страница6/9
Дата10.01.2019
Размер1.53 Mb.
ТипКнига

Книга с завлекательным названием «Хохот шамана»


1   2   3   4   5   6   7   8   9

Ритмика

03.01


Анализируя записи, обратил внимание на аспект гармонизации человека с внешним миром. Шаман не раз указывал на это, когда рассказывал о смысле камлания с бубном, распорядках, неизвестных животных и характере действий человека. Угадывая за такими рассказами наличие концепции, я подготовил и запомнил список вопросов.

- У человека какой - то ограниченный ритм?

- Скорее набор или участок спектра ритмов, как участок цветового спектра.

- Чем это обусловлено?

- Телом.

- А ум, чувства?

- Представь себе механический манипулятор, который может двигаться с частотой пять раз в секунду. Он и должен получать не больше пяти команд в секунду. Если он получит десять противоположных команд, будет просто дрожать.

- У других животных другой ритм?

- Если другое тело.

- Возможно как - то ускорить обычный человеческий ритм?

- Без специальной практики ты просто разрушить себя.

- А замедлить?

- Можно, но в безопасном месте. Иначе, ты, например, попадешь под автомобиль или под движение ледника.

- Медитирующие йоги замедляют ритм?

- Я знал немного йогов. Похоже на то. Но не осознают, у них другое понимание.

- А время?

- Правильно чувствуешь. Твое время тоже замедлится.

- А остановить его можно.

- Принципиально, да. Но так ты можешь просидеть века Буддой, сфинксом, или еще каким-нибудь чудом. И попадешь под ледник или потоп.

- Научи меня замедляться.

- Пятый десяток, а все учителя ищешь. Одна маленькая практика тебе доступна сегодня.


02.01

До сих пор Шаман ничего мне не показывал. Я и не рассчитывал на это после завтрашнего разговора. Но я должен был спросить.

- Ты рассказывал про ускорение. А сам можешь?

- Практиковал.

- Покажешь.

- Смотри. (Шаман исчез и в тот же момент похлопал меня по плечу сзади.).

- Я не ожидал. Ничего не заметил.

- Так и должно быть. (Шаман захохотал.).Ты и не можешь заметить ничего вне своего спектра ритмов. Иногда лишь смутное мелькание в воздухе.

- Ты мог стать чемпионом по боксу или каратэ!

- Хочешь стать чемпионом детсада?

- Мне трудно сравнить. Научи меня.

- Нет. Твое тело недостаточно прочно.

- Научи готовить тело.

- Завтра покажу одну маленькую практику.


03.01.

Показанное Шаманом упражнение было набором скорее медленных и монотонных движений, чем быстрых и резких. Через полтора часа я устал и физически, и психологически - монотония доконала.

- Сколько мне делать такие упражнения?

- Для укрепления тела хорошо бы, если бы ты мог продолжать их два - три дня без перерыва?

- И не спать?

- Без перерыва.

- Но человек не может столько работать и не спать.

- Не работать, жить в этих упражнениях. Если это удастся, спать тебе не понадобится. Только болевые ощущения в связках или мышцах смогут остановить тебя. Но в следующий раз ты сможешь дольше.

- Как это дает силу или скорость?

- Тебе рано. Осваивай ритмичные упражнения.

- Что это даст?

- Древний чукча убивал дикого оленя без стрел, ножом. Он просто долго бежал за ним, пока олень не падал. Человек не быстрее и не выносливее оленя. Он может быть более ритмичным.

- Как долго нужно было бежать?

- Это не имело значения. Имело значение состояние, похожее на транс, которое ты можешь понять с помощью упражнения.

- А без транса?

- Подвернешь или сломаешь ногу.

- Все так могли?

- Любой молодой охотник с здоровыми ногами.

- Был какой - то ритуал, практика?

- Как у всех народов мира. Охотник просил прощения, понимая, что и его когда - то догонит судьба, и наносил смертельный удар.


02.01 - 03.01. 2000

В темноте перед сном услышал вдруг явственно звук пилы по дереву. Прислушался - звук исчез. Кто мог здесь пилить кроме нас? Показалось.

