страница5/23
Дата29.08.2019
Размер1.74 Mb.

Межпоколенная трансмиссия практик самосохранности


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

1.3. Фактор семейного влияния на практики самосохранности

Прежде всего, нужно определить ключевые понятия семьи. Согласно Э. Гидденсу, семья – это группа людей, связанных прямыми родственными отношениями, взрослые члены которой принимают на себя обязательства по уходу за детьми. Родственные отношения при этом, возможно описать как отношения, возникающие при заключении брака, либо являющиеся следствием кровной связи между лицами (матери, отцы, братья, сестры, дети и т.п). Семейные отношения, следуя за Гидденсом, всегда рассматриваются в фреймах более широких родственных групп. Антропологи и социологи отмечают, что практически во всех обществах выделяется понятие нуклеарной семьи, состоящей из двух взрослых, совместно ведущих домашнее хозяйство и имеющих собственных или приемных детей. Расширенная же семья, по мнению Э. Гидденса, имеет более широкие сети родственных отношений, когда близкие родственники, не являющиеся супружеской парой с детьми, живут вместе либо находятся в близком контакте. Такая семья может включать бабушек, дедушек, братьев и их жен, сестер и их мужей, тетей, дядей, племянников и племянниц35.

Сегодня в России наиболее популярны нуклеарные малодетные семьи. Причину этого, по мнению некоторых демографов, следует искать во взаимоотношениях семьи с производством, в исторических изменениях функций семьи и в диалектике семейных и общественных репродуктивных интересов. В относительно недавнем прошлом имели место экономические мотивы деторождения, свойственные большой крестьянской семье, в которой дети принимали участие в хозяйственных работах с раннего детства, что способствовало благосостоянию семьи. Отходя от «аграрного образа жизни» или с развитием индивидуального промышленного труда вне семьи, с индивидуальной заработной платой, независимой от числа детей и вообще от наличия семьи происходит отмирание производственной функции семьи. Семья перестает быть производственной ячейкой, а ее работающие члены получают экономическую независимость от семьи. В результате дети утратили смысл в качестве рабочей силы и трудовых ресурсов для семьи. Развитие систем социального страхования и обеспечения, а также медицинских педиатрических служб уменьшает зависимость больных и престарелых людей от числа детей и вообще от наличия их. Как страховка в старости дети становятся ненужными36.

Среди подходов к исследованию семьи базовым для нас мы находим функциональный подход. Функционализм актуален для нас тем, что рассматривает семью с позиции выполнения ей важных задач, вносящих вклад в основные нужды общества, другими словами, функционалисты отмечают, что нуклеарная семья выполняет особые специфические роли37.

Американский социолог Т. Парсонс выделяет две главные функции семьи: первичная социализация и стабилизация личности. Первичная социализация является процессом изучения детьми культурных норм общества, в котором они родились, и семья здесь является первичной площадкой становления личности. Стабилизация личности подразумевает роль, которую играет семья в эмоциональной поддержке своих взрослых членов. Брак между взрослыми мужчинами и женщинами является соглашением, благодаря которому они находят взаимную поддержку и сохраняют здоровье38. Не смотря на то, что взгляды Парсонса в изучаемом контексте устарели, они позволяют объяснять проблемный контекст более прозрачно, более понятно.

Выделенная нами социализация из парсоновской теории в настоящей работе занимает особое место, поскольку в ней подчеркивается передача культурных ценностей от поколения к поколению. Обучение тому, как себя вести требует посторонней помощи, и, как мы уже выяснили, первостепенную роль здесь играет семья, однако, что это значит? И, что более важно, что этот тезис означает для нашей работы?

Семейное воспитание предполагает под собой ряд процессов воздействия родителями или другими членами семьи на детей с целью достижения определенного эффекта воздействия, или желаемой цели. Отмечается, что в контексте рассматриваемой функции семья обеспечивает физическое и эмоциональное развитие человека; влияет на формирование психологического пола ребенка; играет ведущую роль в умственном развитии ребенка; в семье формируются фундаментальные ценностные ориентации, проявляющиеся в социальных и межличностных отношениях, определяющих стиль жизни, жизненные устремления, планы и способы их достижения39. Таким образом, социализация, в том числе воспитание, является адаптационным процессом, в ходе которого ребенок постепенно начинает осознавать себя, превращается в умелого и обладающего знаниями индивидуума, готового к жизни в обществе, в котором он рожден40.

