страница16/23
Дата29.08.2019
Размер1.74 Mb.

Межпоколенная трансмиссия практик самосохранности


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   23

II Питание


Среди всех поколений можно обнаружить тенденции меняющихся периодов, обусловленных финансовыми периодами стабильности и нестабильности, выходом из родительской семьи, а так же возможностью выбора продуктов на рынке. При этом за индивидами сохраняются обычные индивидуальные вкусовые предпочтения.

Габитусы связанные с питанием, вырабатываемые под влиянием семейного паттерна, являются более крепкими – устойчивыми по сравнению с габитусами, формирующимися под влиянием институционального фактора или индивидуально-психологического, хотя последние два так же немаловажны и играют особую роль на разных этапах жизненного цикла.

Привычки и традиции связанные с питанием, закладываемые фактором семейной культуры, обозначаются положительными моделями: горячий завтрак, режимность, здоровый рацион. Усвоенные в детстве модели питания означают для респондентов тождество «домашняя еда – полезная еда». Такое восприятие, однако, не означает, что еда действительно полезная. Интересное влияние здесь оказывают периоды финансовой стабильности.

Старшее поколение, опрошенное для настоящей работы, пережило Вторую мировую войну, и в большинстве семей основным питанием был жмых, картофельные очистки. Особенным событием, праздником становятся трофеи – «отвоеванный заяц у коршуна», «мясо на кости», «кусочек маргарина», «конфета, подаренная немцем». Сопоставляя редкие продукты с праздником, респонденты идентифицируют те или иные продукты как полезные. Другими словами, среди однообразия «пустой» или нищей пищи, появляющиеся «неполноценные» продукты, связанные с воспоминаниями о довоенной жизни, воспринимаются респондентами как полезное. В последствии, что интересно, такие продукты закрепляют за собой статус полезного, например, маргарин. Хотя с вмешательством института здравоохранения в последующей жизни, происходит переоценка того или иного продукта, но вкусовые предпочтения «правильного» остаются укорененными, и в некоторой пропорции транслируются младшим поколениям.

В то же время были обнаружены негативные ассоциации с определенными продуктами, которые можно объяснить через болевую память. Иными словами, происходит формирование вкусовых габитусов под влиянием травм или неприятных последствий для организма, связанных с употреблением конкретных продуктов: «осенью иду, поле картофельное – помидорчики. Когда картофель цветет, после – пасленовые. И я наелся этих помидорчиков. 33 метра против ветра. Кое-как подлечились – диета – лебеда. А потом нашел голодный мыло – хватанул побольше. После этого я против ветра года до 48 – хронический коалит. Вот кстати, с тех пор я до сих пор не могу есть картошку, и даже слегка недозрелые бананы. Знаете, вот ешь и прям остается привкус этих пасленовых. Вкус очень похож. Нет, ну конечно, если под дулом пистолета…».

Схожее влияние оказывает поддержка государства в области питания в поствоенный период:



  1. «Утром мы с сестрой садились в троллейбус переполненный, водители нас чаще всего пускали к себе в кабинку. Там после полдника положены витамины. Выносили 2 здоровые кастрюли: в одной – вареная белая свекла, в другой – красная. И нас заставляли есть. И с тех пор, ну, конечно, когда надо. Когда там пополам с селедкой, а так даже винегрет ем без удовольствия, только с хренком с перцем».

  2. «во время войны, когда мне было 12 лет я, нет она уже окончилась. И вдруг оказалось, что мне витамин Д надо пить – рыбий жир. А как будто богом была послана рыба минога. Она как змея. Знаешь какая деликатеса в данный момент! Но честно? Переел, хотя это кажется лучше в чистом виде, чем таблетки пить»

Таким образом, механизмы передачи практик в данной категории проявляются на уровне финансовой ограниченности и семейной заботы, но определить их прозрачно довольно сложно. В общем виде они могут быть представлены через поддержку государства.

С моментом финансовой стабилизации, но все еще сохраняющимся низким доходом семьи, питание улучшается, и употребляются действительно полезные продукты питания: каши, картофель, супы с мясом, фрукты. При схожих условиях среднее и младшее поколение за счет разнообразия продуктов на рынке так же нацелено на употребление действительно здоровой пищи, в то же время особенно среди младшего поколения существуют практики питания «быстрой едой» и не вполне полезной:


  1. а)«Сейчас же намного больше выбор – в магазин пришел – все купил. Раньше же фруктов зимой вообще не было. Дай бог если яблоки. А щас лучше в этом плане. В плане витаминов»; б) «детям своим обязательно прививаю правильно питаться. Это раньше в мое время такой потребности не было, щас такие продукты, что не все полезные. Так что надо привить культуру какую-то»; (среднее поколение)

  2. « Питание это в принципе большая проблема у любого современного человека. Темп жизни таков, что без перекусов всякими бутербродами или чипсами не обойтись» (младшее поколение);

