страница1/3
Дата03.06.2018
Размер0.58 Mb.
ТипРеферат

Проблемы и перспективы взаимодействия Европейского Союза и России по урегулированию локальных кризисов


  1   2   3


Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования
"Национальный исследовательский университет
"Высшая школа экономики"

Факультет мировой экономики и мировой политики

Кафедра мировой политики

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему Проблемы и перспективы взаимодействия России и Европейского союза по урегулированию локальных кризисов

Студентка группы № М26ЕИ

Карпова Александра Валерьевна


Научный руководитель

Суслов Дмитрий Вячеславович


Москва, 2014 г.


Содержание



Войтоловский Ф.Г., А. В. Кузнецов Урегулирование «замороженных» конфликтов на территории СНГ: дипломатия ЕС до и после 2008 года {Электронный ресурс]. - URL: http://economuch.com/mirovoe-razvitie lektsii/uregulirovanie-zamorojennyih-konfliktov-12083.html 38

Пресс-конференция по окончании встречи с Президентом Франции Николя Саркози, 8 сентября 2008 года [Электронный ресурс]. – URL: 39

23.Пресс-конференция по окончании встречи с Президентом Франции Николя Саркози, 8 сентября 2008 года [Электронный ресурс]. – URL: 53


Введение
В этой работе будут рассмотрены стратегии взаимодействия Европейского Союза и Российской Федерации по урегулированию локальных кризисов на постсоветском пространстве – грузино-южноосетинский конфликт, грузино-абхазский и приднестровский конфликты. Постсоветское пространство является ключевым регионом внешней политики России, в котором она пытается сохранить и укрепить свое влияние. После распада Советского Союза в регионе появились новые независимые государства, которые столкнулись с ростом национализма и сепаратизма, что провоцировало напряженность и угрозу безопасности для соседних государств, в том числе для России и Европейского Союза. К тому же, бывшие советские республики начали проводить политику сближения с Западом. Европейский Союз, в свою очередь, был заинтересован в их европеизации и включении в сферу своего влияния. Как показывает история локальных кризисов постсоветского пространства, стороны конфликта не могут разрешить их самостоятельно, им требуется поддержка третьих сторон – ЕС и России, которые имеют собственные интересы и стратегии урегулирования «замороженных конфликтов». Это обстоятельство во многом тормозит урегулирование локальных кризисов в СНГ и делает существующий статус-кво выгодным для заинтересованных сторон – ЕС и России. Этим объясняется актуальность данного исследования. Урегулирование перечисленных конфликтов является инструментом реализации политики России и Европейского Союза на постсоветском пространстве.

Необходимо также отметить, что Россия не считает грузино-южноосетинский и грузино-абхазский конфликты «замороженными», после того как признала независимость этих территорий. Карабахский конфликт не рассматривается в данной работе, так как там нет активного взаимодействия по урегулированию между Россией и Европейским Союзом.



Объект исследования – взаимодействие России и Европейского Союза на постсоветском пространстве.

Предмет исследования – взаимодействие России и Европейского Союза по урегулированию грузино-южноосетинского, грузино-абхазского и приднестровского конфликтов.

Цель исследования – выявить и проанализировать существующие проблемы во взаимодействии ЕС и России по урегулированию локальных кризисов и оценить перспективы дальнейшего взаимодействия.

Для достижения цели необходимы следующие задачи:



  • Дать определения используемым терминам (локальный кризис, урегулирование кризиса, «замороженный конфликт» и др.)

  • Описать теоретические подходы, используемые для анализа стратегий взаимодействия России и ЕС

  • Описать политику Российской Федерации в отношении грузино-южноосетинского, грузино-абхазского и приднестровского конфликта

  • Описать политику ЕС в отношении грузино-южноосетинского, грузино-абхазского и приднестровского конфликта

  • Описать роль и место грузино-южноосетинского, грузино-абхазского и приднестровского конфликтов в политике РФ и ЕС на постсоветском пространстве в целом

  • Определить возможные перспективы взаимодействия по урегулированию локальных кризисов

Исследовательский вопрос – в чем причина существующих проблем во взаимодействии России и Европейского Союза по урегулированию локальных кризисов?

