страница2/5
Дата27.08.2019
Размер430 Kb.
ТипДоклад

Перспективы российской экономики и особенности развития структурных кризисов


1   2   3   4   5

Введение


Ожидание скорого экономического роста в России стало практически всеобъемлющим. Никто не сомневается, что российская экономика начнет расти уже с 2017 года. Неоднократные заявления о прохождении российской экономикой «дна» в 2015-2016 годах остались в прошлом. Будет рост – уверены российские и международные организации. А будет ли экономический рост?

Прежде всего, необходимо напомнить, что и в 2015 году, и в 2016 году также первоначально прогнозировался экономический рост. Самый важный российский экономический прогноз на очередной год - это прогноз, с которым принимается федеральный бюджет на очередной год. Следует напомнить, что на 2015 год такой прогноз Минэкономразвития России по приросту ВВП составлял 1,2% (по факту получилось минус 3,7%). На 2016 год ожидания по приросту ВВП составляли 0,7%, по факту будет опять же минус (0,2-1,2% - оценки разнятся).

Полярное несоответствие прогнозных и фактических данных в 2015-2016 годах заставляет более внимательно проанализировать аргументацию экономического роста в России, начиная в этот раз с 2017 года. Важным представляется сопоставление выдвигаемых причин экономического роста, как со стороны российских, так и со стороны международных организаций.

Особое внимание следует обратить на то, соотносятся ли называемые причины будущего экономического роста с природой, спецификой современного экономического кризиса в России.

В случае признания неубедительными доводов в пользу скорого экономического роста было бы правильным изучить, как развивались экономические кризисы структурного характера в других странах, какова была их траектория и продолжительность. Это позволит более обоснованно судить о возможной продолжительности нынешнего экономического кризиса в России.

Данная работа является логическим продолжением исследования Института стратегического анализа ФБК 2015 года «Сколько продлится кризис». Результатом предыдущего исследования стало обоснование структурного характера экономического кризиса в России, формально начавшегося в 2015 году. Также был сделан вывод о продолжительном характере текущего экономического кризиса.


  1. Прогнозы российских и международных организаций по динамике ВВП в 2017 гг.: причины экономического роста в России.


Сравнительный анализ прогнозных показателей по динамике ВВП важен не только потому, что всегда интересно сопоставить прогнозируемое с действительным: если прогноз однозначно свидетельствует о смене тенденции, то особый интерес представляет объяснение причин.

Все рассмотренные организации, за исключением ФБК, прогнозируют экономический рост в 2017 г.: ВВП вырастет от 0,5% (ОЭСР) до 1,5% (Всемирный банк, Moody’s). Оценка ФБК: ВВП снизится на 1% (Табл. ).

Табл. Российские и международные прогнозы динамики ВВП России.

Организация, месяц разработки прогноза (2016 г.)

Рост ВВП, %

2016

2017

Всемирный банк (ноябрь)

98,8

101,5

ОЭСР (июнь)

98,3

100,5

МВФ (октябрь)

98,8

101,1

Standard&Poor’s (сентябрь)

99

101,4

Moody’s (сентябрь)

99

101,5

Минэкономразвития (май)

99,8

100,8

Банк России (сентябрь)

99,3-99,7

100,5-101,0

ФБК (сентябрь)

99,2

99

Источники: Минэкономразвития, Банк России, ОЭСР, Всемирный банк, МВФ, Standard&PoorsТАСС (данные Moody’s).

Таким образом, после двух лет экономического спада (2015-2016 г.) почти всеми организациями прогнозируется смена тренда экономического развития. Это требует серьёзного обоснования. Если меняется тенденция, значит, должны быть весомые причины. Анализ данных причин представляет особый интерес, потому что его результат позволит оценить обоснованность прогнозов о позитивном изменении экономической динамики.


Всемирный банк


Всемирный банк выпустил за 2016 год два прогнозных документа по экономике России: в апреле - доклад №35 «Долгий путь к восстановлению экономики» 1, и в октябре – доклад №36 «Российская экономика: постепенное медленное движение вперед»2. Также Всемирный банк касался прогноза экономических показателей России на 2016-2017 год в своем июньском докладе 2016 года «Перспективы мировой экономики: различия и риски»3.

