Скачать 231.59 Kb.
Дата25.09.2018
Размер231.59 Kb.

Особенности территориальной вариативности французского языка в мире



Особенности территориальной вариативности

французского языка в мире

В.Т. Клоков (Саратов, Россия)

С точки зрения теории языковой вариативности любой язык можно рассматривать как систему территориальных и социальных вариантов. Согласно территориальному критерию, выделяют языки определенных континентов, стран, регионов, деревень, городов, районов и кварталов городов. Каждое территориальное сообщество, как правило, пользуется соответствующим языком специфично, в результате чего создаются его разные тополектные состояния.

Традиционно территориальная вариативность французского языка на территории самой Франции рассматривалась как диалектальная, но в связи с исчезновением диалектов эту вариативность стали представлять как систему региональных разновидностей (français régionaux) (Désirat, Hordé, 1976: 17 – 18). Однако термин «региональный французский язык» был применен не только к разновидностям французского языка Франции, но и к французской речи в государствах, граничащих с Францией. Постепенно под этот термин стали подводить варианты французского языка и за пределами Европы, в частности в Америке и даже в Африке.

В 70-е годы ХХ столетия лингвисты довольно редко обсуждали соответствующие явления, считая их маргинальными и не заслуживающими научного внимания. И хотя вышедший в 1972 году словарь «Борда» включал слова, характерные для французского языка Бельгии, Швейцарии и Канады, в нем специально не объяснялись понятия «региональный язык» и «регионализм». Лишь в середине 1980-х годов положение меняется и интерес к региональным вариантам французского языка вырос, особенно в исследованиях социолингвистов. В начале XXI века интерес этот значительно увеличился в связи с обсуждением процессов глобализации и активизации движения франкофонии.

Широкая трактовка термина «региональный французский язык» затрудняет пользование им. В конечном итоге она подразумевает обозначать одним термином довольно разные понятия, а именно – варианты французского языка на территории Франции, с одной стороны, и варианты французского языка за пределами Франции. Как отмечает М.А. Бородина, возникающая путаница заставляет отказаться от термина «французский региональный язык» или существенно изменить его содержание (См. Бородина, 1982).

К. Пуарье, предлагает спасти термин «региональный французский язык», вложив в него такое содержание, которое основалось бы на том, что регион – это часть определенной территории в ряду других регионов той же территории. При этом регион не обязательно должен являться страной. Более того, один регион может быть частью двух или более стран (например, регион распространения франко-провансальских диалектов находится частично во Франции, частично – в Швейцарии). Так, Квебек может считаться регионом Канады и включать в себя регионы Сагане, Бос и другие. Но ни Канада, ни тем более Квебек не могут считаться регионами Франции. Региональным французским языком надо считать такой вариант, который распространен лишь в некотором регионе данной страны или одновременно в нескольких регионах двух или более стран, но не на всей территории отдельно взятой страны (См. Poirier, 1987: 142 – 149).

Чтобы не путать новое содержание понятия «региональный язык» с традиционным, иногда региональный язык называют региолектом. Кажется, в последнее десятилетие XX века во французской лингвистике довольно прочно укрепилось именно такое представление о территориальной вариативности французского языка. Более того, в российской романистике принято вариант французского языка какой-либо страны обозначать термином «территориальный вариант французского языка», а его локальная вариативность обозначается терминами «региолект» или «региональный вариант» (См. Гак, 1986). Например, говорят «территориальный вариант французского языка Бельгии» (или просто «французский язык Бельгии»), но «региональный вариант французского языка Брюсселя» (или просто «французский язык Брюсселя»).

В связи с существованием французского языка на многих территориях, кроме вопроса о его территориальной и региональной вариативности, встает вопрос о всеобщем французском языке. Во французской традиции при изучении данной проблематики используется термин «всеобщий язык» (le français commun). При этом данный термин и его содержание не всегда понимаются одинаково. Например, используются термины français neutralisé, français général и др. Содержание данного понятия так или иначе определяется тем, что соответствующий вариант французского языка включает в себя только те элементы, которые используются всеми носителями французского языка в мире или, по крайней мере, большинством из них.