Так же любопытно отметить, что социализация связывает друг с другом разные поколения, и, по мнению Гидденса, предстает перед нами как непрерывный процесс, охватывающий всю жизнь чловека, который заключается в изменении его поведения под влияним социальных взаимодействий41. Таким образом, если утверждать, что семья формирует некоторые ценности, установки и определяет стили жизни, то это напрямую ведет нас к умозаключению о том, что она формирует и габитусы посредством воспитания. Привычки или габитусы у последующего поколения здесь будут, как отметил М. Мосс, варьироваться независимо от индивидуальности, но обязательно от различий в воспитании. Неопозитивист Е.В. де Роберти, полагал, что человеческий опыт транслируется поколениями и укореняется посредством сложного социального механизма: язык, предания, воспитание. Кроме того, следуя, за идей Мосса, так же важно, для нас, вычленить идею доминирования или власти старшего поколения над детьми (младшим поколением). М. Мосс предлагает добавить к понятию воспитания понятие подражания, обосновывая такой союз понятием престижа. Автор объясняет, что у одних детей хорошие способности к подражанию, у других - слабые, но если все воспитываются одинаково, то мы можем понять взаимосвязь между фактами. Антрополог пишет, что происходит престижное подражание. То есть индивиды, в частности дети, подражают актам, которые оказались успешными, и которые они видели удавшимися у людей, внушающих доверие и обладающих авторитетом. Акт принимается извне, сверху, даже если это акт исключительно биологический, относящийся к телу. Индивид заимствует ряд движений из акта, совершаемого перед ним или вместе с ним другими42. Таким образом, принятие или непринятие практик самосохранности, восходящие от воспитания, в последующих поколениях может являться следствием непосредственного восприятия реципиентом носителя сложившиеся передаваемой практики. В то же время существует другая сторона – способность реципиента подражать.

Авторитетность в данном случае может быть представлена как «мягкий метод», когда подражание или воспитание происходят на добровольной сознательной основе. Но воспитание не всегда происходит мягкими методами, тогда можно применить понятие власти. Власть как таковая в политическом смысле в контексте настоящей работы может быть переосмыслена. Обратимся здесь к работе М. Фуко «Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы», где он рассматривает отношение власти над телом. Автор пишет, что историки давно начали писать историю тела. Тело было исследовано в плане исторической демографии и патологии, оно было рассмотрено как вместилище потребностей и желаний, как место, где происходят физиологические процессы и метаболизм, как мишень для микробов или вирусов. Фуко так же пишет, что было показано, до какой степени исторические процессы были вовлечены в то, что может казаться чисто биологической основой существования, и какое место в истории обществ следует отвести биологическим "событиям", таким, как циркуляция бацилл или увеличение продолжительности жизни. Однако, справедливо отмечает автор, тело непосредственно погружено и в область политического. По его мнению, отношения власти держат тело мертвой хваткой. Иначе говоря, тело является объектом принуждения к труду, различных церемониалов, производства знаков. Политический захват тела, по мнению Фуко, связан сложными двусторонними отношениями с его экономическим использованием; тело захватывается отношениями власти и господства главным образом как производительная сила. Подчинение тела не достигается исключительно средствами насилия или идеологии. Оно может быть также непосредственным, физическим, применяющим силу против силы, основанным на материальных элементах и при этом без участия насилия; оно может быть рассчитанным, организованным, технически продуманным; оно может быть тонким, может не использовать ни оружия, ни устрашения и все же сохранять свою физическую природу43.