Все три прогноза констатируют возможность экономического роста в России не ранее 2017 года и с весьма скромными темпами. В течение 2016 года такой взгляд экономистов Всемирного банка только укрепился, и оценки темпов прироста российской экономики незначительно выросли сначала от 1,1% до 1,4% (с апреля по июнь), а затем и до 1,5%(октябрь 2016 года). Улучшение прогноза объясняется некоторым улучшением внешнеторговых условий. Прогноз именно роста экономики в 2017 году основан на ожидании дальнейшего роста цен на нефть и стабилизации нефтяного рынка в совокупности с положительным воздействием данного факта на потребительский спрос внутри страны. Основным двигателем роста экономики представляется внутренний потребительский спрос, укреплению которого также будут способствовать ожидаемые в 2017 году более низкая инфляция, укрепление рубля, улучшение условий кредитования, рост реальных заработных плат. Вторым по значимости фактором роста называется совокупный инвестиционный спрос, который, как ожидается, будет расти ввиду прогнозируемого роста пополнения товарно-материальных запасов. Экономисты Всемирного банка отмечают низкий потенциал среднесрочного роста экономики в России, его жесткую зависимость от уровня цен на нефть. Основным условием долгосрочного роста называется преодоление структурных ограничений и улучшение инвестиционного климата.

Экономисты Всемирного банка выделяют ряд характеристик российской экономики, которые не позволят в ближайшей перспективе России перейти к существенным темпам роста:

ограниченный доступ на международные рынки капитала ввиду продления санкций США и ЕС;

сокращение инвестиций и ограниченный рост экспорта в неэнергетическом секторе экономики оказывают понижательное давление на производительность в нем;

в 2017 году прогнозируется отрицательный вклад чистого экспорта в рост ВВП ввиду существенного роста импорта, так как будут активизироваться потребительский спрос и наращиваться производителями товарно-материальные запасы;

высокие темпы инфляции и усилия по поддержанию уровня обменного курса приводят к ужесточению кредитно-денежной политики, что оказывает понижательное давление на рост экономики;

снижение экспортных доходов, сокращение государственных доходов, истощение резервов и других бюджетных накоплений;

медленный темп диверсификации экономики и незначительные успехи политики импортозамещения из-за ограниченности свободных производственных мощностей.

Специалисты Всемирного банка прогнозируют, что на экономику России продолжит действовать ряд внешних ограничений:

низкие цены на нефть;

низкие цены на другие виды сырья;

торговое эмбарго.

Эти внешние ограничения будут способствовать сокращению ряда видов инвестиций: низкий уровень цен на нефть повлечет сокращение государственных доходов и ограничение госинвестиций; также госинвестиции будут ограничиваться процессом консолидации бюджетов; низкий уровень цен на сырье ограничит рост инвестиций в экспортно-ориентированные отрасли; санкции и геополитическая напряженность снижают доверие к российской экономике, ухудшают условия привлечения финансов, что способствует понижению кредитных рейтингов и ограничивает иностранные инвестиции.

К основным рискам продления рецессии относят:

возникновение новых аспектов геополитических проблем;

снижение цен на нефть;

ухудшение условий внешнего финансирования;

политическое давление;

нарастание напряженности по вопросам внешнего долга.


ОЭСР


К факторам, которые будут способствовать росту ВВП в 2017 г., ОЭСР4 относит:

восстановление внутреннего спроса вследствие укрепления макроэкономической стабильности и снижения инфляции;

рост экспорта и инвестиций, вызванный ростом мировой экономики, конкурентоспособности и улучшением финансовых условий (снижением процентных ставок).

Восстановление внутреннего спроса вследствие укрепления макроэкономической стабильности и снижения инфляции.

