страница4/23
Дата29.08.2019
Размер1.74 Mb.

Межпоколенная трансмиссия практик самосохранности


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

1.2. Фактор индивидуально - психического влияния на практики самосохранности

В данном разделе речь идет о габитусах, формируемых как бы внутри человека, его природой. В.Я. Шклярук в работе «Самосохранительное поведение как вид демографического поведения пишет», что психологическое понятие «поведение» охватывает не только рациональные, целенаправленные виды человеческих действий, но и те, которые представляются импульсивными, непреднамеренными, «машинальными», происходящими помимо воли человека27.

Когда мы говорим о каких-либо действиях, мы так или иначе обращаемся к понятию потребности, так и в структуре действий самосохранительного поведения, можно отметить базовую потребность – потребность личности в самосохранении, которая является наиболее сложной по своей структуре и включает в себя все уровни пирамиды потребностей, разработанной А.Н. Маслоу. Где первые два уровня потребностей в своей иерархии определены первичными (врожденными), три остальных – вторичными (приобретенными). Таким образом, говоря о влиянии индвидуально-психического фактора, в некотором смысле мы подразумеваем стремление к удовлетворению первичных потребностей, в первую очередь.

Изначально Фрейд связывал самосохранительное поведение с половыми инстинктами. Согласно его теории, жизнь человека обусловлена двумя основными силами: самосохранение инстинктов, с помощью которых люди стремились сохранить свое существование, и сексуальные инстинкты, с помощью которых они обеспечивали выживание видов. Согласно его мнению, это являлось фундаментальными биологическими данными, и по его наблюдению, они могут быть противопоставлены в конфликты, которые приводят к необходимости психической динамики.

Такое понятие «самосохранения» отмечено в 1895 году в работе Фрейда «Проект научной психологии», однако, тезис был сформулирован неявно. До 1910 года в статье «Психоаналитические виды психогенного нарушения зрения", Фрейд взывал к «неоспоримому противостоянию между инстинктами, сексуальностью, и достижению сексуального удовольствия, и, другим инстинктам, которые имеют цель самосохранения личности». Более подробно он вернулся к этому вопросу в «Инстинктах и их превратностях»: «Я предложил, что две группы таких первобытных инстинктов следует различать: первое - эго, или самосохранение и второе - инстинкты и сексуальные инстинкты»28.

Из этого отрывка следует, что в соответствии с этим подходом, он считает “инстинкт самосохранения” и “эго инстинктов” как эквивалентные термины и, что они действительно являются инстинктами, не более. Тем не менее, в его работе имеет место цитата: «Как поэт сказал, все органические инстинкты [...] могут быть классифицированы как «голод» или «любовь»», - это поднимает вопрос о чисто органических потребностях (Berdürfnis), что является инстинктивным поведением. Фрейд, в то же время, находил связи психосексуальности по отношению к самосохранению, которая была низведена в его теоретических занятиях. Эта оппозиция взаимодополняемости играет важную роль в теории о подключенности сексуальных инстинктов не только к самосохранению, но и к оппозиции между принципом удовольствия и принципом реальности: “Эго-инстинкты заставляют идти по пути к реальности, в то время как сексуальные инстинкты остаются на службе принципа удовольствия29.

К идее о сексуальности как психологическому инстинкту, здесь можно привести в оппозицию мнение М. Мосса, насколько возможно связать понятие сексуальности и воспроизводства. Если понимать фрейдисткие понятия сексуальности как естественные инстикты, обусловленные чисто психологическим, то антропологический подход убеждает нас в том, что даже они укоренены социально. Мосс пишет, что существуют всевозможные техники сексуальных актов, нормальных и анормальных. Соприкосновения половых органов, смешение дыханий, поцелуи и т. д. Сексуальные техники и мораль в данном случае тесно взаимосвязаны30.

