страница6/7
Дата27.09.2018
Размер0.7 Mb.

Развитие отношений между Россией и Евросоюзом в области поставок газа в ХХI веке


1   2   3   4   5   6   7

3.3 Перспективы «Газпрома» в условиях изменений на европейском рынке газа: адаптация или «уход на Восток»?

До недавнего времени официальная позиция «Газпрома» и российского руководства относительно поставок природного газа в Европу исходила из того, что текущее столетие будет отмечено стабильным ростом спроса на газ как со стороны стран находящихся на стадии экстенсивного роста (Китай, Индия), так и со стороны Европейского союза, который планировал увеличение его доли в своем энергобалансе как экологически чистого топлива, а значит, компания будет иметь хорошие перспективы по наращиванию экспорта в европейском направлении. «Российский газ, несмотря на то, что он самый дорогой, будет востребован. Нет никакой нужды менять планы – необходимо увеличение добычи и диверсификации маршрутов и способов доставки»108, – было заявлено на одном из заседаний президентской комиссии по ТЭКу. Действительно в планы Евросоюза входит минимизация выбросов углекислого газа в атмосферу, а при этом природный газ представляет собой самое экологически чистое топливо из всех углеводородов и, по оценкам Международного энергетического агентства, доля природного газа в мировом энергобалансе возрастет с 21% до 25% к 2030 году.109 Поэтому природный газ будет играть важную роль для Евросоюза как краткосрочном, так и среднесрочном периоде, однако, у него уже на настоящий момент существуют альтернативные поставщики природного газа из стран Центральной Азии, Ближнего Востока и Северной Африки, а также проекты по строительству альтернативных трубопроводов для поставок природного газа в обход России. Более того, он также импортирует СПГ, доля которого в энергобалансе возрастает и становится конкурентом российскому газу. В этих условиях ожидания «Газпрома» имеют небольшие шансы, чтобы оправдаться. Это подтверждается требованиями Евросоюза о снижении цен на импортируемый из России газ и пересмотре долгосрочный контрактов, а также принятыми им мерами по противодействию доминированию «Газпрома» на европейском рынке. В последние годы страны-члены ЕС в вопросах поставок российского газа начинают действовать все более скоординировано и решительно, что свидетельствует о раскладе сил не в пользу «Газпрома».

Изменения, происходящие сейчас как на глобальном, так и европейском рынке газа, вынуждают как «Газпром», так и экспертное сообщество, разрабатывать новые стратегии реагирования на эти изменения. Планы самого «Газпрома» на этот счет пока не разглашаются, и их можно узнать лишь косвенно анализируя его действия, а также заявления его представителей, которые пока не заявляют ничего конкретного. В тоже время в экспертных кругах уже давно существует точка зрения, согласно которой «Газпрому» следует отказаться от недружелюбного европейского рынка и сконцентрироваться на поставках в азиатском направлении, где, по прогнозам, ожидается резкое увеличение спроса. И «Газпром» действительно пытается увеличивать поставки газа в азиатском направлении. Например, существует проект газопровода из России в Японию, несколько проектов газопроводов в Монголию, Китай («Алтай», «Россия-Монголия-Китай»), в апреле 2013 года было подписано соглашение с Японией о строительстве завода по производству СПГ во Владивостоке,110 а в октябре прошлого года был подписан долгосрочный контракт на поставку СПГ в Индию с 2019 года.111 Однако все эти действия вряд ли означают, что «Газпром» действительно собирается уходить с европейского рынка. Дело в том, что не всех азиатских партнеров устраивает цена российского газа, который «Газпром» стремится продавать по европейским ценам. В частности, Китай пытается оказывать давление на поставщиков (в том числе потенциальных), желая таким образом снизить средние цены на импортируемый газ. И поскольку Китай обладает рычагами воздействия на текущую ситуацию на энергетических рынках, он активно использует их для выполнения своих целей. В частности, это касается российско-китайского газового диалога. Россия почти 15 лет пытается договориться с Китаем об увеличении поставок газа, так как на настоящий момент доля российского газа в китайском импорте составляет всего 3,1%.112 Однако на переговорах сторонам так и не удается договориться об увеличении поставок, так как камнем преткновения является цена на газ, которую требует российская сторона (около $400 за 1 тыс. куб. м.). Китай не хочет закупать в больших количествах российский газ по европейским ценам, а потому в последнее время активизировалось газовое сотрудничество Китая и Туркменистана, который готов поставлять свой газ значительно дешевле (примерно $250 за 1 тыс. куб. м.)113. Таким образом, имея широкую базу потенциальных поставщиков сырья, Китай обостряет конкуренцию между ними, пытаясь сбить цены на газ и добиться значительных уступок с их стороны. Таким образом, Китай ясно дает понять «Газпрому», что без дальнейших уступок с российской стороны расширение газового сотрудничества с Китаем вряд ли возможно. Поэтому «азиатская экспансия» Газпрома также, как видно, проходит не без определенных трудностей и требует от компании ценовых уступок.