Макроэкономической стабильности действительно стало больше, текущие показатели годовой инфляции – ниже. Однако в восстановлении внутреннего спроса ключевым условием является преодоление понижательной динамики реальных располагаемых денежных доходов населения. В январе-октябре 2016 года реальные располагаемые денежные доходы снизились в годовом выражении на 5,3% (в октябре, соответственно, на 5,9%). Когда доходы снижаются, формально низкие показатели инфляции и относительная макроэкономическая стабильность не способны простимулировать активизацию внутреннего спроса. Одним из очевидных доказательств этого являются текущие показатели динамики оборота розничной торговли: снижение в январе-октябре 2016 года составило 5,3% в годовом выражении (в октябре 4,4% соответственно). Учитывая очень низкую базу 2015 года (в октябре 2015 года оборот розничной торговли упал на 11,3% по сравнению с октябрем 2014 года), показатели 2016 года следует признать очень низкими. Поэтому ожидания ОЭСР по очень скорому восстановлению внутреннего спроса в России являются явно завышенными.



Рост экспорта и инвестиций, вызванные ростом мировой экономики, конкурентоспособности и улучшением финансовых условий (снижением процентных ставок).

Первоочередной задачей Банка России является контроль инфляции, и решения об изменении ключевой ставки принимаются исходя именно из этих соображений. Следующее понижение ключевой ставки может произойти не раньше 1-2 квартала 2017 г. Это означает, что фактор снижения ставки не будет существенным для экономического роста как минимум в первом квартале 2017 г.

Рост мировой экономики в 2017 г., действительно, прогнозируется всеми исследовательскими организациями. Что касается роста конкурентоспособности России, то это не такой уж непреложный факт. Действительно, за счёт девальвации рубля российская продукция относительно подешевела. Но на конкурентоспособность товара, помимо ценового фактора, оказывают влияние и другие: ёмкость соответствующего рынка, уровень конкуренции на нём, качество товара, развитость инфраструктуры сбыта продукции и др.

Кроме того, инвестиционный климат является для потенциального инвестора гораздо более важным фактором, чем конкурентоспособность продукции. А его сейчас нельзя охарактеризовать как благоприятный – во-первых, присутствует неопределённость экономической ситуации, во-вторых, растут налоги, в-третьих, играют роль санкции и российские антисанкции.

Поэтому однозначно говорить о росте экспорта и инвестиций нельзя.

МВФ


С начала 2017 года Международный валютный фонд (МВФ) прогнозирует частичное восстановление экономики России, которое, как отмечает фонд, может быть подорвано в случае новых экономических или политических шоков5.

В весеннем докладе по региональной экономике МВФ отмечает начало циклического подъема в странах СНГ6.

В июле 2016 года специалисты МВФ (Эрнесто Рамирес Риго, руководитель миссии МВФ по проведению ежегодных консультаций по Статье IV в России, и Карл Хабермейер, руководитель миссии по подготовке доклада об оценке финансовой стабильности России, который составляется по системно значимым экономикам раз в пять лет) дали интервью на тему «Россия: адаптация к снижению цен на нефть». В этом интервью Рамирес Риго отметил, что «очень трудно пока сказать, началась ли уже стадия восстановления экономики в России». По его мнению, пока в России лишь наметилось оживление отдельных отраслей экономики (сельского хозяйства, химической отрасли и др.), которое в основном связано с падением курса рубля, что повышает конкурентоспособность (снижает цену продажи в долларах) продукции экспортно-ориентированных отраслей. Но это улучшение вряд ли окажется достаточным для активизации экономики в целом без увеличения цен на нефть и притока инвестиций в промышленность.

В июльском докладе по российской экономике7 МВФ прогнозирует рост ВВП РФ в 2017 году, по мере воплощения в жизнь следующих ожиданий: медленного восстановления спроса, улучшения условий внутреннего финансирования, стабилизации цен на нефть.