Гипотеза

Политика на постсоветском пространстве занимает важное место во внешней политике России и Европейского Союза. Урегулирование локальных кризисов на постсоветском пространстве является инструментом проведения внешней политики этих акторов. Причиной существующих проблем во взаимодействии России и Европейского Союза по урегулированию локальных кризисов является различие в подходах к урегулированию: использование «мягкой силы» со стороны Европейского Союза и реалистской, прагматичной политики России. Выработать совместную стратегию проведения политики в регионе пока не представляется возможным.



Новизна исследования состоит в анализе двух конкурирующих стратегий: стратегии ЕС в рамках теории нормативной силы Европейского Союза и реалистской стратегии России.

В качестве теоретических подходов в работе будут использованы теория «ЕС как нормативная сила (normative power)» и политический реализм. С точки зрения названной теории, стратегия ЕС заключается в переносе своих норм, ценностей и экономических достижений на проблемный регион, таким образом, пытаясь управлять конфликтом. Вступая в противоречие с принципами ЕС и его природой, другие акторы будут стремиться повторять его поведение и брать его за образец. Для сторонников школы политического реализма, в рамках которого мы будем рассматривать стратегию России, важны понятия «национальный интерес» и «национальная сила». Для России вышеназванные регионы представляют интерес, в том числе, как бывшие постсоветские территории, территории, населенные русскоязычным населением, и имеющие важное геополитическое значение. В отличие от ЕС, Россия предпочитает демонстрировать свое влияние в регионе скорее силовыми средствами, а не нормативными и экономическими.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Обзор литературы и источников

Проблема взаимодействия ЕС и России по урегулированию кризисов на постсоветском пространстве стала более подробно рассматриваться исследователями с начала 2000-х годов. До этого периода как такового взаимодействия между акторами не происходило, из-за относительной незаинтересованности Европейского Союза.

Среди российских исследователей изучением отношений Россия - Европейский Союз занимались А. Торкунов, С. Маркедонов, О. Буторина, Ю. Борко и др. подробное освещение темы взаимодействия ЕС и России во внешней политике дается в сборниках научных статей ИМЭМО и МГИМО.

Большая часть исследователей изучает конкретные примеры взаимодействия России и ЕС, на примере того или иного конфликта. Это А. Гольц, Н. Штански, Н. Попеску и др. Значительная часть работ посвящена сравнению и анализу сходства и отличий между кризисом в Косово и локальными кризисами на постсоветском пространстве.

Среди обзорных работ, посвященных динамике и характеру стратегии ЕС на постсоветском пространстве, стоит отметить статью Ф.Г. Войтоловского и А. В. Кузнецова «Урегулирование «замороженных» конфликтов на территории СНГ: дипломатия ЕС до и после 2008 года», описывающую причины увеличения интереса ЕС к региону в целом и основные черты его политики по урегулированию кризисов.

Эволюция внешней политики ЕС представлена в работе Д. Новиковой «Новые инструменты международного кризисного урегулирования: опыт Европейского Союза». Рассматриваются основы формирования и реализации, ресурсная база внешней политики.

Также в ходе работы были изучены заявления официальных лиц: руководства «непризнанных республик», России, Европейского Союза, отдельных стран, официальных представителей внешнеполитических ведомств.

Важную часть в процессе работы заняло изучение источников и документов, касающихся урегулирования локальных кризисов на постсоветском пространстве. Это меморандум Козака по урегулированию приднестровского конфликта, план Медведева-Саркози по урегулированию грузино-южноосетинского конфликта, Стратегия европейской безопасности ЕС, Меморандум о взаимопонимании между Правительством Республики Молдова, Правительством Украины и Европейской Комиссией об организации Миссии по приграничной помощи Молдове и Украине, "Предложения по совместным механизмам предотвращения и реагирования на инциденты, принятые по итогам очередного раунда Женевских переговоров 17-18 февраля 2009 года и т.д.