  3. «Еда всегда была вкусной и здоровой. Овощи и фрукты все со своего огорода, молоко от коровы. Бабушка в деревне держала корову, была пасека, и мед был изумительно вкусный, в сотах янтарный. С черным хлебом, запивая парным молоком, что может быть лучше. Вот только конфеты выдавали по одной не каждый день» (среднее поколение);

  4. «Сейчас очень хорошо питаемся. Самое смешное, что нет сала, хотя фамилия хохлятская – не люблю, а вот жену – вечно тянет. Вот сейчас все как по науки. Питаемся это сыр, и значит, меньше колбас. Мясные, рыбы много, морской. Стараемся по крайней мере следить за собой. А так хлеба мало. То есть к старости какой-то жизненный опыт и все остальное. Поэтому сейчас все-таки это какой-то достаток. Это раньше хлеб с солью и с маслом – счастье. А еще лучше – маргарин. Тогда же все было – дефицит» (старшее поколение).

Здесь же важно отметить, что большим подспорьем для здорового питания являются дачные участки, на которых выращиваются «домашние» свежие продукты питания. Характерная культура труда, свойственная старшему и среднему поколению, со временем отчуждаются, и соответственно младшее поколение находит редкостью продукты, произведенные в рамках домашнего труда: «В деревне всегда все было натуральное [воспоминания о детстве]: молоко (коровье, козье), свежее мясо, ягоды, фрукты, творог. Все, что можно пожелать, все, что сегодня большая редкость. Ну и дурой же я была тогда, когда капризничала».

Механизмом передачи в старшем поколении среднему становится семейная культура, описываемая цитатой «есть, что дают». В среднем – «прививаю правильно питаться». В младшем – «темп жизни таков».

Так или иначе, модель преемственности габитусов питания через семейную культуру, имеет прерывистый характер, если представить ее в виде прямой жизненного цикла. Иначе говоря, привычки связанные с питанием в детстве, в родительской семье и носящие при этом, как правило, принудительный характер, меняются в период отдельного проживания от родителей: питание становится не регулярным и не самым полезным, что респонденты объясняют несколькими причинами. Во-первых, речь идет о нехватке времени; во-вторых, от лени; в-третьих, от возможности питаться вне дома, предпочитая фаст-фуд, тем самым, «экономя свое время на отдых и другие, кроме готовки, домашние дела». При таком рассмотрении, мы наблюдаем влияние институциональных факторов.

С момента образования собственной семьи, питание обретает вновь, те черты, которые были свойственны родительской семье, что респонденты обосновывают понятиями материнского ведения хозяйства и ответственностью. Таким образом, здесь мы обнаруживаем влияние гендерных аспектов – материнское ведение хозяйства. Приведем наиболее яркие цитаты из ряда интервью:



  1. «мама воспитывала меня жестко, когда отец приходил домой, возвращался из командировки – на столе всегда была еда и все ждали всех, это передалось и моим девчонкам»;

  2. «Мама говорила, что всегда должно быть первое, второе и компот. Обязательно регулярно посещать врачей для профилактики. То же перенесла и в свою семью»

Близкой к объяснению передачи паттернов семейной культуры питания, помимо гендерных моделей и воспитания, становятся категория ценностей и традиций в родительской семье:



  1. «Еда?.. ценности традиции…Сколько себя помню, дома всегда должны быть овощи и фрукты – тогда все хорошо будет. Я даже колбасу без огурчика не ем»;

  2. «У нас традиция – застолья. И бабушка с ее древних времен всегда считала обязательным накормить гостей! Когда к нам приходят гости, а я потом с ней разговариваю, она всегда спрашивает – Насть, а гостей-то вы хорошо накормили?! А чай предложила со сладким?».

Таким образом, исходя из выше сказанного, механизмы передачи практик в категории питания могут быть определены, во-первых, через традиции и поучения родителей: «Мама воспитывала меня жестко», «мама всегда говорила», «дома всегда были», «прививаю правильно питаться»; во-вторых, через финансовые ограничения и поддержку государства: «нас заставляли есть», «ешь, что дают»; и, в-третьих, через стиль жизни современного человека: «темп жизни таков».

Категория питания, рассмотренная нами, тесно связана с категорией болезни. Речь идет о диетах, направленных на поддержание здоровья или коррекции и предотвращения болезни. В данном случае питание, если не говорить о наследственных заболеваниях, становится заботой воспитания старшего поколения (при чем, как правило всех поколений, поддерживающих между собой тесную связь), и таким образом габитусы связанные с питанием хотя и являются частью семейной заботы закрепляются на индивидуально-психологическом уровне в зрелом возрасте. При этом, что любопытно, габитусы сформированные принудительно под влиянием болезни у индивида в одном поколении в некотором объеме транслируются на следующее поколение.


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   23