В октябрьском (2016 года) докладе8 специалисты МВФ укрепляются в своем мнении относительно ожидаемого роста экономики России в 2017 году и увеличивают ожидаемый темп экономического роста на 0,1 п.п. В основе ожидаемого роста они видят стабилизацию российской экономики по мере адаптации к двойному шоку со стороны низких цен на нефть и ввиду экономических санкций, а также по причине смягчения ситуации в финансовом секторе, поскольку банковские резервы были пополнены из государственных фондов. Тем не менее, ожидаемые темпы роста весьма скромны ввиду того, как указывается в докладе, что страна испытывает давние структурные проблемы, а также санкции оказывают понижательное давление на инвестиции и производительность.

Улучшение финансового надзора и регулирования, всевозможный анализ качества активов, финансирование рекапитализации госбанков по мере необходимости, все перечисленное позволит повысить устойчивость финансовой системы, эффективность распределения кредитов и в итоге приведет к более высоким среднесрочным перспективам роста.

Хотя МВФ указывает на медленный характер восстановления спроса, это не меняет главного: одной из причин экономического роста в России, начиная с 2017 года, также видится активизация спроса. Однако соответствующие текущие экономические показатели, как было отмечено выше, пока никоим образом не подтверждают обоснованность таких надежд.

Улучшение условий внутреннего финансирования в России, безусловно, наблюдается. Ключевая ставка снижена в июне 2016 года на 0,5% и в сентябре на 0,5% (до 10%), одновременно высказано намерение Банка России рассмотреть вопрос о снижении ключевой ставки в I-II кварталах 2017 года. Но снижения ключевой ставки происходили и в течение 2015 года, и гораздо более существенные: февраль - с 17% до 15%, март 2015 – до 14%, май 2015 – до 12,5%, июнь – до 11,5%, август - до 11%., что не приводило к росту экономики. К тому же этот фактор ограничен, и ключевая ставка не может уменьшаться бесконечно. Положительное воздействие на инфляционные ожидания и на объемы кредитования он оказывает, но не настолько значимые для экономики в целом, как бы хотелось. Стабилизация банковской сферы также наблюдается, но, что называется, при прочих равных: новые внешние шоки, будь то падение цен на нефть, ужесточение санкций или нарастание геополитической напряженности могут вызвать новую волну отзыва лицензий у слабых банков.

Спорным представляется и тезис о возможном начале циклического подъема. Во-первых, наличие самого цикла для такой молодой рыночной экономики, как российская, является спорным. Во-вторых, российская экономика существенно зависит от мировой цены на нефть и падение цен в несколько раз (в 2012 году стоимость барреля нефти доходила до уровня выше 125 долл. США, тогда как в начале 2016 опускалась ниже 35 долл. США) настолько значительно воздействует на экономику, что может сместить тренд ее динамики вниз без изменения фазы цикла. График (Рис. ) темпов роста ВВП в сопоставимых ценах не отражает такого резкого сокращения экономики в 2015 году, который позволил бы говорить о переходе к новому циклу экономики и ожидать циклического роста ВВП в ближайшем будущем. Сокращение экономики в 2015 году вполне может являться горизонтальным переносом графика вниз – смещением тренда.

Наконец, главное: нынешний экономический кризис в России носит не циклический, а структурный характер (подробнее: аналитический доклад Института стратегического анализа ФБК «Сколько продлится кризис», М., 2015 г.).

Рис. Темпы роста реального ВВП России в 1996-2016 гг., %

Источник: Росстат

Standard&Poor’s


В своём прогнозе Standard&Poor’s исходит из того, что драйверами экономического роста в 2017 г. станут:

умеренный рост цен на нефть;

рост добычи в нефтегазовом секторе;

рост потребления домашних хозяйств.



Умеренный рост цен на нефть (40 долл. США за баррель в 2016 г., 45 долл. США за баррель в 2017 г.).

Следует признать, что причины для роста мировых цен на нефть есть. Одной из важнейших среди них является намерение стран ОПЕК ограничить добычу нефти. Однако если и будет рост цен на нефть, то он будет незначительным, потому что, как показал опыт, договоренность эта вряд ли будет соблюдаться. Кроме того, прирост спроса на нефть и нефтепродукты будет снижаться из-за замедления темпов роста мировой экономики и, в особенности, из-за Китая по тем же причинам. К тому же, велика вероятность повышения в конце 2016 – начале 2017 гг. ставок со стороны ФРС США, что окажет понижательное действие на мировые цены на нефть. Важным фактором будет оставаться Иран с его намерением увеличивать поставки нефти на мировой рынок после снятия с него санкций.