Глава 1. Теория.

1.1. Европейский Союз как «гражданская сила».

В этой работе стратегия Европейского Союза на постсоветском пространстве будет рассмотрена в рамках теории ЕС как «гражданской силы» (EU as civil power).

С самого появления ЕС выдвигалось множество теорий для объяснения этого феномена. Одна из них - теория ЕС как «гражданской силы», впервые появившаяся в работах французского исследователя Франсуа Дюшена. Понятие «нормативной силы» не является однозначным и вызывает дебаты среди исследователей. Согласно теории Ф. Дюшена, особенность ЕС в том, что он использует экономические и политические средства в большей степени, чем военные.

Йен Мэннерс в статье «Европейский Союз как нормативная держава противоречие в терминах» в 2002 году на основе теории Ф. Дюшена выдвинул идею Normative Power Europe (NPE) - «Европы как нормативной силы»1 как основу для анализа роли ЕС в мире. Эта теория вызывает несколько вопросов: где пределы нормативной силы? Как неевропейские акторы приобретают и воспринимают европейские нормы? Как на эту теорию повлияли события 11 сентября 2011? Очевидно, что теория не всегда совпадает с реальными действиями ЕС, и бывают ситуации, когда он находится в ситуации, в которой политические и экономические цели преобладают над нормативными.

Датский исследователь Й. Мэннерс описывал ЕС как нормативную силу, так как ЕС выступает за экономическую и социальную солидарность и устойчивый мир. Он переформулировал теорию Ф. Дюшена и считал, что нормативная сила ЕС основана на том, что национализм это ошибочная идеология, а ЕС, по сути своей, – уникальная организация, отвергающая старые и предусматривающая новые принципы управления.

По мнению Й. Мэннерса, ЕС в своей политике продвигает девять нормативных принципов: устойчивый мир, свободу, демократию, права человека, верховенство права, равенство, социальную солидарность, устойчивое развитие и хорошее управление. Следствиями этих принципов являются стремления к предотвращению конфликтов, пропорциональному представительству, политическому участию и т.д. Нормы ЕС пропагандируются в мире посредством убеждения в их привлекательности в большей степени, чем силовыми методами. Существует шесть способов распространения норм ЕС: заражение, информационная диффузия, процедурная диффузия, перенос, открытая диффузия и культурные фильтры. Два основных способа диффузии это заражение и перенос. Заражение это процесс, при котором распространение норм происходит благодаря неумышленному распространению идей от ЕС к другому актору. В рамках рассматриваемой теории считается, что когда другие акторы вступают в противоречие с принципами ЕС и его природой, они будут стремиться повторять его поведение и брать его за образец. Примеры заражения это создание региональных организаций по типу ЕС – Меркосур, АСЕАН. Перенос это не такой спонтанный процесс, он более выстроен. Перенос происходит, когда ЕС обменивается с третьей стороной товарами, торговлей, технической помощью. Перенос можно связать с концепцией «мягкой силы» Дж. Ная: «возможность получить то, что вы хотите посредством собственной привлекательности в большей степени, чем давления или финансовой поддержки. Мягкая сила основана на привлекательности культуры, политической системы, идей страны»2.
Для понимания идеи «нормативной силы» надо определить понятия «сила» и «нормы». Заки Лаиди определяет нормы как «стандарты, направленные на определение поведения акторов, разделяющих общие принципы и запрета на определенное поведение»3. Джозеф Най определяет силу как «возможность влиять на поведение других, что бы получить то, что хочешь»4. Из этих определений видно, что и сила, и нормы направлены на оказание влияния на других акторов.