Ночью проснулся от очевидно громкого и продолжительного звука пилы. Ситуация абсурдная: кто - то ночью в темноте приволок к землянке дрова, не заходит при тридцатиградусном морозе и сильном ветре, но интенсивно и долго пилит. Проснувшийся от громких звуков Шаман присел у печки и стал подкладывать дрова. Он явно слышал звуки, но не обращал внимания.

- У тебя есть знакомый с такими привычками?

- Какими?

- Приходить зимой ночью и пилить дрова.

- А-а. (Шаман усмехнулся). Это пилит наш общий знакомый.

- Но кто?

- Лед.


- Как это?

- Идет прилив. Вода поднимает сейчас у берега миллионы тонн льда. Воздух выходит толчками из полостей, приподнимая и опуская огромные льдины.

- Но ритмичность? Как движение руки с ножовкой.

- Скорее как пульс человека. Что тут удивительного? Не море живет в нашем ритме, а мы - в ритме моря.


1999

Аэродром подскока

22. 06.


Понятно, что день будет жарким и солнечным. Кое - где над зеркальной гладью моря таяли белесые клочки ночного тумана. Шаман возился с браконьерской шлюпкой - благодарность за излечение бригады от тяжелого отравления. Он переделывал шлюпку в небольшой шлюп постоянно и радикально: усилил и закрыл борта, нарастил центральные ребро и небольшой киль, укрепил канат, выполняющий роль волноотбойника и причального бруса, подвижный парус, специально сшитый для него эвелнами. Кроме этого в шлюпе имелись запасные весла, устройство для повышения устойчивости из шестов с пых-пыхами 9и множество других приспособлений. Восьмиместная шлюпка стала четырехместной, но пойти на ней можно куда угодно.

Горы на далеком мысе огромного полуострова были видны необычайно ясно. Если не знать, что до них около семидесяти километров, можно поручиться, что не более двадцати.

- Собрался попрактиковаться в мореплавании?

- Пойдешь со мной?

- Куда?

(Шаман указал на синий мыс).



- Успеем до ночи?

- Дойдем часов за десять - двенадцать.

- Шторм не налетит?

- Не звал бы тебя.

- А что там?

- Аэродром подскока.

- Настоящий ленд-лизовский?

(Шаман утвердительно опустил веки.)




23.06.

Прямо из крутого, щетинившегося сланцами берега, торчали остатки бревенчатого сооружения, напоминавшего огромный горизонтально уложенный колодец. Бревна посерели от времени

- Что это?

- Была сланцевая шахточка, потом склад. Вход засыпали после войны. Но берег размыло.

- Что там было?

- Взрывчатка, горючее, оборудование.

- Там что-нибудь есть сейчас?

- Беру кое - что для хозяйства: железо, вар, всякую мелочь. Ты можешь найти что - то полезное для городской жизни, но тащить такие расстояния неразумно.

- Есть оружие, боеприпасы?

- Раньше оружие не оставляли на неохраняемом объекте.

- Возьму что-нибудь легкое на память.

- Думаю, что твоя городская квартира и так забита хламом.

- Да. Откуда ты знаешь?

- Ты годами таскаешь "что-нибудь на память", и, наверное, это уже мешает тебе жить.

- Не нужно ничего брать?

- Бери то, что нужно. А "на память" приучай работать память.

- Но предмет может вызвать воспоминания и "оживить" их. Студентов учим, что предмет - внешняя опора воспоминаний.

- Воспоминания могут "забить" твое сознание, как хлам квартиру.

- Люди дорожат своими воспоминаниями.

- Я говорю не о том, что само запомнилось, а о том, чтобы ты не наращивал объем воспоминаний искусственно.

- Есть целая культура организации воспоминаний: фотографии, видео, сувениры…



- Куда, зачем и какой багаж впечатлений тащит твое сознание?

- В каком смысле?

Память нужна человеку не для прошлого, а для будущего. Не заполняй ее искусственно, это может помешать продвигаться в будущее.
23.06.

Издали огромное летное поле казалось сплошь покрытым цветами, но под ногами лежали поржавевшие железные полосы с выдавленными круглыми отверстиями. Трава и росла в этих отверстиях. В основном, полосы сохранились такими же ровными, как и более полувека назад, хотя местами были изогнуты и даже скручены от перемены температур и влажности. При ходьбе иногда попадались "всплывшие" за полвека из мерзлоты валуны, окруженные кусками порванного и покореженного железа.