Думается, что при определении содержания понятия «всеобщий французский язык» должен учитываться не только территориальный, но и культурологический момент и в качестве общих должны приниматься не только формы и значения языковых элементов, но и то культурное содержание, которое они передают своими формами, значениями и правилами речевого использования. Это культурное содержание связано не с территорией, а с культурой, обслуживаемой данным вариантом языка. При этом под культурой понимается особая система знаков, которая передает определенное мировоззрение и связанное с этим поведение членов общества. В этой знаковой системе главное место отводится естественному языку и речи (См. Клоков, 2000).

Наконец, понятие «всеобщий французский язык» определяется своей нормативной оппозицией к центральному варианту французского языка, то есть к французскому языку Франции как к варианту, на норму которого так или иначе обращают внимание носители остальных вариантов французского языка в мире. Изучение территориальных вариантов французского языка обычно проводилось с точки зрения их правильности относительно центрального варианта. При этом одни исследователи отношения между центральным и другими вариантами французского языка трактуют с позиции объективных наблюдателей (дескриптивный подход), другие – с целью внедрения центральной нормы в другие территориальные варианты (прескриптивный подход). При этом наблюдатели отмечают, что в территориальных вариантах отдельные социальные группы, стремясь в полной мере выразить свои этнокультурные черты, не строго придерживаются центральнофранцузского стандарта, в связи с чем в территориальных вариантах возникает своя собственная норма. Исходя из того, что локальные нормы французского языка в мире предстают как объективная реальность, порой высказываются опасения, что локальная нормализация может привести к разрушению единой франкоязычной системы, то есть к образованию нео-романских языков на базе французского.

Тем не менее, дробление французского языка на нео-романские языки в настоящее время не отмечается. Для борьбы с этой опасностью не надо изобретать специальных средств, строго подчиняя единой норме все разнообразие территориальной вариативности. А. Вальдман справедливо отмечает, что если даже территориальные разновидности языка и обладают своими нормами, то все они в конце концов ориентируются на общефранцузскую фонологию и общефранцузский морфосинтаксис, при этом они стремятся к исключению из своей системы чрезмерно специфичных элементов при традиционной многовековой ориентации на французскую культуру (См. Valdman, 1983).

Впервые территориальные варианты французского языка за пределами Франции образовались при перенесении франсийского диалекта Иль-де-Франса в Валлонию и в Романскую Швейцарию в XIII веке. Это событие сопровождалось подъемом интереса у местного населения к чужой культуре, которую в конечном итоге для валлонцев и франко-швейцарцев стала более престижной, чем своя собственная (хотя в самой Франции в то время это было далеко не так). Несколько веков спустя французский язык был распространен на территории за пределами Европы, и это распространение осуществлялось через школы, которые серьезно занимались распространением французской культуры (в Акадии, в Квебеке). При этом, как и в Европе (во Франции, в Бельгии и в Швейцарии), собственная просторечная норма не находила всеобщей поддержки, признавалась ущербной и бесперспективной. В результате во франкоязычной Канаде сложилась резкая оппозиция между французским стандартом и просторечием.

Что касается конкретного выбора нормы для того или иного типа территориального варьирования, то он во многом зависит от тех функций, которые реально выполняет французский язык на данной территории, а также от тех задач, которые ставит перед собой данное общество в плане перспектив его развития.

Тем не менее, терминология, используемая для обозначения территориальных вариантов французского языка, часто основана на ложной и порочной идеологии, которая варианты французского языка отдельных самостоятельных государств представляет как подчиненные французскому языку Франции. Данная идеология эффективно поддерживается практикой составления словарей с нормативным уклоном, публикуемых во Франции. В этих словарях основное внимание сконцентрировано вокруг собственно французского варианта французского языка, вокруг собственно французской природной среды, вокруг собственно французской культуры. И если в них описываются нефранцузские реалии, то делается это с позиции французского мировоззрения и французского мира. Тем не менее, в последнее время позиции французских лексикографов меняются, отмечается их постепенный отказ от галлоцентризма.