В работах Ф. Дюшена ЕС представлен как уникальный актор, возникший в разгар Холодной войны и уже поэтому, отличающийся от других, кроме того, это третья сила, помимо СССР и США, и новый вид силы в международных отношениях в принципе. ЕС можно рассматривать как новую модель государства, а гражданская сила, в свою очередь, имеет три ключевых характеристики: 1) уделяет большое значение использованию наднациональных институтов, 2) предпочитает дипломатическое взаимодействие для урегулирования политических вопросов, 3) признает важность экономической силы и кооперации для достижения национальных целей.

После выхода статьи Й. Мэннерса новая теория получила широкий отклик, вызвала дискуссии по поводу ограничений новой теории и обоснованности выделения норм как ведущей силы в политике ЕС. Этому посвящены работы С. Ставридиса, М. Мерлингена, К. Бикертона, X. Сьюрсена, К. Смита. К. Сьюрсен и К. Смит считают, что «гражданская сила» уменьшается с ростом военной мощи. С. Ставридис, наоборот, считает, что рост военной мощи способствует увеличению «гражданской силы». Б. Бикертон занимался изучением легитимности ЕС как «гражданской силы». М. Мерлинген считает, что теорию ЕС как «гражданской силы» можно применять и на микро -, и на макроуровне.

Развитие теория получила в работах таких исследователей, как Т. Диц, А. Винер, З. Лаиди,Я. Орби и др.

Т. Диц в основном разрабатывал исторические перспективы ЕС как нормативной державы. А. Винер и К. Фирк занимались анализом специфики интересов ЕС как нормативной державы. С. Шайперс, Ф. Биччи, Р. Балфур, С. Папебиапко применяли новый подход в изучении политики ЕС в региональном срезе.

Критика теории «Европейский Союз как нормативная сила»

Хэдли Булл считает, что сам термин «гражданская сила» в отношении Европейского Союза является оксюмороном5. Сложно сочетать силу в принятом военном понимании и ценности демократического общества, продвигаемые Европейским Союзом. ЕС, по его мнению, не хватает самодостаточности и развитых военных возможностей. Фактически, источником влияния ЕС является его декларативная политика, отсутствие инструментов давления и выраженное преобладание политики «мягкой силы».

1.2. Политический реализм

Стратегия России на постсоветском пространстве будет рассмотрена в рамках теории политического реализма.

Основателем теории политического реализма является Г. Моргентау.

Теория была разработана в 1948 году под влиянием событий 1940-1950 годов: ликвидации Лиги Наций, Второй Мировой войны, начала «холодной войны».

Согласно Г. Моргентау, международные отношения это «непрерывное усилие, направленное на сохранение и увеличение мощи своей собственной нации и ослабление мощи других наций»6.

Эта теория полезна в изучении взаимодействия по урегулированию локальных кризисов тем, что она рассматривает международные отношения как борьбу за власть, обоснование превосходства и силы в мире. Таким образом, и ЕС, и Россия с точки зрения этой теории борются в Южной Осетии, Приднестровье и Абхазии за свое преимущество и влияние в регионе, и при этом их национальные интересы не совпадают. Приверженцами школы политического реализма были Ганс Моргентау, Раймон Арон, Дж. Кеннан, Рейнхольд Нибур, Николас Спайкман, Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер.

Так же для сторонников школы политического реализма важны понятия «национальный интерес» и «национальная сила». Для России вышеназванные регионы представляют интерес, в том числе, как бывшие постсоветские территории, территории, населенные русскоязычным населением и имеющие важное геополитическое значение.

В центре политического реализма – национальные государства, взаимодействующие друг с другом в состоянии анархии, то есть отсутствия единой системы и центра. Безопасность в международных отношениях обеспечивается с помощью баланса сил.

Роберт Кохейн выделил так называемую «триаду»: 1) национальные государства – самые важные акторы в международных отношениях, 2) основной принцип политики – стремление к власти. Государства обладают неравными ресурсами, поэтому необходимо постоянное увеличение силы, для проведения собственной политики и защиты национальных интересов, 3) Национальные государства принимают во внимание альтернативные сценарии международных отношений для максимизации собственной выгоды.