Снег сошел уже недели четыре, и летное поле цвело поверх буйной молодой зелени ковром синей незабудки, белой пастушьей сумки, неизвестных мне сиреневых, красных и желтых цветов. Тонкий запах цветов, ярко - синее до фиолетового оттенка небо, полукольцо черно - синих гор со сверкающими снегом вершинами, мирное жужжание шмелей и порхание бабочек в сочетании с железной взлетной полосой, сохранившей какой - то дух тех суровых лет, подействовали на меня особым образом: день был так прекрасен и так трагичен, что любое действие было бы бессмысленным лукавством. Я просто лег на нагретые солнцем травы и полосы, положив руки под голову. Шаман глянул на меня и молча удалился к невысоким строениям на краю аэродрома. Очень высоко, наверное, уже в тропосфере, парила одинокая белая птица, и я "ушел" за ней. Не спал и не бодрствовал, а как - то "впитывал" красоту и трагичность, бесконечность и мимолетность этого мира. Через несколько часов спокойствие и ясность Шамана стали понятны мне.

- Теперь я понял про бесполезность "предметов на память".

- (Шаман кивнул).

- Спасибо тебе.

- Не за что. В городе нельзя постоянно находиться в этом состоянии.

- Почему?

- Многие окружающие будут неосознанно пытаться взбаламутить тебя.

- ???


- Это также естественно, как кинуть камень в спокойную воду. Большинству городских необходимо везде обозначать свое присутствие.

- У себя в квартире я могу это практиковать?

Конечно. Но потом, чтобы заняться городскими проблемами, тебе будет необходимо волевое усилие.

- Зачем вообще людям нужна эта социальная суета?

- А где же человек может развиться до уровня контроля над собой?

- Мне кажется иногда, что социальные связи мешают развиваться, расти.

- В чем-то мешают расти, в чем-то - опуститься. Неустойчивому социальные связи необходимы.
24.06

Шаман льет дробь из аккумуляторных пластин. Технология проста: свинец стекает от костра по стальному желобку и капает в ямку с водой. Иногда капли застывают "с носиком", поэтому мы с Шаманом оббиваем дробь в каком - то железном баллоне. Меняя наклон желобка и температуру, Шаман меняет "номер" дроби. Оказывается, сланцы не набирают влагу и горят жарче, чем дрова.

Трудно придумать занятие скучнее. В отличие от меня Шаман сосредоточен и спокоен, ему не скучно, но и поговорить он не против.

- Ты тратишь большую часть бодрствования на всякие работы, и у тебя остается часа три - четыре на местные практики.

- Да, примерно так.

- Но в городе ты мог бы иметь больше времени.

- Нет, примерно так же. И там нет местных практик.

- Тебе не скучно столько часов лить дробь? Мне это капание действует на нервы.

- За день делаю годовой запас. А от скуки у меня есть аэродромы подскока.

- Есть недалеко еще аэродромы?

- Я говорю про внутренние аэродромы.

- Что это?

- Любому человеку со временем надоедает чем - либо заниматься.

- При чем здесь аэродромы?

- Человек как самолет. (Смеется.) Летит - летит, потом ему нужно сесть и заправиться.

- Человеку нужно поесть? (Смеемся вместе.)

Когда тебе надоедает заниматься каким - либо делом, ты или бросаешь его, или делаешь волевое усилие для продолжения.

- Естественно.

Беда в том, что ты и бросаешь дело, и делаешь усилие неосознанно.

- Обычно я заставляю себя осознанно.

Ты когда-нибудь делал выбор: "Бросить или сделать волевое усилие?"

- Нет, но я понимал необходимость продолжения.



- Необходимость - не выбор. Даже не совсем волевое усилие. Выбор делается без необходимости. Ты делал такой выбор?

- Трудно сказать.

Выбор без необходимости сделать волевое усилие и есть аэродром подскока в твоих делах. Без него твой "самолет" не улетит дальше обычного радиуса.

- Чтобы развиваться нужны волевые усилия?

- Для дел. При развитии человека волевые усилия бывают и вредны?

- Как это?