Тем не менее, с появлением структурной теории, и второй теории инстинктов о противоположных инстинктах жизни и смерти, вопрос приобретает новые измерения. Все инстинкты в настоящее время рассматриваются как либидинальные, в то время как ее счет в значительной степени бессознательных функций четко берет на себя ответственность всех остальных адаптивных функций. Результатом является то, что в структурной теории с понятием конфликта между учреждениями, статус понятия «самосохранение» становится относительно неопределенным и выражение "эго инстинктов" имеет тенденцию к исчезновению из фрейдистского словарного запаса. Однако несколько последователей пост-фрейдистской тенденции подчеркивают важность значения понятия самосохранения инстинктов и инстинктов эго.

Сегодня в психологии принято считать, что развитие человека происходит на протяжении всего жизненного цикла, однако, развиваться могут как позитивные, так и негативные тенденции, ведущие к возникновению новых качеств и признаков жизни31. Психологи полагают, что всякое направление жизненного пути связано с биологическим, психическим и социальным развитием человека, а выбор образа жизни не случаен и имеет определенные основания. В.Я. Шклярук, продолжая предложенную нами оппозиционную точку зрения фрейдистским теориям, считает, что здесь играют роль опыта детства, в частности, от того стиля воспитания, которого придерживались родители в отношении своего ребенка.

Одна из концепций, так называемая эпигенетическая концепция, описывающих жизненный цикл человека, принадлежит известному американскому психологу Э. Эриксону: в процессе своего развития человек неизбежно проходит через ряд кризисов, формирующих его индивидуальность, т.е. способность быть самим собой. Эриксон утверждает, что все динамичное имеет исходный план развития, по которому в конкретный период времени появляются соответствующие новообразования. И каждая новообразовавшаяся часть имеет конкретное время доминирования, после чего имеет тенденцию к переходу на задний план, уступая место новой стадии развития. В конечном итоге, части образуют целое, способное к самостоятельному функционированию – зрелая интегративная личность32.

Однако в данной части нам стоит несколько отстранится о роли родителей в формировании психической структуры ребенка, дальнейшего его восприятия самосозранительного поведения через научения из дества – об этом мы напишем в одной из следующих частей.

Влияние индивидуально-психических габитусов на соматическую культуру может быть осмысленно на уровне трех компонент. По мнению психолога Л.Г. Уляевой, самосохранительное поведение включает три компонента: когнитивный, эмоциональный и мотивационно-поведенческий33:



  1. когнитивный – описывает осведомленность человека о своем здоровье, понимание роли здоровья в жизнедеятельности, знание основных факторов, оказывающих как деструктивное, так и укрепляющее влияние на здоровье человека;

  2. эмоциональный – отсылает нас к переживаниям и чувствам человека, связанным с состоянием здоровья, а также особенности эмоционального состояния, обусловленные ухудшением физического и психического самочувствия человека;

  3. мотивационно-поведенческий – устанавливает положение здоровья в индивидуальной иерархии ценностей человека, особенности мотивации в области здорового образа жизни, а также характерные особенности поведения в случае ухудшения здоровья.

Подводя итог к данному разделу, мы говорим о том, что с точки зрения психологического фактора, самосохранение, является ни чем иным как инстинктом, направленным на выживание. Часто с ним связывают удовлетворение первичных потребностей и сексуальные инстинкты, связанные не только с получением удовольствия, но в первую очередь с продолжением рода.

Критиковать фрейдистский подход, довольно сложно, однако для на здесь есть его недостаток – он описывается исключительно природными инстинктами, в то время как, понятие самосохранения нельзя рассматривать исключительно в свете психологического фактора на что указывают авторы, поддерживающие оппозиционную точку зрения фрейдистским теориям. Так например, М. Мосс, пишет, что поскольку речь идет о техниках тела, все говорит о существовании огромного биологического, физиологического аппарата. Но “какова величина психологической шестерни?” – задается вопросом автор: “Последователь Конта сказал бы, что не существует промежутка между социальным и биологическим. Я же могу сказать, что усматриваю здесь психологические факты в качестве зубчатой передачи, а не в качестве причины, за исключением моментов творчества или реформы. Случаи изобретения, создания принципов редки. Факты адаптации - явление индивидуально психологическое. Но обычно ими управляет воспитание или, по крайней мере, обстоятельства совместной жизни, общения”34.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23