Международную политику в представлении реалистов часто сравнивают с бильярдной доской и шарами на ней: неважно, какое именно это государство, важно, что оно выступает именно как государство, и взаимодействует время от времени с другими, и они сталкиваются как бильярдные шары7. К национальным государствам не применяются принципы морали и этики. Эффективность международного права и международных институтов ставится под сомнение.

Один из политических реалистов, Раймон Арон, считал, что государство может рассчитывать только на свои силы, так как нет уникального центра по принуждению и урегулированию кризисов, поэтому конфликты неизбежны8. Сейчас значение военной силы в международных отношениях уменьшилось, но все равно остается важным фактором.

В основе международной политике, согласно Г. Моргентау, - принципы политического поведения, которые основаны на человеческой природе. На протяжении истории сосуществовали две точки зрения относительно общества и политики – идеализм и реализм. Идеалисты верят в моральную основу политики, добродетель и усовершенствование мира посредство реформ. Реалисты придерживаются идеи несовершенности мира. Из-за несовершенной человеческой природы происходят конфликты интересов, значит, для поддержания миропорядка необходим баланс интересов и система сдержек и противовесов.



Шесть принципов политического реализма Г. Моргентау:

1. Вероятностный характер политической деятельности в международных отношениях. Г. Моргентау считал усовершенствование мира одним из видов риска.

2. Национальные интересы как основа внешней политики государства. Интересы понимаются как сила и могущество государства.

3. Объектом исследования в теории политического реализма являются реальные действия государств, а не их мотивы и желания. То есть, политический реализм не рассматривает психологические мотивы политических деятелей. Во внимание принимаются только их интеллект, воля и действия. Как показывает история, мотивы и намерения политиков зачастую не совпадают с реальными действиями. Внешняя политика должна быть объективной, рациональной, должна стремиться к максимизации прибыли и минимизации риска.

4.Национальные интересы зависят от исторического периода, политического и культурного контекста и поэтому изменяются.

5.Основа моральной внешней политики это принципы политического благоразумия и этики. Существование других сфер жизни признается, но их нужно изучать с точки зрения политики.

6. Международные отношения заключаются в борьбе за власть и влияние в мире. В структуре международных отношений есть несколько нюансов::

1. Государства взаимодействуют не только в политике, но и в экономике, культуре и т.д.

2. Степень участия того или иного государства в международной политики не всегда одинакова, и может меняться в зависимости от внутренних и внешних факторов.

Власть Г. Моргентау определяет как «различные формы контроля субъекта власти над действиями и идеями объектов власти…Политическая власть это взаимные отношения контроля и подчинения между теми, кто обладает политическим авторитетом, и остальной частью общества»9. Также Г. Моргентау различает военную и политическую власть: военная власть это переход от угрозы насилия в реальное насилие. «Политическая цель войны это влияние на сознание противника, подчинение умов и сердец побежденных воле победителя»10.

Далее Г. Моргентау выделяет три вида международных отношений, возникающих на базе борьбы за власть11:


  • Политика статус-кво. Государства хотят сохранять существующие позиции.

  • Политика, направленная на накопление власти. Государства хотят увеличить свое влияние и изменить баланс сил. Г. Моргентау выделяет несколько видов империалистической политики: военный, экономический, культурный. Очень велика роль культурного империализма, который проявляется в установлении контроля за умами и сознанием, и служит основой для реализации военной и экономической империалистической политики. «Техника культурного империализма с наибольшим успехом использовалась тоталитаристами и стала эффективным политическим оружием посредством создания пятых колонн»12.

  • Политика демонстрации силы. Направлена на увеличение престижа и улучшение репутации государства.

1.3. Определение основных понятий, используемых в работе. Локальный кризис. «Замороженный конфликт». Кризисное урегулирование.