Однако не следует забывать и о том, что экономика России замедлялась в 2012-2014 годах и при высоких ценах на нефть.

Таким образом, рост цен на нефть вряд ли следует рассматривать в качестве надёжного фактора прогнозируемого экономического роста.



Рост добычи в нефтегазовом секторе

Данный довод представляется вполне реалистичным. С начала 2016 г. рост добычи топливно-энергетических полезных ископаемых не прекращался. В абсолютном выражении добыча нефти за январь-октябрь 2016 г. выросла в России на 2,4%, попутного газа – на 6,6%. Тот факт, что добыча природного газа сократилась на 0,9% за указанный период, не повлиял на общий показатель роста. В январе-августе 2016 г. он составил 102,5% к аналогичному периоду предыдущего года. Рост предопределялся ростом инвестиций в основной капитал в добыче топливно-энергетических полезных ископаемых: за 1 полугодие 2016 г. он составил 107,9% по сравнению с 1 полугодием 2015 г. Тем не менее инвестиционные программы большинства частных нефтедобывающих компаний были урезаны. Сургутнефтегаз, Лукойл, РуссНефть намереваются оставить инвестиции неизменными и не наращивать добычу в 2017 г. Рост инвестиций в нефтедобычу и рост самой добычи планировали Татнефть и государственные нефтяные корпорации: Газпром нефть, Башнефть, Роснефть. Этот рост, принципиально, возможен.



Рост потребления домашних хозяйств

Рост потребления возможен либо при ощутимом росте доходов населения, либо при неизменных или сокращающихся доходах – за счёт сокращения сбережений. Что касается доходов, то, как отмечалось выше, в настоящее время ситуация в России отнюдь не благоприятна.

По итогам 1 полугодия 2016 г. доля населения с доходами ниже прожиточного минимума (составившего во 2 квартале 2016 г. немногим менее скромных 10 тыс. рублей) составила 14,6%. По итогам 2015 г. эта доля составляла 13,3%.

Что касается сбережений, то в 2015 г. наблюдался значительный рост их доли в структуре использования денежных доходов населения (Рис. ).

Для рецессии наращивание сбережений - характерное явление: люди больше начинают копить «на черный день», поскольку понимают, что этот день или уже наступил, или не за горами.

Большое значение имеет то, за счет кого, в первую очередь, обеспечен рост этих сбережений. Если за счет состоятельных слоев населения, что как раз и характерно для небогатых стран, то вряд ли это приведет к скорой активизации потребительского спроса.

Довод о росте потребления домашних хозяйств в 2017 г., как минимум, излишне оптимистичен.

В целом факторы, которые Standard&Poor’s рассматривает в качестве драйверов роста российской экономики, не являются бесспорными.


Рис. Структура использования денежных доходов населения России в 2011-2016 гг.

Источник: Росстат

Moody's


Аналитики Moody's отмечают следующие факторы, обуславливающие выход российской экономики из рецессии в 2017 году:

положительные результаты политики импортозамещения, выразившиеся в текущем росте производства в ряде обрабатывающих отраслей, будут способствовать росту экономики и в следующем году;

при отсутствии новых внешних шоков относительно российской экономики, не предвидится новых проблем в сфере корпоративного кредитования;



качество банковских активов отечественных банков оценивается на уровне локального минимума и ожидается его стабилизация в будущем году.

