимание, что российский критерий отнесения к длительной, застойной безработице искусственно занижает подлинные масштабы этой самой острой и разрушительной не только для качества рабочей силы, но и для личности в целом формы безработицы. Если же воспользоваться принятым в большинстве стран критерием – 6 месяцев, то доля безработных, не имевших работы более полугода, по оценкам МОТ, в России такая же, как в западных странах – около 60%.

Особую роль рассмотрение социальных проблем приобретает в экономической подготовке студентов гуманитарных вузов и факультетов, проявляющих интерес не столько к абстрактным экономическим моделям, сколько к реальным процессам в экономической и социальной сферах. Прежде всего это относится к регулированию экономики и социальной сферы, то есть к макроэкономике. Программы по экономической теории для студентов гуманитарного профиля должны не только обеспечивать обязательный, с точки зрения государственного стандарта, минимум содержания дисциплины, но и учитывать специфику будущей профессии обучаемых. При сохранении обязательного набора тем особенности факультетов можно отразить в содержании различных тем и количестве часов, отводимых на их изучение.

Так, в преподавании макроэкономики будущим специалистам по международным отношениям большое значение придается международным сопоставлениям. Это особенно важно в первой теме, где рассматриваются обобщающие показатели выпуска, показатели статистики занятости, ценовой динамики, масштабы теневой экономики в России и за рубежом; изучению именно этой темы целесообразно отвести большее количество часов. Важное внимание уделяется особенностям государственного регулирования экономики в ведущих промышленно развитых странах в теме «Макроэкономическая политика государства». Практически во всех темах курса макроэкономические проблемы рассматриваются в контексте глобализационных процессов.

На факультете права особое внимание уделяется проблемам экономической политики, ее правовым аспектам. Например, макроэкономическая политика рассматривается в связи с законами, принятыми в РФ в годы экономических реформ, с привлечением Бюджетного и Налогового кодексов. То же относится и к политике занятости, для изучения которой используются Закон о занятости и Трудовой кодекс. Значительное место отводится проблемам теневой экономики (в теме «Макроэкономические показатели . Методы измерения макровеличин»), а также вопросам приватизации (в теме «Макроэкономическая политика государства»).

В экономической подготовке социологов больше времени, чем на других факультетах, отводится изучению рынка труда, инфляции, занятости и безработицы.

Программы для гуманитарных факультетов отличаются и рекомендуемой литературой. Студентам-международникам рекомендованы материалы о социально-экономическом положении зарубежных стран, в том числе на иностранных языках. Студентам-юристам рекомендуется при подготовке к семинарским занятиям и при написании эссе использовать законы, на которые государство опирается при проведении политики в социально-экономической области. Для углубленного изучения социальных проблем в курсе экономической теории на социологическом факультете рекомендованы социальная статистика, а также материалы социологических исследований.

Различия в программах для разных факультетов касаются также тем эссе (в программе международников акцент делается на сравнительные исследования и на изучение зарубежного опыта; у юристов шире представлены правовые аспекты макроэкономической политики; для социологов предусматривается более широкий круг социальных проблем) и домашних заданий. Последние могут включать перевод иностранных источников, анализ отечественной и зарубежной статистики, правовых актов, проведение опросов.

Поскольку многообразные исследования представителей неоклассического направления, кейнсианства, институционализма и других течений не сформировали в настоящее время какой-либо единой, отточенной «парадигмы» выявления всех истоков колебания занятости и безработицы в рыночной экономике и, тем более, теоретической основы социальной политики, для теоретической интерпретации рассматриваемых в экономической теории социальных проблем важно опираться на понятия , выявленные взаимосвязи, содержащиеся в арсенале различных концепций, включая марксистскую. К сожалению, в современных учебниках экономической теории отсутствуют ссылки на «немодного» автора.

Поскольку продолжается острое дискуссионное обсуждение ряда теоретических вопросов и мер государственной политики (таких, например, как вопрос о причинах и природе инфляции в реформируемой российской экономике и направлениях антиинфляционной политики, проблемы взаимосвязи инфляции и безработицы в российских условиях, оценка социальных последствий глобализации для России, реформы в социальной сфере и др.), необходимо познакомить студентов не только с содержанием уже принятых законов и подготовленных законопроектов, но и с различными точками зрения, с аргументами участников дискуссии.