Что касается французского языка Франции, то он в системе других вариантов французского языка нередко называется «стандартным французским языком» (le français standard). Однако такое определение не слишком удачно, так как оно заставляет понимать французский язык Франции как единственно правильную разновидность речи. Более уместно здесь применяется термин «français de référence» (на русский язык его можно перевести как «настоящий французский язык»). К этому варианту, по мнению К. Пуарье, должны быть отнесены «все те употребления, которые встречаются в словарях и в других источниках, описывающих ту разновидность французского языка, которая воспринимается как наиболее престижная и распространяется из Парижа на всю территорию Франции» (См. Poirier, 2001).

Территориальные варианты французского языка могут идентифицироваться по двум аспектам. Во-первых, они выделяются в связи с существованием в них особых языковых элементов; во-вторых, – в связи с историей их распространения на данной территории и с условиями их современного существования в конкретных административно-государственных границах или в границах традиционной территории (например, в границах исторических провинций Франции). Таким образом, территориальные варианты определяются как по своим структурным характеристикам (французский язык Бельгии, например, определяется как специфический вариант на том основании, что в нем обнаруживаются собственно языковые черты, которые противопоставляют его другим вариантам и делают его фонетику, грамматику и лексику оригинальными), так и по функционально-историческим характеристикам (в данном случае французский язык Бельгии определяется как территориальный вариант на том основании, что он имеет свою собственную историю распространения и особые условия современного функционирования, отличные от условий функционирования французского языка в других странах). Общая специфика, которой обладают все территориальные варианты французского языка, таким образом, определяется как структурными, так и функциональными признаками. Эти варианты специфичны по отношению друг к другу в области произношения, грамматики, лексики, семантики и стилистики. На уровне лексики, например, различия не ограничиваются экзотизмами и статализмами, связанными с локальными особенностями природной и культурной среды распространения языка, а имеется, например, особая система счета во французском языке Бельгии и Швейцарии (septante, octante, nonante) или особая система личных местоимений в разговорном языке Квебека (nous autres, vous autres, eux autres). При этом специфика языка может поддерживаться носителями территориальных вариантов сознательно, чтобы внешне отличаться от носителей других вариантов французского языка.

В настоящее время общую систему территориальных вариантов нередко представляют в форме системы орбит, в центр которой помещают французский язык Франции, а на близлежащую от центра орбиту – разновидности французского языка других европейских стран; далее – варианты французского языка на американском континенте; затем –варианты французского языка в Африке; на следующую орбиту помещают франко-креольские языки, а на последнюю зону так называемой культурной франкофонии.

Существуют и другие модели этой системы. Так, А Вальдман предлагает модель, в основе которой лежит оппозиция французский язык внутриэтнического общения // французский язык межэтнического общения с привлечением данных об их официальном статусе (Valdman, 1983: 682).

Эта модель позволяет эффективно решать проблему нормы в территориальных вариантах французского языка. Главное различие в группе 1 и в группе 2 сводится к тому, что на территориях, где французский язык распространен в качестве средства внутриэтнического общения (langue vernaculaire), в полной мере владеет им большинство населения; на территориях, где французский язык функционирует в качестве средства межэтнического общения (langue véhiculaire), эффективно владеет им лишь незначительная часть населения.

К районам, где французский язык распространен в качестве языка внутриэтнического общения, относятся, две подгруппы:

1) Бельгия, Швейцария и Квебек (на этих территориях французский язык имеет статус официального языка и подвержен нормализаторской деятельности со стороны его носителей и государственных институтов);

2) Долина Аосты, отдельные провинции Канады (в частности, Нью-Брансуик, Онтарио), Луизиана, Новая Англия и другие отдельные территории США (здесь даже на территориях, где французский язык имеет официальный статус, отсутствуют институты для нормализаторской деятельности – школа, администрация, средства массовой информации). В плане лингвистической экологии эта подгруппа соседствует с подгруппой территориальных вариантов французского языка, функционирующих в качестве средства межэтнического общения. В ней имеется значительная часть носителей языка, которые владеют им очень слабо, а сам язык находится под влиянием официального языка, занимающего господствующее положение (для сравнения, французский язык Бельгии, Швейцарии и Квебека такому влиянию подвержены в меньшей степени).