Локальный кризис

Локальный кризис охватывает определенный регион или территорию государства13. Он возникает на основе различных, сложно решаемых противоречий (исторических, этнических, конфессиональных, территориальных и т.д.). Локальный кризис обычно начинается внезапно и ведется небольшим количеством сил. Политические цели локального конфликта ограничены, не выходят за пределы региона или территории. Если локальный кризис не удается урегулировать, он может трансформироваться в локальную войну.
«Замороженный конфликт»

Анцупов А.Я., Шипилов А.И. дают следующее определение замораживанию конфликта: это «один из консервативных методов управления конфликтом, который заключается в обеспечении прекращения конфликтных действий участников без каких-либо уступок с обеих сторон. Замораживание конфликта может предприниматься для обсуждения вариантов его продуктивного разрешения или же в случае, если оппонирующие стороны сталкиваются с внешней угрозой и вынуждены превратиться из противников во временных союзников, не отказываясь при этом, от своих притязаний друг к другу»14.

Понятие «замороженный конфликт»» довольно неоднозначно, так как конфликт это социальное явление, обладающее динамикой, он не может быть остановлен, «заморожен». Буквальное понимание этого термина создает впечатление, что конфликт может быть урегулирован сам собой, без активного вмешательства заинтересованных сторон. В реальности же в любой момент может произойти эскалация конфликта, как например, в Южной Осетии в 2008 году. С этой точки зрения, уместнее использовать понятия «отложенный конфликт», «затянувшийся конфликт», «неразрешенный конфликт»15.

Подобные конфликты имеют несколько особенностей. Во-первых, они комплексные, то есть имеют сложности в урегулировании. Зачастую стороны конфликта неохотно вступают в переговорный процесс. Во-вторых, стороны таких конфликтов имеют заинтересованных партнеров, которые преследуют собственные цели в процессе урегулирования, в качестве примеров на постсоветском пространстве, это Россия, Европейский Союз, США. К тому же, заинтересованные государства могут углублять контакты с непризнанными территориями и тем самым способствовать затягиванию конфликта, как например, поддержка Россией Приднестровской Молдавской Республики, Южной Осетии и Абхазии. В-третьих, «замораживание» конфликта часто выгодно правительству непризнанной территории, оно может получить различную выгоду в период конфликта.

«Замороженные» конфликты имеют ряд последствий: подрыв стабильности и демократии в государстве-метрополии, экономический упадок, необходимость перераспределения средств, вызов безопасности в регионе.

«Замороженные» конфликты трудно поддаются урегулированию, так как в их течение вмешиваются все новые и новые факторы, например, военное вмешательство одной из сторон; усугубляются уже имеюшиеся противоречия, например, ухудшение экономической ситуации, стремление вернуть прошлое.

Изменение статуса-кво в Приднстровье, Абхазии и Южной Осетии было следствием «оранжевой революции» на Украине, усилением стремления Украины и Грузии быть фокусе внешней политике стран Запада. Это стало причиной ухудшения отношений России с Украиной и Грузией, и Западом и активизацией ее политики на территориях локальных конфликтов. Западные страны также обратили внимание на ситуацию в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии.

Другим стимулом для активизации взаимодействия России и ЕС стал вопрос о признании независимости Косова. Запад считал случай Косова уникальным и не являющимся примером урегулирования остальных подобных конфликтов. Россия же, считала Косовский конфликт моделью для разрешения конфликтов на постсоветском пространстве и прецедентом для получения независимости Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем.

На волне этих дискуссий в январе 1992 года в Южной Осетии прошел референдум о независимости и было заявлено о геноциде осетинского народа грузинами, по аналогии с геноцидом албанцев в Косово при С. Милошевиче16. Аналогичный референдум был проведен и в Приднестровье в 2006 году17.

Власти Приднестровья и Южной Осетии, своей стороны, выражали желание стать частью России, а российская политика косвенно поддерживает их желание. ЕС, наоборот, поддерживает официальные правительства Грузии и Молдавии в их стремлении сохранить единство государства и не допустить выхода территорий из своего состава, и не признает результаты референдумов.