Названные факторы не являются бесспорными. Эффект импортозамещения носит краткосрочный характер, и, если он сработал в отдельных отраслях в 2015-2016 годах, рассчитывать на его пролонгацию на 2017 год с высокой долей уверенности не приходится. Что касается внешних шоков, этот фактор (отсутствие шоков) также нельзя назвать надежным. В частности, специалисты Всемирного банка в числе основных негативных рисков для российской экономики называют влияние геополитической напряженности в регионе и политическое давление. Что касается укрепления банковского сектора, сами специалисты Moody’s в этом же отчете пишут, что в данном направлении сохраняется высокая стоимость риска, т.к. уровень резервов, сформированных в целях покрытия проблемных кредитов, остается низким – самым низким за последние 10 лет.


Минэкономразвития России


Основным документом прогнозного характера являются «Сценарные условия, основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации и предельные уровни цен (тарифов) на услуги компаний инфраструктурного сектора на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» - апрель, 2016 г. (далее – Сценарные условия).

Базовый вариант прогноза предусматривает, что если в 2016 году ВВП снизится на 0,2% (в 2015 году снижение ВВП составило 3,7%), то уже в 2017 году будет зафиксирован рост на 0,8%9. Однако основным прогнозным показателем на 2017 год осенью 2016 года стал следующий ориентир: ВВП России вырастет на 0,6% (именно такой показатель был принят в качестве основного при внесении Правительством Российской Федерации проекта закона о федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов.

Принять такой вариант прогноза можно, если бы не вызывали сомнения факторы, следствием действия которых, по версии Сценарных условий, является разворот экономической динамики от падения к росту.

Согласно Сценарным условиям, в 2016 году основными факторами, вносящими положительный вклад в рост ВВП, являются рост экспорта и начало восстановления запасов. В 2017 году к этим факторам также добавляются рост инвестиций в основной капитал и рост конечного потребления домашних хозяйств.

Признать такое пофакторное объяснение причин возобновления экономического роста удовлетворительным не представляется возможным. Тут же встают вопросы: почему восстановление запасов (фактически, работа на склад) может рассматриваться как надежный фактор экономического роста, или почему «вдруг» начнут расти инвестиции в основной капитал в условиях сохранения высокой неопределенности экономической ситуации, и почему начнет расти конечное потребление домашних хозяйств в условиях продолжающегося падения реальных располагаемых денежных доходов населения и т.д.

Статистические данные, фактически опровергающие объяснение начала экономического роста названными выше факторами уже в 2017 году, таковы: инвестиции в основной капитал продолжают устойчиво снижаться (по итогам января-сентября 2016 года – на 2,3% по сравнению с январем-сентябрём 2015 года), падают, как отмечалось выше, реальные располагаемые денежные доходы населения.


Банк России


В базовом сценарии Банк России ориентируется на рост экономики в 2017 году на 0,5-1,0%. Данный прогноз исходит из предположения, что изменение конъюнктуры мировых сырьевых рынков будет происходить в основном в рамках текущих тенденций, и цена на нефть марки «Юралс» будет в районе 40 долл. США за баррель.

Следует отметить, что Банк России признаёт наличие сдерживающих факторов в 2016 году. В частности, отмечается, что возможности привлечения средств на мировых рынках для российских заемщиков будут по-прежнему ограничены действием международных финансовых санкций в отношении России. Правда, сдерживающий эффект этих ограничений будет ослабевать.

Объяснение же роста экономики, начиная с 2017 года, сводится к тому, что сохранение стабильности в финансовой сфере, предсказуемость и последовательность денежно-кредитной и бюджетной политики и адаптация субъектов экономики к изменению внешних условий, в том числе за счёт свободного курсообразования, создаст условия для постепенного улучшения настроений, оживления потребительского и инвестиционного спроса и восстановления экономики.

Таким образом, Банк России, так же как и Минэкономразвития России, делает ставку на рост потребительской и инвестиционной активности, начиная с 2017 года. И хотя, как уже отмечалось, статистические данные 2016 года по динамике располагаемых денежных доходов населения и по тому, что происходит с инвестициями в основной капитал, никоим образом не подтверждают обоснованность подобных надежд, важно понять, почему всё-таки столь упорно делается ставка на рост потребительской и инвестиционной активности. О структурных преобразованиях как о факторе роста уже в 2017 году Банк России речи не ведёт.