В районах распространения французского языка, функционирующего в качестве средства внутриэтнического общения, встречаются три типа регионализмов:

1) регионализмы-статализмы;

2) абсолютные регионализмы;

3) относительные регионализмы.

Статализмы представляют собой слова, которые обозначают объекты, связанные с органами государственной власти данной страны. Как таковые они не встречаются на других территориях (например, case postale во французском языке Швейцарии).

Абсолютные регионализмы – это элементы языка, локальная специфика которых проявляется в системе данного территориального варианта (например, слово aubette во французском языке Бельгии).

Относительные регионализмы – это элементы языка, специфика которых внутри собственной системы не проявляется. Она становится очевидной только в сравнении с системами других территориальных вариантов данного языка. Регионализмы, которые выходят за рамки данного территориального варианта, часто касаются различий в семантике или в произношении. Они становятся очевидными только при сравнении их с соответствующими элементами других территориальных вариантов (например, при сравнении с элементами собственно французского языка Франции), а также в случаях межтерриториальной вариативности и синонимии. Многие регионализмы этой группы происходят из исчезнувших диалектов другого территориального варианта или являются его архаизмами (важная особенность французского языка Канады).

Страны, в которых французский язык представлен как язык межэтнического общения и одновременно как официальный, делятся на две подгруппы:

1) Гаити и все страны Черной Африки (здесь французский язык – основной официальный язык страны);

2) страны Магриба, Мадагаскар и Маврикий (в этих странах французский язык является вторым официальным языком после первого более важного официального языка, например в странах Магриба – после арабского).

В странах Черной Африки французский язык предстает как континуум: французский стандарт // местное просторечие // местные диалекты // сабир (пиджинизированный французский язык). Характерно, что в Африке нет четко обозначенного французского языка отдельных стран, как это, например, имеет место в Канаде (французский язык Квебека, французский язык Акадии). В африканских вариантах французского языка очень заметен процесс заимствования из местных языков, которые играют ту же роль субстратов, что и диалекты вариантов французского языка из группы внутриэтнических (во французском языке Бельгии, Швейцарии и Канады.). При отсутствии мощных местных языков внутриэтнического общения французский язык в отдельных странах Африки пиджинизируется и становится инструментом межэтнического общения в быту, выполняя при этом ряд дополнительных функций. Тем не менее, здесь нет стабильных пиджинов, как в случае с английским или португальским языками в Африке. Что касается французского диалектального варианта и французского сабира в Африке, то они образовались под влиянием французского просторечия, завезенного туда французскими солдатами. Этот язык, известный под именами le français des tirailleurs и le petit nègre, в некоторой степени приближается к франко-креольским языкам на островах Индийского океана и в Америке. Отличительной чертой афро-французского континуума является то, что между стандартной формой языка и просторечием наблюдаются очень большие различия. Это обусловлено тем, что в своей стандартной форме французский язык на африканском континенте доступен лишь небольшому числу африканцев, в то время как основная масса населения осваивает французский язык устным путем в бытовых условиях.

Французский язык Луизианы относится к группе тех территориальных вариантов французского языка, которые существуют как формы родной речи населения (то есть как язык внутриэтнического общения), но при доминирующем официальном языке сами они официального статуса не имеют. К этому типу территориальных вариантов кроме французского языка Луизианы можно также отнести французский язык Долины Аосты и отдельных территорий Канады, исключая Квебек.