Особый интерес студентов всегда вызывает обсуждение проблем инфляции не только в связи с рассмотрением макроэкономической нестабильности, но и в контексте макроэкономической политики. Как известно, борьба с инфляцией стала основной целью экономической политики государства в последние десятилетия не только в ведущих западных странах, но и в России. Поэтому важно уточнить само определение инфляции. Его нельзя сводить лишь к общему повышению уровня цен, в котором проявляется открытая инфляция, а именно такое определение дается в переводных учебниках, по которым занимаются отечественные студенты. Обесценение денег (именно такое определение является более точным) может проявляться и в форме подавленной инфляции, например, в товарном дефиците, на который привычно указывают как на спутник административного ценообразования. В годы экономических реформ в России подавленная инфляция существует в форме невыплат заработной платы, пенсий и пособий. При снижении показателей открытой инфляции ее масштабы продолжают оставаться весьма значительными. По данным авторитетного Фонда «Общественное мнение», полученным в результате всероссийского опроса городских и сельских жителей, в 1997 г. только 47% работающих получили полностью причитающуюся им заработную плату. Пожалуй, «пик» задолженности пришелся на октябрь 1998 г. – 84 млрд. руб. Хотя в последующем задолженность сокращалась (на конец 2003 года – около 30 млрд. руб., на конец 2004 г. – более 20 млрд.), она остается существенной - по последним данным, около 10 млрд. руб.

Как проявление подавленной инфляции правомерно рассматривать и растущий с 2001 года бюджетный профицит и достигший колоссальных размеров стабилизационный фонд. Их появление во многом объясняется невыполнением социальных обязательств, нищенскими размерами заработной платы и пенсий. В качестве подтверждения можно использовать признания ряда министров, что направление средств стабилизационного фонда на повышение заработной платы и пенсий неминуемо спровоцирует инфляцию (открытую).

Вопрос о причинах и природе инфляции в реформируемой экономике стал предметом острых дискуссий экономистов и политиков. В частности широкое распространение получили идеи о достаточности макроэкономической стабилизации и ограничений спроса для обуздания инфляции и создания эффективного ценового механизма. Эти идеи стали доминирующими в разработке и осуществлении антиинфляционной политики. Альтернативный подход связан с упором на особенности структуры производства и динамики издержек при анализе инфляции. Сторонники концепции «инфляции издержек» ссылались на значительные расхождения в изменении цен на потребительские товары и на средства производства и высказывали гипотезу о том, что дополнительные импульсы повышения цен исходят из сферы производства. Более детальный анализ с сокращением временного интервала и выделением индексов цен на потребляемые ресурсы показал, что цены на потребляемые в промышленности ресурсы растут быстрее, чем цены на выпускаемые ею товары, что подтверждает предположение о роли экспортоориентированных базовых отраслей как генератора инфляции издержек в российской экономике.

Что касается издержек на труд (включая заработную плату и косвенные издержки), то их динамика в 90-е годы, особенно в начальный период реформ и в 1998 г., была скорее сдерживающей для инфляционных процессов. Одна из главных характеристик периода экономических реформ в России – обесценение труда. Так, доля оплаты труда в ВВП составила в 2003 г.46,2% (имеется в виду начисленная заработная плата), а доля заработной платы, являющейся основным источников существования большинства трудоспособного населения, в денежных доходах населения сократилась за 1992-1995 гг. почти вдвое - с 70 до 36%; в дальнейшем она увеличилась, достигнув к 2000 г. 61,4% (правда, с учетом скрытой заработной платы), оставаясь значительно ниже прежнего уровня. Резко снизилась и доля оплаты труда в издержках предприятий, а с учетом задержек в выплате заработка она упала катастрофически. Например, в 1996 бастовавшие шахтеры в течение 8 месяцев не могли получить даже 10% стоимости произведенного ими продукта. Снижение реальной заработной платы в 90-е годы было более значительным, чем падение производительности труда. По данным Госкомстата России, в 1999 г. уровень реальной заработной платы составлял лишь 37% от уровня 1991 г. Согласно оценке Центра экономической конъюнктуры, снижение реальной заработной платы было еще более существенным и составило за первую половину 1990-х годов около 70%.

Наиболее сильно пострадали от снижения реальной заработной платы работники бюджетной сферы, сельского хозяйства, оборонной промышленности, машиностроения и легкой промышленности. Во многих из этих отраслей средняя заработная плата едва превышает прожиточный минимум, а в сельском хозяйстве составляет 90-92% прожиточного минимума.