До событий 2008 года в Южной Осетии и Абхазии, среди российского руководства преобладало стремление сохранить локальные конфликты в «замороженном» состоянии и не менять статус непризнанных территорий, по крайней мере, Россия и правительства непризнанных территорий не рассматривали вариант внешнего управления территориями. Западные страны тоже не принимали активного участия в разрешении конфликтов.

Сейчас Россия поменяла так называемый «пакетный», универсальный подход к конфликтам постсоветского пространства. Теперь Россия придерживается индивидуального подхода к каждому конфликту: грузинские (Абхазия, Южная Осетия) рассматриваются как связанные с недопущением интеграции Грузии в НАТО и сдерживанием влияния США в регионе, молдавский (Приднестровье) должен быть урегулирован по-другому. Например, по плану России, называемому «Козак-2»: объединение Молдавии под контролем России в рамках конфедерации. В таком случае Россия будет наблюдать за развитием ситуации в Молдавии и не допустит усиления роли США и НАТО.

Ситуация в Грузии имеет непосредственное значение для обеспечения безопасности южных границ России – ухудшение ситуации в Южной Осетии и Абхазии может спровоцировать эскалацию осетино-ингушского конфликта, недовольство политикой России в Северной Осетии и Адыгее. Поэтому Россия ведет двойную политику: недопущения эскалации конфликта, который может стать угрозой национальной безопасности и собственно усилий по урегулированию грузино-абхазского и южноосетинского конфликтов и сохранения влияния на Южном Кавказе. После признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, Россия получила новые возможности для сотрудничества с этими республиками: возможность создания правовой базы, подписание договоров о военной помощи и размещении миротворческих контингентов, фактически являющихся военными базами России.

Сейчас, после признания Россией и несколькими государствами независимости Абхазии и Южной Осетии и негативным восприятием этого события на Западе, «замороженным» конфликтом из рассматриваемых остается приднестровский конфликт. Но в связи с событиями на Украине ситуация и стратегии сторон могут измениться в короткое время.
Кризисное урегулирование

Подходы к кризисному урегулированию отличаются в зависимости от региона и конфликта.

Значительная роль в выработке подходов и принципов кризисного урегулирования принадлежит ООН. Затем кризисное урегулирование стало частью деятельностью других международных организаций, таких как НАТО, ОБСЕ, отдельных стран, США, Европейского Союза. Подходы кризисного урегулирования отличаются в зависимости от региона и конфликта. Следует отметить, что со временем подходы и принципы менялись. В период "холодной войны" миссии ООН в основном развертывались с целью прекращения огня и с согласия конфликтующих сторон. Такие миссии были успешны. Позднее такие миссии стали смешиваться с миссиями по присуждению к миру, это стало очевидно после доклада генерального секретаря ООН Б. Бутроса-Гали «Повестка дня для мира: превентивная дипломатия, установление и поддержание мира» (июнь 1992 г.)18.В нем говорилось. что для создания миротворческой миссии не нужно согласие всех сторон, таким образом легитимизировалось вмешательство других стран под предлогом борьбы с гуманитарной интервенцией. Таким образом, можно выделить два поколения миротворчества: первое, где операции по прекращению огня и по принуждению к миру четко разграничивались и требовали согласия всех сторон, и второе, где такие операции носят смешанный характер и не требуют согласия всех сторон на ее проведение. Все чаще вместо термина «миротворчество» (peacekeeping), используется понятие «миростроительство» (peacebuilding).
Полностью урегулировать локальные кризисы на постсоветском пространстве пока не удается, но благодаря усилиям миротворческих миссий стало возможным снизить уровень жертв и применения оружия во время эскалации конфликтов.

  1   2   3

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Проблемы и перспективы взаимодействия Европейского Союза и России по урегулированию локальных кризисов