В Европе территориальная вариативность французского языка исторически обусловлена различиями субстратов, то есть различиями северных, южных и франко-прован­сальских групп диалектов. На эти различия затем был наложен парижский суперстрат в форме франсийского диалекта, в результате чего и образовались сегодняшние территориальные варианты французского языка Франции, Бельгии и Швейцарии. В Америке же случилось так, что французский язык Парижа был распространен наряду с другими диалектами Франции. Таким образом, субстрат в формировании вариантов французского языка в Северной Америке (в Квебеке, Акадии и в Луизиане) отсутствует, так как отсутствует факт наложения одного языка на другие. Здесь имела место естественная языковая эволюция от одного поколения людей к другому. Кроме того, если территориальная вариативность французского языка в Европе была обусловлена прежде всего контактами локальных форм романской речи с такими адстратами, как фламандский (Бельгия), немецкий (Швейцария), итальянский (Долина Аосты) и провансальский (юг Франции), то в Канаде французский язык в качестве адстрата имел в основном английский язык.

В 1985 году F.J. Hausman предложил территориальные варианты французского языка Франции, Бельгии, Швейцарии и Квебека называть национальными. Была даже предпринята попытка к данной категории отнести варианты французского языка отдельных стран Африки, но с самого начала было ясно, что в отличие от первых стран, где французский язык является родным языком населения и, следовательно, действительно языком наций, в Африке французский язык для местного населения предстает как язык иностранный, хотя в соответствующих странах он выполняет целую гамму важных социально-коммуникативных функций. С другой стороны, действительно, африканские варианты французского языка имеют ярко выраженную специфику в плане внутреннего состояния и поэтому должны быть обозначены как особые варианты. Но в плане внешних связей с другими вариантами французского языка они не обладают самостоятельностью и могут квалифицироваться только опосредованно через территориальные варианты первого типа, то есть как языки бывших колонизаторов, как языки, связанные с европейской культурой и с мировой цивилизацией.

Добавим также, что о национальных вариантах французского языка говорили и до 1985 года. Отдельные языковеды так или иначе обозначали эту мысль. Это свидетельствует о том, что эта идея далеко не случайна и не дань моде. Она отражает объективное положение дел в изучении проблем, связанных с взаимоотношениями между французским языком и этнокультурными общностями, которые пользуются им.

Если национальный характер бельгийского и швейцарского вариантов французского характера большинству исследователей представляется очевидным в связи с очевидностью статуса валлонцев и франко-швейцарцев как отдельных национальных общностей, то национальный статус французского языка в Канаде подвергается сомнению. Предполагается, что к настоящему времени французский язык в Канаде, продолжая сохранять свой тополектный статус,потерял потерял статус национального варианта, ибо франкоканадское сообщество перестало представлять собойперестало существовать как этническое целоео. Лишь в период между 1867 и 1960 годами было принято говорить и повсеместно говорилось о существовании канадских французов (Canadiens français). На протяжении этих почти ста лет сохранялись тесные связи между различными сообществами франкоканадцев: между квебекцами и другими франкоканадцами, включая акадийцев. Эти связи поддерживались семейным родством, церковью и отдельными культурными организациями с патриотической идеологией. Но начиная с 1960 года, франкоканадские сообщества на различных территориях и в провинциях стали развиваться все более самостоятельно и независимо друг от друга. Важную роль при этом сыграл подъем квебекского национального движения, развитие чувства гражданственности в канадском обществе, повышение роли государства в стране. Сопровождавшая эти процессы регионализация Канады привела к тому, что франкоканадцы распались на общеканадское, квебекское и акадийское сообщества. В 1967 году состоялось заседание Генеральных штатов Французской Канады, на котором был подтвержден факт стирания понятия франкоканадской идентичности. В стране стало признаваться, что после исчезновения Французской Канады в стране стало наблюдаться дробление франкоязычной нации. Этот процесс усиливался в результате региональной борьбы. Необходимо признать, что с тех пор, несмотря на общее пользование французским языком, франкоязычные сообщества Канады, акадийцы и франкоязычный Квебек выбрали разные пути для своего дальнейшего развития (Parlons-nous, 2001).

