страница4/7
Дата27.09.2018
Размер0.7 Mb.

Развитие отношений между Россией и Евросоюзом в области поставок газа в ХХI веке


1   2   3   4   5   6   7

2.4 Политические аспекты сотрудничества России и Евросоюза в сфере поставок газа


Анализируя отношения России и ЕС в области поставок газа, следует учитывать, что они помимо их основной экономической составляющей имеют также и политическое измерение. Это обусловлено тем, что с одной стороны, «Газпром» является преимущественно государственной компанией, что означает, что российское руководство имеет непосредственные рычаги влияния на него и использует их для обеспечения своих политических целей. С другой стороны, несмотря на то, что европейский газовый рынок является конкурентной средой, Европейская Комиссия, будучи исполнительным органом власти, может также вмешиваться в его функционирование и устанавливать новые правила. В частности, антимонопольное расследование «Газпрома» и принятие Евросоюзом «третьего энергопакета», о которых подробно рассказывалось в предыдущих подразделах, имеют также во многом и политическую подоплеку, поскольку главой их целью является ослабление «Газпрома», от которого страны-члены ЕС находятся в большой зависимости. Поэтому, несмотря на официальные заявления Еврокомиссии о том, что антимонопольное расследование не имеет никакого отношения к России и касается исключительно «Газпрома», в сознании европейцев «Газпром» - это и есть олицетворение российской власти. Европейский союз крайне обеспокоен слишком сильной энергетической зависимостью от России и опасается, что она может послужить основой для «газового шантажа» со стороны России. В кругах европейских экспертов существуют опасения относительно того, что российское руководство, имея в своем распоряжении огромные запасы природного газа, может дозировать его поставки в европейском направлении и использовать данную возможность в качестве политического рычага влияния на ЕС и таким образом ставить под угрозу энергетическую безопасность и стабильное развитие Европы.83Как любит писать европейская пресса: «Газовые краны сегодня могут быть тем же, чем были для Варшавы и Будапешта танки с красными звездами»,84 недвусмысленно намекая на опыт советского прошлого.

В ходе антимонопольного расследования Европейская Комиссия запросила у «Газпрома» содержание его экспортных контрактов с европейским странами, однако, 11 сентября 2011 года В. Путин в ответ на действия Евросоюза подписал указ «О мерах по защите интересов Российской Федерации при осуществлении российскими юридическими лицами внешнеэкономической деятельности». Согласно данному указу все стратегические предприятия (в первую очередь, «Газпром») не имеют права раскрывать информацию о своей деятельности третьим странам, а также вносить изменения в ранее подписанные контракты без согласия на то Правительства РФ.85 Таким образом, данный указ был призван перевести вопросы антимонопольного расследования в сферу влияния российского руководства, «а сам процесс перевести в политический формат, фактически предоставив «Газпрому» политический суверенитет».86В свою очередь, в ответ на действия со стороны российского руководства Еврокомиссия спустя месяц после подписания В. Путиным указа обязала все страны-члены ЕС представить не позднее марта 2012 года все межправительственные соглашения в сфере энергетики (в первую очередь, по нефти и газу).87 Таким образом доступ к контрактам «Газпрома» все же был Еврокомиссией получен, а политическая конфронтация между Россией и ЕС усилилась.

К росту политизированности отношений между Россией и Евросоюзом в сфере энергетики приводит также и усиливающаяся борьба за выборы маршрута транспортировки углеводородного сырья в европейском направлении. К примеру, когда Европейский союз объявил о строительстве газопровода «Набукко», который является прямым конкурентом «Южному потоку», поскольку должен поставлять газ из Центральной Азии и Каспийского региона в Европу в обход России, то, разумеется, проект встретил всяческое сопротивление со стороны России, которая немедленно вступила в переговоры с Азербайджаном и Туркменистаном – потенциальными поставщиками для «Набукко» – по увеличению закупок газа. Причем ряд экспертов отмечают тот факт, что с экономической точки зрения данное предложение России не является выгодным, поскольку ей придется покупать газ себе в убыток на фоне падения спроса на российский газ в Европе, а потому действия России носят в данном случае сугубо политический характер. И в настоящее время газопровод «Набукко» не имеет гарантированных источников для заполнения, а потому в итоге его протяженность была сокращена вдвое, а проектная мощность уменьшена с 26-32 млрд. куб. газа в год до 10 млрд. куб. м. Начинаться будет газопровод теперь уже от турецко-болгарской границы и поставлять лишь азербайджанский газ в Австрию, став промежуточным звеном в системе «Южного коридора», а не самостоятельным маршрутом.