Более того, планам «Газпрома» в АТР могут серьезно помешать США, которые также в будущем стремятся стать главным поставщиком в данном регионе, что уже было отмечено во втором разделе данной главы. Для реализации данных амбиций в октябре 2012 года компаниями ExxonMobil, ConocoPhillips и BP было объявлено о проекте строительства газопровода мощностью более 40 млрд. куб. м. с северного склона Аляски до ее южного побережья, для дальнейших поставок оттуда газа танкерами в Азию.114 Это создает препятствие планам «Газпрома» по поставкам СПГ в Азию. Поскольку ему дорого обойдется создание соответствующей инфраструктуры для сжижения и транспортировки газа, цена на российский СПГ будет выше цены на газ, поставляемый с Аляски, так как США удалось добиться значительных издержек по его производству, что ставит «Газпром» в невыгодное положение.

Еще одной возможной стратегией «Газпрома» может являться стратегия адаптации к изменениям, происходящим на европейском рынке. Это означает изменение ценовой политики, а также разделение компании на транспортную и добывающую части. Что касается пересмотра ценовой политики, предусматривающей снижение цены на газ для европейских партнеров и послабление принципа «бери или плати», то он, по вышеописанным причинам, с достаточно высокой степенью вероятности становится неизбежным для «Газпрома», если он намерен оставаться в числе главных поставщиков Евросоюза. «Газпром» вынужден адаптироваться к изменениям европейского рынка, и этот факт признал даже министр энергетики РФ А. Новак, заявив, что «цены для Европы предстоит снижать: предложение превышает спрос».115 Более того, в октябре 2012 года Министерство энергетики официально призвало «Газпром» учитывать фактор конкуренции на внешних энергетических рынках в силу «масштабности и глубины технологической революции в области добычи сланцевого газа».116Из этого заявление следует, что министерство ожидает от «Газпрома» снижения экспортных цен на газ. Тот факт, что «Газпром» находится под значительным влиянием российского руководства, позволяет предположить, что компания будет продолжать идти на уступки Евросоюзу, подчиняясь, таким образом, не только требованиям свыше, но и велению времени.