Исходя из того, что в качестве национальных сообществ, пользующихся французским языком в Канаде, в настоящее время выступают лишь отдельные провинциальныем группыам населения, в Канаде складывается такая ситуация, при которой статусом национального варианта могут обладать лишь варианты французского языка Квебека и Акадии. Таким образом, как это не парадоксально, но национальные варианты французского языка этих двух территорий предстают как элементы общеканадского французского языка, в то время как общеканадский вариант французского языка в социальном плане получает статус ниже, чем статус его диалектов.

Характерно, что канадские ученые теоретически готовысклонны решать проблему вариативности французского языка Канады именно по представленной выше модели. При этом в качестве национальных вариантов они склоннысправедливо рассматривают лишь французский язык Квебека и французский язык Акадии, так как народы этих территорий сохраняют национальные признаки, соотносимые с их особой историей, с современной самобытной культурой и ярко выраженными особенностями местных форм французскойго языка речи. Французский язык же других регионов Канады, в частности Онтарио, рассматривать в качестве национальных вариантов не предлагается, так как франкоязычное население этой провинции не претендует на национальный статус по многим причинам исторического, культурного и языкового порядка. По данному поводу К. Верро высказывается следующим образом: «В контексте современной Канады правомерно поставить вопрос, а является ли французский язык Канады национальным языком? И что можно сказать по этому поводу относительно квебекского и акадийского вариантов? Ответ может быть разным в зависимости от того, какой смысл вкладывается в понятие нация, что является не таким простым делом, как это может показаться на первый взгляд. Если термин нация соотнести с группой лиц, составляющих политическое сообщество, сформированное на одной или нескольких территориях и представляемое суверенной властью, то есть если говорить о нации как о государстве, то закономерно в качестве национального варианта квалифицировать французский язык Канады, а не Квебека или Акадии. Напротив, если термин нация соотнести с таким сообществом людей, которое характеризуется сознанием своего единства (исторического, социального и культурного) и желанием жить совместно, то есть если этот термин соотносить с нацией как с народом, то правомерно в качестве национального варианта рассматривать лишь квебекский и акадийский варианты французского языка, но не общеканадский вариант французского языка» (Verreaut, 1999: 26)С точки зрения теории языковой вариативности французский язык принято рассматривать как определенную систему территориальных и социальных вариантов. На высшем уровне этой структуры располагается так называемый всеобщий французский язык, соотнесимый с абстрактным представлением о едином средстве общения для народов многочисленных территорий франкоязычного мира. Этот вариант французского языка вычленяется прежде всего в связи с существованием в мире других языков как независимых средств коммуникации. Однако практически языки существуют не абстрактно, а на конкретных территориях и ими пользуются конкретные сообщества.

Согласно территориальному критерию выделяются языки определенных континентов, стран, регионов страны, деревень, городов, районов и кварталов городов. Каждое территориальное сообщество, как правило, пользуется соответствующим языком специфично, в результате чего создаются его разные тополектные варианты. В связи с вышеизложенным отмечается существование таких тополектных вариантов французского языка, как французский язык Франции, французский язык Бельгии, французский язык Швейцарии, французский язык Канады. В территориальном плане существование этих тополектов равнозначно. Все они существуют в странах, в которых, кроме французского, присутствуют другие языки. Кроме того, в этих же странах имеются более мелкие и функционально менее значимые, чем вышеобозначенные территориальные варианты. Это диалекты французского языка Франции, Бельгии, Швейцарии и Канады, а также французский язык Парижа, Марселя, Брюсселя, Женевы, Монреаля, Квебека и др.

Согласно социальному критерию территориальные варианты языка также могут квалифицироваться по-раз­ному. В зависимости от статуса социальной группы, которая пользуется данным тополектом, территориальный вариант языка может быть национальным языком, сельским диалектом, языком городской молодежи, языком чернокожих жителей квартала и т.п. Так, французский язык Франции квалифицируется как национальный вариант на том основании, что он является языком жителей Франции, которые и формируют французскую нацию. Национальным вариантом французского языка может быть назван и французский язык валлонцев, которые как особая часть бельгийского народа рассматривается как нация наряду с нацией фламандцев, проживающих в Бельгии и пользующихся фламандским вариантом голландского языка. Различие здесь в том, что французская нация проживает на всей территории Франции, а валлонская только на части бельгийской территории, в Валлонии.

