страница19/23
Дата29.08.2019
Размер1.74 Mb.

Межпоколенная трансмиссия практик самосохранности


1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23

V Отдых. Нейтральный досуг


В действительности занятие респондентами творческим развитием – нейтральным досугом, связано ими с активностью, которая коррелирует с самосохранительным поведением в малой степени. Однако, если соглашаться с тем определением, что самосохранность есть действия направленные на поддержания тела и духа, в определенном смысле мы можем описать некоторые практики, тем более, что некоторые из них, как мы выяснили, могут быть связаны непосредственно с поддержанием здоровья.

За интеллектуальной, творческой, художественной деятельностью респонденты закрепляли: английский хор, английский лагерь, музыкальную школу, рисование, общение с адекватной компанией. Такие практики в основном являются поступающим предложением от среднего поколения младшему. Старшее поколение же исключается в силу послевоенного времени и связанных с ним бытовых тягот. Особое место среди них можно отдать музыкальной школе, так как, согласно информации одной из респонденток, занятия по классу фортепьяно способствуют развитию моторики, что непосредственно обращает нас к телесности: «Мол, у меня была проблема с развитием разностороннего движения рук, как у многих детей… Моя подруга к слову, однажды серьезно заболела бронхитом или воспалением легких в детстве, точно не помню, в то время мы ходили на занятия флейтой, и врач сказала ей, что усиленные занятия на флейте помогут очищению легких».

Категория «отдыха» может быть в некоторой степени закреплена за категорией «активного образа жизни». Что интересно, действия и соответствующие габитусы категории «отдых» как подкатегория «активности» наследуется так же как и активный/пассивный образ жизни посредством семейного паттерна, но отвергается на уровне индивидуально-психологического фактора. Так например, описывая семейные традиции отдыха, респонденты, особенно отделившиеся от родительской семьи, отвечают им на уровне редких семейных встреч. С одной стороны, существуют практики поддержания активного проведения семейного отдыха (поход на лыжах всей семьей), но, в то же время, существует индивидуальная наиболее предпочитаемая практика «лежали к верху пузом на пляже».

Гораздо сложнее в этом смысле отслеживать механизмы передачи паттерна отдыха от старших поколений младшим. Из интервью становится ясно, что значительная часть этой категории, воспитанная тяжелыми последствиями трудного времени редко имела возможность к отдыху. И здесь одновременно практикой активности и отдыха одновременно выступает «трудотерапия». В некотором смысле эта практика передается среднему поколению, но здесь она выступает исключительной категорией «активности». Другим типом отдыха, менее распространённым, является поездка в пансионат один или пару раз в год от партийной или профессиональной организации. Именно эта практика может иметь закрепление семейного паттерна: среднее поколение по наступлении пенсионного возраста родителей и своего финансового становления, предпочитает отправлять своих детей (младшее поколение) со старшим в пансионаты, но такие практики закрепляются в детском периоде младшего поколения.

Пассивные же практики отдыха, то есть без движения, например застолья или семейный отдых на пляже у моря, выступающие в виде семейной традиции – являются стабильной трансляцией семейного паттерна: разделяется и усваивается всеми членами семьи.

В этой же категории мы нашли и гендерные стереотипы, воспитываемые в семье и принимаемые на идеологическом уровне, но не разделяемые на практике полностью в связи с жизненным опытом: «Отец приверженец отдыха в нашей большой не объятной России и презирает ленивый отдых на пляже… Ну, женщинам, мне кажется, нужен отдых заграницей, там: пляж, море, солнышко».


VI Традиции, ценности, воспитание


Эти три категории в настоящем анализе являются, по большей части, вспомогательными. Посредством этих категорий нам удалось во многих категориях расчленить габитусы, формируемые на уровне рассматриваемых нами трех факторов влияния. Иначе говоря, с этой позиции эти категории являются инструментами для выявления явного влияния тех или иных факторов – с одной стороны, и с другой – они выступают как механизмы передачи практик самосохранного поведения в межпоколенной семье, что очевидно из выше написанного анализа.

3.3 Выводы.