Одним из интересных явлений, не получивших однозначного толкования, стала «инфляционная загадка» экономический рост при низкой инфляции и низкой безработице в США в последнее десятилетие прошлого века. Это явление дало основание ряду американских экономистов и политиков для вывода о начале новой эры бескризисного развития. Вместе с тем в литературе появились другие определения, например, экономики «финансового пузыря», особенности которого отражаются на динамике инфляции и безработицы. Кроме того, ряд американских экономистов усомнился в правильности самой методики измерения инфляции, применяемой в официальной статистике со второй половины 90-х годов 20 века. По их мнению, эта методика могла способствовать занижению реальных темпов инфляции и завышению темпов роста ВВП. К этому в частности приводит неучтенный в индексе потребительских цен быстрый рост цен на предметы роскоши и персональные услуги, спрос на которые растет со стороны высокооплачиваемых менеджеров корпораций, специалистов, занятых в многочисленных венчурных фирмах, консультантов и т.д. При этом быстрый рост производительности труда в отраслях, производящих соответствующие товары и услуги, отражается на динамике ВВП. В том же направлении действует и учет при измерении инфляции изменения качества товаров и услуг, которое объективно оценить очень трудно.

Важным фактором формирования новых условий, обеспечивших экономический рост при низком уровне инфляции (хотя эти показатели, как отмечалось, в определенной мере связаны с методикой оценки) стала глобализация, точнее роль США в глобализационных процессах. Именно она позволила США сосредоточиться на управлении мировой экономикой, а американским корпорациям все активнее переводить предприятия ряда традиционных отраслей в страны «третьего мира» с дешевой рабочей силой , сдерживая рост заработной платы в этих отраслях в собственной стране.

«Инфляционная загадка» дала толчок к переосмыслению зависимости между инфляцией и безработицей. Модифицированная Фридманом и Фелпсом модель кривой Филлипса для краткосрочного периода, в которую включены ожидания темпов инфляции и шоковые изменения предложения, могла быть использована для объяснения закономерностей развития экономики в условиях стагфляции, которой сопровождался самый глубокий в ведущих промышленно развитых странах Запада за послевоенные годы экономический кризис 1974/1975 гг.

Однако влияние упоминавшихся ранее макроэкономических факторов динамики инфляции и безработицы в 90-е годы в США побудило экономистов к дальнейшей модификации известной модели. Особенно значимы, с точки зрения ряда исследователей, для удержания на низком уровне инфляции два фактора – снижение цен на импортируемые товары и уменьшение доли издержек на труд в национальном доходе и корпоративном секторе. Оба фактора связаны с особой ролью США в глобализационных процессах; на втором отразилось также снижение тех издержек на труд, которые не входят в заработную плату. При том, что заработная плата и жалование в 90-е годы менялись примерно так же, как и в 1982-1990 гг., рост общих издержек на труд был замедлен из-за стабилизации затрат на медицинское страхование, государственное страхование безработицы и снижение отчислений в пенсионные фонды. К тому же с 1995 ускорился рост производительности труда.

Один из важных выводов, к которому пришли американские ученые в связи с изменениями в методике определения заработной платы, - вывод о необходимости пересмотра влияния заработной платы на инфляцию.

Похожий вывод, правда, в связи с другими условиями, можно сделать применительно к России. Хотя анализ взаимосвязи инфляции и безработицы в нашей стране с помощью кривой Филлипса затруднен по ряду причин.



Во-первых, период наблюдения ограничен десятилетием реформ. Во-вторых, если в ведущих промышленно развитых странах Запада кривая Филипса использовалась как теоретический инструмент кейнсианской модели для обоснования выбора между инфляцией и безработицей в практике государственного регулирования экономики, то в основу российских реформ была положена либеральная модель экономики, в макроэкономической политике на первый план вышли монетарные методы регулирования. В-третьих, анализ применимости кривой Филипса к российским условиям осложняется также специфичностью форм проявления инфляции и безработицы. Как отмечалось, для инфляции в значительной степени характерна подавленная форма, а для безработицы – скрытая.

Таким образом, из приведенных примеров видно, что включение социальной проблематики в курс экономической теории не только «не размывает» границы предмета, но позволяет в известной степени преодолеть ограниченность модельного подхода, привить студентам интерес к научным исследованиям в этой области. Задача преподавателя при этом – не только помочь студентам углубить полученные знания основных понятий, подходов, моделей, используемых в комплексном анализе современного рынка труда, занятости, безработицы, инфляции, но и научить использовать их для объяснения реальных процессов, для оценки применимости различных моделей.