Перенося идею М. Фуко из области политической в непосредственно интересующую нас, то есть власть в контексте семейного воспитания, следует, что власть может быть осуществлена как с применением насилия, так и без, она никогда не бывает бесцельной и всегда подчиненна иерархично-властным отношениям. Другими словами, если паттерны передачи определенной культуры, полезных, рациональных габитусов усваивается младшим поколением не на добровольное основе, основе подражания успешному опыту старших, то реализуется иерархично-властная модель воздействия, обоснованная поколенческим авторитетом. При этом эта модель не обязательно будет осуществляться путем «ремня», но любыми другими эффективными в конкретном случае методами.

На основании особенностей воспитания, «дрессировки», и соответственно властной иерархии поколений возможна их классификация. М. Мосс пишет, что физическое воспитание всех возрастов и обоих полов состоит из бесчисленного множества неизученных деталей, которые надо подвергнуть наблюдению, и приводит пример проблемы амбидекстрии: “Мы мало наблюдаем движения правой и левой рук и плохо представляем себе, насколько все они усваиваются через научение. Можно с первого взгляда узнать набожного мусульманина: даже тогда, когда в его распоряжении вилка и нож (что бывает редко), он сделает все, чтобы пользоваться только правой рукой. Он никогда не должен дотрагиваться до пищи левой рукой, а до некоторых частей тела - правой. Чтобы выяснить, почему он не делает такой-то жест и делает другой, недостаточно ни физиологии, ни психологии двигательной асимметрии у человека; надо знать традиции, принуждающие к этому»44. Традиции занимают у М. Мосса важную позицию в его теории, так как, по его мнению не существует ни техники, ни ее передачи, если нет традиции: “Вот чем человек, прежде всего, отличается от животного: передачей своих техник и особенно - их передачей посредством слов”45.

Вероятно, в передаче паттернов соматической культуры в межпоколенном контексте семьи можно отметить две главенствующие составляющие: воспитание и традиции, которые, в некотором смысле, можно воспринимать как семейную культуру. Так, например, усвоенные габитусы посредством воспитания, могут являться межпоколенной традицией. При этом важно отметить, что всякая семейная культура и традиции будут дифференциированны от семьи к семье, за счет укоренившихся ценностей и норм в каждой конкретной семье, вероятно принадлежащей к разным обществам. Здесь под нормами, предполагаются правила поведения, которые отражают или воплощают в себе ценности конкретной культуры46. Э. Гидденс приводит следующий пример: “Например, в тех культурах, где высоко ценится образование, культурные нормы будут поощрять студентов прилагать максимум усилий в учебе, а родителей – вкладывать средства в образование своих детей”. Аналогично можно привести пример со здоровьем. Ценности и нормы, свойственные различным культурам, могут сильно разнится друг от друга. В некоторых из них будет цениться индивидуализм, а в другой, например, высшую ценность имеют нужды общества47. В то же время, следуя за идей Э. Гидденса и адаптируя ее относительно нашей работы, ценности и нормы могут носить диаметральный характер внутри одного социума. То есть семейная культура каждой данной семьи, может не приниматься каждым членом семьи, хотя в общей логике теоретических подходов, они должны разделяться всеми членами семьи. Так например, в одной семье могут быть как вегетарианцы, так и потребители животных продуктов, иначе говоря, культ потребления пищи как ценность или норма в контексте конкретной семьи, будут различаться.

Здесь, однако, возникает вопрос: почему возникают эти различия? Ответом на такой вопрос, от части, может послужить, как мы рассмотрели ранее, состояние несогласованности габитусов, образованных под влиянием институционального, психического и семейного факторов. Другим объяснением может послужить временной фактор: воспитание, различных поколений и габитусы, а соответственно нормы и ценности, обуславливаются культурой, ценностями и нормами, свойственными каждому из поколений. Следовательно, в каждой конкретной семье, представленной членами различных поколений, существуют отголоски конкретного времени, периода, культуры общества.

Подытожив вышесказанное, мы приходим к выводу, что передача паттернов соматической культуры в семейном контексте, обуславливаемая формированием габитусов под семейным фактором, имеет свое основание на воспитании, ценностях и нормах, свойственных каждой конкретной семьи.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23