Строительство «Южного потока», одного из главных инфраструктурных проектов «Газпрома», также не проходит без политической ангажированности. В частности, проблемы возникли с новым временным правительством Болгарии, которое в отличие от прежнего руководства страны, отказалось давать согласие на строительство газопровода на своей территории, при том, что болгарский участок является ключевым для проекта, поскольку именно с него начинается сухопутная часть газопровода. Премьер-министр Болгарии заявил в апреле 2013 года о том, что страна участвует в проекте на невыгодных условиях, которые должны быть пересмотрены.88Таким образом, строительство трубопровода в очередной раз задерживается на неопределенный период. Прежнее руководство Болгарии также долгое время не желало становиться участником проекта, требуя в обмен на свое согласие от «Газпрома», скидку на газ, которую в итоге оно и получило в размере 22 %.89 Высока вероятность того, что и в настоящее время власти Болгарии также ищут возможность повлиять на «Газпром» и добиться очередных льгот с его стороны, в условиях роста внутренних цен на электроэнергию и связанных с ними массовых протестов болгарских граждан.

Достаточно противоречивым проектом является также планируемый газопровод «Ямал-Европа 2», о возможном строительстве которого заявил президент В. Путин в апреле 2013 года на встрече с председателем правления «Газпрома» А. Миллером90. Данный газопровод должен поставлять газ через Белоруссию в Польшу, Словакию и Венгрию. По словам президента, данный газопровод поможет повысить «надежность газоснабжения» в вышеперечисленные страны и сможет быть введен в эксплуатацию после окончания работ по «Южному потоку», то есть к 2018-2019 гг.91 Поскольку газотранспортная система Белоруссии находится в собственности «Газпрома» с 2011 года, данный факт позволяет говорить о том, что надежность поставок в выбранном направлении действительно высокая, так как это, по словам Миллера, «фактически безтранзитный вариант»92. Однако у экспертов появляются сомнения относительно экономической целесообразности строительства данного газопровода, поскольку значительного роста спроса на газ в Евросоюзе не предвидится в ближайшем будущем. Возможно, строительство данного газопровода будет использоваться российским руководством в качестве рычага давления на Украину, и таким образом его экономическая значимость теряется. Объемы транзита газа через Украину с каждым годом уменьшаются, и по итогам 2012 года общее снижение составило 20%.93 Это происходит в русле обещаний «Газпрома» существенно снизить транзит через Украину в ближайшие годы, что в итоге скажется на бюджетных поступлениях страны, значительная часть которых поступала из уплаты транзитных пошлин. Таким образом российское руководство пытается склонить Украину к продаже ее газотранспортной системы «Газпрому», от чего она на протяжении многих лет отказывается.

Более того, данный проект уже успел вызвать политический скандал в Польше, связанный с тем, что министр Госказначейста М. Будзановский не проинформировал польское правительство о подписании меморандума между «Газпромом» и его польской дочкой, компанией «Europolgaz», о строительстве данного газопровода. В связи с этим инцидентом министр был отправлен в отставку. Что касается официальной позиции Польши касательно проекта Ямал-Европа 2, то ее выразил польский премьер Д. Туск, заявив, что «Польше не нужно топливо, которое используется для решения политических целей, и она не будет участвовать в любых попытках изолировать Украину от транспортировки газа через обходной трубопровод».94 Тем не менее, данная категоричность вовсе не означает, что трубопровод не будет построен, поскольку «Газпрому» не раз удавалось договариваться со своими партнерами, предлагая им взамен какие-либо выгоды.

Вышеописанные трубопроводные проекты наглядно демонстрируют тесное переплетение экономики и политики при выборе маршрутов транспортировки природного газа в Евросоюз, поскольку каждая сторона стремится обеспечить свои интересы, используя для этого разнообразные рычаги влияния.

1   2   3   4   5   6   7