Что же касается французского языка в Канаде, то к настоящему времени он потерял свой статус национального варианта, ибо франко-канадское сообщество перестало представлять собой национальное единство на уровне страны. В то же время французский язык Канады сохраняет свой статус тополекта, ограниченного государственной территорией страны. Исходя из того, что роль национальных групп, пользующихся французским языком в Канаде отводится теперь квебекскому и акадийскому сообществам, статус национального варианта получают диалекты французского языка Квебека и Акадии. Таким образом, национальные варианты французского языка Квебека и Акадии в территориальном плане предстают как диалекты общеканадского французского языка, в то время как общеканадский вариант французского языка в социальном плане получает статус ниже, чем статус его диалектов.

Характерно, что канадские ученые теоретически готовы решать проблему вариативности французского языка Канады именно по представленной выше модели. При этом в качестве национальных вариантов они склонны рассматривать лишь французский язык в Квебеке и в Акадии, так как народы этих территорий сохраняют национальные признаки, соотносимые с их особой историей, с современной самобытной культурой и ярко выраженными особенностями местных форм французского языка. Французский язык же Онтарио не предлагается рассматривать в качестве национального варианта, так как франко-язычное население этой провинции не может претендовать на национальный статус по многим причинам исторического, культурного и языкового характера. По данному поводу Клод Верро высказывается следующим образом: «В контексте современной Канады правомерным поставить вопрос, а является ли французский язык Канады национальным языком. И что можно сказать по этому поводу относительно квебекского и акадийского вариантов? Ответ может быть разным в зависимости от того, какой смысл вкладывается в понятие нация, что является не таким уж простым делом, как это может показаться на первый взгляд. Если термин нация соотносится с группой лиц, составляющих политическое сообщество, сформированное на одной или нескольких территориях и представляемое суверенной властью, то есть если речь идет о нации как о государстве, то закономерно в качестве национального варианта квалифицировать французский язык Канады, а не Квебека или Акадии. Напротив, если термин нация соотносить с сообществом людей, которые характеризуются сознанием своего единства (исторического, социального и культурного) и желанием жить совместно, то есть если этот термин соотносится с нацией как с народом, то правомерно в качестве национального варианта рассматривать квебекский вариант французского языка, а также акадийский вариант французского языка, но не канадский вариант французского языка» .

Литература

Désirat Cl., Hordé H. La langue française au ХХ-e siècle. P., 1976.

Бородина М.А. Диалекты или региональные языки? К проблеме языковой ситуации в современной Франции // ВЯ. М., 1982. № 5.

Poirier Cl. Le français «régional», méthodologie et terminologie // Français du Canada, français de France. Actes du Colloque de Treves du 26 au 28 septembre 1985. Tübingen, 1987.

Гак В.Г. Введение во французскую филологию. М., 1986.

Клоков В.Т. Французский язык в Африке. Лингвокультурологическое исследование. Саратов, 2000.

Valdman A. Normes locales et francophonie // La norme linguistique. Québec, 1983.

Poirier Cl. Vers une nouvelle pratique de la lexicographie du français // Diversité culturelle et linguistique: quelles normes pour le français? Colloque à l”Université Saint Esprit de Kaslik, le 25 septembre 2001.

Parlons-nous! Rapport du groupe de travail Dialogue. Ottawa, Fédération des communautés francophones et acadienne du Canada, février 2001.

Verreault Cl. L’enseignement du français en contexte québécois: de quelle langue est-il question? // Terminogramme. Québec, 1999. № 91 – 92.

Сведения об авторе:

Клоков Василий Тихонович

доктор филологических наук, профессор,

зав. кафедрой романской филологии

Саратовского государственного университета

дом. адрес:

410005, г. Саратов, ул. Чапаева, 115/177, кв. 9.

тел. дом. (845-2) 75-48-14



E-mail kvassili@mail.ru