страница17/23
Дата29.08.2019
Размер1.74 Mb.

Межпоколенная трансмиссия практик самосохранности


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23

III Слежение за здоровьем. Болезнь. Посещение врачей.  Мониторинг здоровья


В действительности, категория «слежение за здоровьем» не просто пересекается, а скорее включает в себя категории “Быть здоровым”, “Вредные привычки”, “Посещение врачей”. В таком случае, мы могли бы объединить эти категории в категорию «Мониторинг и профилактика здоровья».

Как оказалось, несмотря на статистические данные ВОЗа, здоровье не является такой уж первостепенной ценностью, как например семья и семейные отношения, ответственность и честность, работа. Естественно здоровье воспринимается как ценность, но о ней респонденты приводят скорее идеологические умозаключения. Здесь весьма уместно применить тезис из работы А.А.Ковалевой «Самосохранительное поведение в системе факторов, оказывающих влияние на состояние здоровья»: «Проблема самосохранительного поведения заключена в несоответствии, порой резко выраженном противоречии между сознанием и поведением. Зачастую индивиды имеют потребность в здоровье, однако она не осмыслена применительно к конкретным обстоятельствам, т. е. потребности индивида не реализуются в его поведении в сфере здоровья»78

Забота о здоровье, его мониторинг с позиции медицинского осмысления (посещение врачей, прием лекарств), имеет тенденцию изменяться на протяжении жизненного цикла. Общая схема для всех поколений выглядит приблизительно следующим образом.

В раннем-подростковом возрасте, забота о здоровье в медицинском осмыслении осуществляется обязательными диспансеризациями, осмотрами в институциональных рамках, принудительным путем. Что и является механизмом передачи в межпоколенческом аспекте. В рамках первичной социализации, когда индивид находится в беспомощном положении, опосредованным детским возрастом, забота о здоровье конечно же ложится на плечи родителей: «Шапку на меня одевали, когда на улице прохладно было. Вареньем кормили. Все время эти горчичники, блин, как вспомню, ваще страшно становится».

Подходя к зрелому возрасту, собственное отношение к здоровью становится «наплевательским», «халатным». Мониторингу здоровья способствуют только профессиональные учреждения, требующие медицинские справки о профпригодности, самостоятельное же посещение врачей происходит редко «от случая к случаю», «как припрет», «пока в попке прям не запечет». Переоценка отношения к здоровью происходит, как нами было выяснено, только ближе к пожилому возрасту, когда появляются серьезные или возрастные заболевания, и индивид вынужден посещать врачей:


  1. «ну сейчас вот старый стал… болячки всякие. Приходится ходить к врачам. Но таблетки эти! Пьешь одни для сердца – плохо становится печени. Я тут даже исхитрился. Мне таблетки прописали, они в капсулах, вот посмотрите, я их пополам разделяю а края пастилой замазываю, чтобы не рассыпались. Не хочу их полностью пить, а в меньшей дозе не продаются»

  2. «По мере необходимости, вот если появляется необходимость, регулярно не могу сказать. Могу полгода не ходить. Я не любительница ходить по врачам. Если припрет то пойду, а так нет … Ой ну сейчас приходиться боле внимательно относиться, потому что уже и давление появилось и зрение вот сегодня была уже в двух поликлиниках».

Так же мы обнаружили гендерные различия в практиках посещения врачей. Как выяснилось, женщины следят за своим здоровьем больше, чем мужчины, и среди «обязательных врачей» отмечают гинеколога и стоматолога. Вместе с заботой о собственном здоровье, женщины заботятся о здоровье своих детей, в то время как мужчины относятся к этой проблеме косвенно: только в конкретных ситуациях, связанных с риском для жизни. Что интересно, при смещении возрастных категорий, то есть на протяжении жизненного цикла, женщины часто берут на себя заботу и о своих супругах (ближе к зрелому возрасту), вместе с тем прекращая прямую заботу о здоровье детей.

В целом, как выяснилось, мониторинг собственного здоровья в медицинском осмыслении закрепляется габитусами исключительно индивдуально-психического и институционального факторов. А механизмами передачи практик, в основном, выступают: в детстве – обучение гигиене родителями; в зрелом, подростковом возрасте – обязательное медицинское принуждение или нормы, принятые соответствующими институтами; в пожилом возрасте – инстинктивная потребность.

Практически во всех интервью нами было обнаружено крайне негативное отношение к отечественной медицине. И здесь может быть обнаружено несколько случаев: отношение недоверия к компетентности, психические детские травмы связанные с болью, оценка финансовых и временных издержек:


  1. «я расчесывала кожу до мяса, в детстве мне даже бинтовали руки , чтобы я этого не делала. Таскали по врачам мазали ужасными мазями. До определенного возраста у меня даже волосиков на голове не было – была корка… лысая такая девочка с расчесами, огромными васильковыми глазами, со мной никто дружить не хотел. Если бы не мама и сейчас бы ходила уродинкой» - отношение к врачам – негативное, психическое восприятие связанное с болью и негативным восприятием в последствии. Болезнь связывается с социальными связями, внешностью;

  2. «Врачей на дом не вызываю, пытаюсь справится сама. Они все равно ничего нового мне не откроют. Тупые и безмозглые все не компетентней и не компетентней. Превращаются в агентов по рекламе препаратов. Бесят. Приходят домой еще в обуви. Прибила бы их. Очень не люблю врачей с детства.» - негативное отношение к врачам, обусловленное восприятием их как некомпетентных. Отношение к здоровью халатное, связано с воспоминаниями из детства, забота вызвана необходимостью;

  3. «Чтобы в этой чертовой государственной поликлинике пройти – это надо 2 дня в помойку просто выкинуть. Предпочитаю частные медучреждения. Но проблема найти частные хорошие – проблема еще большая, чем найти гос без очередей. Потому что в частных – развод на деньги» - проблема доверия государственным учреждениям, а так же проблема времени.

Характерной чертой самосохранительного поведения, таким образом, в плане мониторинга здоровья в среднем и младшем поколении, становится распад системы всеобщего бесплатного здравоохранения; и соответственное смещение ответственности за здоровье на собственное усмотрение граждан, что вызывает сокращение затрат на медицину и социальную поддержку, а так же использование альтернативных, не медикаментозных способов лечения: «простуду лечили и лечим народными средствами: чаи с травами, липой, малиной». Еще одним из выходов в связи с сложившейся ситуацией выступают социальные сети индивидов – обращение за помощью к друзьям-медикам.

В данной категории, возможно выделить еще одну подкатегорию – представление о риске для здоровье, хотя данная подкатегория могла бы представлять собой полноценную, интересную категорию. Информация, данная респондентами по этой категории, могла бы анализироваться через призму осведомленности о здоровом образе жизни, но в связи с малой долей информации о предполагаемой категории, мы не можем сформировать обоснованную категорию, что, вероятно, является следствием недостаточной разработанности гайда. Тем не менее мы представим здесь обнаруженные нами практики, как обзорные:



  1. «Честно, к стыду своему, я не знаю бабушкино военное время. Она рассказывает иногда, вспоминает, но все это очень смешанно, а спрашивать напрямую мне всегда было страшно – вдруг ее инфаркт хватит»;

  2. «В нашей семье мама если узнавала, что я там покуриваю- это был вообще караул-караул. Хотя нет, она узнала это, когда Настя уже была. Потому что, если бы она узнала – это был бы стресс».
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23