С большой долей вероятности можно предположить, что основанием для такого объяснения причин предполагаемого экономического роста служит тот факт, что за 2015 год объем вкладов населения в банках увеличился на 25% (17% без учёта переоценки вкладов в иностранных валютах), объем средств на счетах российских предприятий – на 20% (11% без учёта переоценки). На 1 октября 2016 года депозиты населения в банках превысили 23 трлн. рублей, а на счетах российских компаний находилось более 21 трлн. рублей, из которых депозиты составили более 12,5 трлн. рублей.

Однако всё это только потенциальная основа для будущего экономического роста. Растущий объём денежных средств, которые могут быть направлены на частное или производственное потребление, не делает неизбежным скорый экономический рост. Неизбежным его делают скорые эффективные структурные преобразования, ликвидация или полное приспособление к внешним ограничениям. Этого-то уже к началу 2017 года ожидать трудно.


ФБК


По прогнозу ФБК ВВП России снизится в 2017 году на 1% по сравнению с 2016 годом. Таким образом, ФБК, в отличие от других организаций, не прогнозирует переход к экономическому росту уже в 2017 году.

Факторы, обуславливающие именно такой прогноз, следующие:



Невысокая потребительская активность населения. Снижение реальных располагаемых денежных доходов, сформировавшееся в устойчивый тренд в 2015-2016 годах, делает невозможным рост потребительских расходов. Экономика в такой ситуации оказывается лишённой одного из основных драйверов экономического роста.

Отрицательная динамика инвестиций в основной капитал. Такая динамика обусловлена неопределённостью экономической ситуации вследствие санкций, геополитической обстановки в целом, налоговой политики и пр. Неопределённость экономической ситуации является важнейшим фактором, тормозящим инвестиционную деятельность и провоцирующим бегство капитала.

Относительно низкие цены на нефть в 2017 году – 40 долл. США за баррель нефти марки «Юралс». Окончание суперцикла высоких цен на нефть, намерение европейских стран снизить зависимость от углеводородов за счёт увеличения доли возобновляемых источников энергии, ускоряющийся переход в автомобилестроении к электромобилям, замедление экономического роста Китая предопределяют неповышение цен на нефть и газ в ближайшие несколько лет и т.д.

Неповышение цен на нефть в обозримом будущем следует также ожидать в связи с результатами президентских выборов в США в ноябре 2016 года. Избранный президентом Д.Трамп, как известно, уже заявил о необходимости помощи в развитии американской нефтяной и угольной промышленности. Кроме того, ожидается и рост напряженности в торговых отношениях США с Китаем, что является негативным фактором для Поднебесной. Это также негативно скажется на мировых ценах на нефть.



Санкционное противостояние. Сложная геополитическая ситуация, практика ответных мер на санкции против России (контрсанкции) не позволяют надеяться на отмену санкций (контрсанкций) уже в 2017 году.

В ближайшем обозримом будущем все эти факторы сохранятся. Поэтому можно с большой вероятностью утверждать, что экономическая ситуация в ближайшие несколько лет будет предопределяться сложившимся понижательным трендом.

Главное, что должно приниматься во внимание для оценки экономических перспектив развития страны, состоит в следующем: если нынешний кризис – это структурный экономический кризис, отягощённый внешними шоками в виде падения цен на нефть и санкций, то о его реальном завершении можно говорить только тогда, когда будут решены проблемы тяжёлых структурных диспропорций российской экономики (сырьевая зависимость, невысокая доля малого бизнеса в экономике, структурные бюджетные перекосы и пр.). Небольшой рост цен на нефть или смягчение санкций способны только незначительно улучшить ситуацию в экономике. С учётом того, что структурные преобразования чисто технологически требуют для своей реализации несколько лет, а потенциал отскока вверх по ценам на нефть, по всей видимости, исчерпан, к тому же санкции и ответные меры со стороны России сохранятся и в ближайшие годы, экономика России не выйдет из кризиса и в 2017-2018 годах.

1   2   3   4   5