Далее важно рассмотреть вопрос возможной демонополизации экспорта газа в России, а также трансформацию самого «Газпрома». Как известно, «НОВАТЭК» уже нарушил экспортную монополию «Газпрома» на поставки СПГ в Европу в 2010 году. «Роснефть», превратившись в одного из крупнейших производителей газа, также стремится составить конкуренцию российской монополии, подписав соглашения о поставке газа с немецкой E.ON и финской Fortum.117 Однако структурные реформы могут начаться лишь по инициативе высшего руководства страны, и, по всей видимости, они в ближайшем времени начнутся. Как передает аналитическое издание «Коммерсант Власть», в высших эшелонах российской власти началась дискуссия о разделе «Газпрома» на две компании: транспортную и добывающую.118На настоящий момент данная дискуссия носит неформальный характер, а потому никаких пока соответствующих документов принято не было и, по заявлению пресс-секретаря президента В. Путина, в данный момент обсуждается лишь «возможная стратегия России на газовом рынке ЕС».119 Суть данной стратегии заключается в создании двух независимых юридических лиц, одно из которых занималось бы разведкой и добычей природных ресурсов, а другое – их транспортировкой. Следует подчеркнуть, что окончательное решение еще не принято, однако, наличие самой дискуссии свидетельствует о том, что российское руководство всерьез озаботилось изменениями на европейском рынке и потерей позиций на нем «Газпрома» и планирует принимать решительные меры. Если раздел «Газпрома» произойдет, то это значительно облегчит энергодиалог России и Евросоюза, поскольку в этом случае российскую сторону сложно будет упрекнуть в стремлении одной компании единолично доминировать на европейском рынке. В настоящее время в России появилось достаточное количество независимых производителей газа, готовых также осуществлять поставки в Евросоюз при наличии на то соответствующего законодательного разрешения. Поэтому, если российским руководством будет в будущем взята на вооружение стратегия адаптации, это, с достаточно большой долей вероятности, снимет ряд разногласий, существующих между Россией и Евросоюзом в области поставок газа, и поспособствует если не усилению, то, по крайней мере, удержанию уже имеющейся доли России на европейском газовом рынке.

Это приводит еще раз нас к выводу о неизбежности изменения парадигмы взаимоотношений России и Евросоюза в области поставок газа. По-прежнему оставаясь друг для друга важнейшими партнерами в энергетической сфере, их отношения претерпевают ряд изменений и имеют возможность перейти со временем в качественно новое состояние. Европейские партнеры требуют прозрачности в функционировании энергетических компаний, честных правил игры, конкуренции, ясных и четких принципов ценообразования и справедливых цен, и поскольку ситуация сложилась так, что у них на настоящий момент в силу объективных причин существует больше пространства для маневра, то их поставщики вынуждены в определенной степени подчинятся этим правилам. Это касается даже самого главного поставщика Евросоюза – России, которая стала идти на ценовые уступки своим клиентам, осознав всю неизбежность сложившейся ситуации. Времена, когда поставщик имел возможность диктовать свои условия, уходят в прошлое, и взамен этого наступает другая эпоха, в которой покупатель имеет большое количество поставщиков и имеет возможность выбирать наиболее приемлемый для него вариант. Европейский рынок газа становится все более конкурентным, что заставляет поставщиков бороться друг с другом за него, а потому пересмотр экспортных контрактов может в итоге явиться лишь первым шагом в изменении энергетической стратегии России в отношении Европейского союза, поскольку в будущем могут последовать еще более радикальные решения, нацеленные на создание более выгодных условий для европейских потребителей.

Однако, несмотря на меняющуюся внешнюю и внутреннюю среду взаимодействия России и Евросоюза в области поставок газа, было бы слишком рискованным утверждать о том, что Европа в перспективе полностью откажется от поставок российского газа. В интересы ЕС входит скорее не вытеснение России с его энергетического рынка, а лишь уменьшение зависимости от ее поставок для повышения энергической безопасности посредством диверсификации поставщиков, развитии альтернативной энергетики и энергоэффективности. Несмотря на выдвигаемые каждой стороной взаимные претензии друг к другу, в целом и Россия и Евросоюз осознают обоюдную зависимость друг от друга и важность сохранения двустороннего диалога. Более того, не следует забывать, что отношения между сторонами в энергетической сфере сильно политизировались в последнее время, а потому многие действия носят часто лишь символический, демонстративный характер, которые подхватываются и раздуваются средствами массовой информации. В действительности же Россия обладает самыми большими запасами природного газа в мире и является исторически естественным его поставщиком в Европу в силу своей графической близости, а потому большая часть ее экспортной инфраструктуры ориентирована на поставки в европейском направлении. Поэтому в силу объективных причин высока степень вероятности того, что в краткосрочном и среднесрочном периоде Россия будет продолжать оставаться одним из главных поставщиков в Евросоюз и быть гарантом его энергетической безопасности.


1   2   3   4   5   6   7