В ходе анализа мы выделили 13 промежуточных категорий, которые в конечном итоге были преобразованы в следующие шесть категорий:

  1. Образ жизни

  2. Питание

  3. Мониторинг здоровья

  4. Вредные привычки

  5. Отдых и досуг

  6. Воспитание, традиции ценности

Настоящие категории заключают в себе действия направленные на самосохранное или не самосохранное поведение, при этом эти действия обуславливаются габитусами, формирующимися под влиянием институционального фактора, семейного паттерна и индивидуально-психического.

Наша гипотеза, о том, что соматические габитусы могут испытывать противоречивое, разнонаправленное воздействие институционального фактора, фактора семейной культуры и индивидуально-психологического фактора, и, как следствие, интериоризация соматической культуры индивидом несет след контекста социализации и кумулятивного влияния упомянутых факторов – подтверждается. Более того, мы обнаруживаем конфликты и в одновременных действиях в рамках разных категорий, в целом описывающих самосохранность:



  1. нами были обнаружены одновременно влияния институционального, индивидуально-психологического и семейного паттерна влияния на культуру питания, спорта, присутствие вредных привычек, образ жизни, мониторинг здоровья – составных соматической культуры.

  2. Одновременное влияние индивидуально-психологического и семейного паттерна на практики отдыха

При этом действия из этих категорий являются разнонаправленными в соответствии с закрепленными габитусами и таким образом они могут быть классифицированы как положительные или отрицательные, что отправляет нас к дифференциации самосохранительного и не самосохранительного поведения.

Помимо этого вывода были выявлены основные типичные практики по каждой из категорий в соответствии с каждым поколением.

Как оказалось, основным типам практик по каждой из категорий соответствуют условия институционального характера и условия, диктуемые семейным паттерном.

Институциональные условия:



  1. в старшем поколении – тягот послевоенного времени; государственного принуждения; вынужденные практики в связи с финансовым положением; труда как культуры и ценности;

  2. в среднем поколении – до распада СССР: государственного принуждения и широкие доступные возможности; вынужденные практики в связи с финансовым положением; после распада СССР: вынужденные практики в связи с финансовым положением; расширение возможностей в институциональной среде;

  3. в младшем поколении – момент распада СССР: вынужденные практики в связи с финансовым положением; широкие возможности как наследие советской культуры, но малая возможность использования коммерческих структур как альтернативы; после распада СССР: все большее расширение возможностей за счет государственной поддержки муниципальных учреждений, и расширения относительно доступных возможностей в коммерческом секторе; относительная финансовая стабилизация.

Условия, диктуемые семейным паттерном:

  1. в старшем поколении – многодетность семей; уклад жизни, при котором почитаются уважение родителей и труд;

  2. в среднем поколении – семейные ценности, усвоенные старшим поколением, в условиях «трудной жизни» довольно активно транслируются на среднее поколение

  3. в младшем поколении родительский контроль снижается по сравнению со старшим и средним поколением, заменяется моделью мягкого воспитания, путем советов.

Так же в настоящей работе были выделены механизмы передачи практик самосохранности в межпоколенной семье, которые могут быть описаны через инструменты традиций, воспитания и ценностей. Как и практики самосохранности они работают на уровне институционального, семейного и индивидуально-психологического факторов.

Другой важный вывод, отчасти следующий из выше написанного, в данной работе заключается в выявленных тенденциях изменения практик самосохранности на протяжении жизненного цикла. Особенно такие тенденции проявляются в категориях «Мониторинг здоровья», «Питание» и «Образ жизни».

Так же нами была подтверждена гипотеза о том, что гендерная специфика практик самосохранности является следствием базовой гендерной идентичности, которая характеризуется в том числе полоспецифичными техниками ухода за телом. Их происхождение - кумулятивный результат влияния телесной культуры общества в целом, институционалных режимов медицины, а также социально-групповых образцов отношения к телесности и семейной культуры.

Такие гендеризованные практики могут быть отслежены в категориях: «Образ жизни», «Питание», «Отдых» и «Мониторинг здоровья». Однако в настоящей работе выделить яркие, типичные гендерные практики удалось частично, что вероятно вызвано смещением выборки или ошибками гайда.



1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   23