- Когда человек напрягается, он становится жестче, консервативнее.

- Для развития себя нужно расслабиться?

- Разрешить себе изменяться, расти, понимать. А уж с этим или расслабиться или собраться - по ситуации.
1999

Берег Сокровищ

25.06


Пока я собирал плавник и сланец для ночного костра, Шаман нажарил местной травы, напоминающей петрушку. Заросли этой травы буйно покрывали весь видимый обрывистый берег, поэтому я удивился ее съедобности.

- Обычно съедобные травы нужно искать.

- Мы и нашли.

- Но здесь ее больше, чем всех других трав на склонах.

(Шаман пожал плечами).

- Вкусно. Какой - то особый рецепт жарки?

- Какой может быть рецепт жарки? (Шаман засмеялся.) Жарь.

- Что это за трава?

- Местные называют ее дикой петрушкой. По науке не знаю.

- Она обладает лекарственными свойствами?

- Примерно как петрушка, только сильнее.

- Так ее нельзя столько есть? (Я задержал вилку у рта.)

- Можно. (Шаман опять засмеялся.). Только будешь мало спать и много думать о женщинах.

- А ты?


- Я не сплю в белые ночи более двух - трех часов. Как и вся здешняя природа.


26.06

В полчетвертого утра проснулся от рева белухи. Казалось, что она проревела прямо над ухом, но колесо ее огромной спины медленно перекатывалась в сотне метров от берега. Шамана не было. Судя по костру, он подкладывал плавник примерно час назад. Поймав себя на том, что и спина белухи выглядит привлекательно, решил больше не ложиться. И дикой петрушкой не злоупотреблять.

Было уже или еще светло, как пасмурным днем. В точке, где сходятся восток и запад, розовели облака. Подбросив сланца в костер и умывшись в ручье, я медленно побрел по крупной почти идеально круглой гальке.

Осенние шторма нагородили вдоль берега каменную дюну, закидывая за нее все, что легче камня. Постепенно я увлекся находками в кучах плавника: здесь были круглые сетевые поплавки из зеленого стекла, которые мы собирали еще мальчишками; разноцветные поплавки из японской синтетики и огромные надежные отечественные "балберы" из твердого белого пенопласта. Никто ничего не собирал здесь уже более полувека. В окрестностях Магадана есть люди, которые подрабатывают тем, что выносит море, но только сейчас я впервые понял, как это может быть. Одних обрывков тросов, если их расплести на фалы, на многие тысячи. Плавник всех пород, включая красное дерево, мореный дуб и суперблагородный орех валялся кубометрами. Корпус какой - то ракеты с обломками волноводов внутри белел рядом с иноземным черным бакеном, со свисавшими обрывками проводов и кусками аппаратуры. Платино-иридиевое покрытие внутри волноводов ракеты выглядело так, будто его не омывали студеные соленые волны. Я даже поломал голову над тем, возможно ли как - то снять электролизное покрытие, но, не придумав способа, двинулся дальше. Больше необычных бутылок и банок меня удивила желтая российская банка с черной надписью "Вода питьевая консервированная". Удалось также разобрать слова "ВРПО Дальрыба ПО…", "ОСТ 15 - 24…" и "… в самом крайнем случае". У кого - то был этот крайний случай, так как банка вскрыта. Дай Бог им удачи.

Белая пластиковая бутылочка со штрих - кодом для правки распечатанного текста. Открутил пробку - хороший свежий штрих - код. С какого корабля канцелярия? Покрутив в руках, бросил в камни.

В довершение чудес, обогнув мыс, я нашел занесенный на треть песком, илом и галькой почти целый катерок с надписью "Феликс Кон". С опаской, надеясь никого не найти, все же тщательно осмотрел его. Мотора не было! Навигационного, электро - и радиооборудования тоже. Кто - то "раздел" баркас еще в море или даже на борту плавбазы. Но зачем выкинули? Или он сам оторвался? Одна из миллионов загадок моря.

Почувствовав, как печет солнце, взглянул на часы. Десять утра. Я возился с находками около шести часов, которые пролетели как миг.

Шаман что - то мастерил, лежа на животе на дне шлюпа. Торчавшие из под палубного покрытия босые ступни покачивались в такт ударам железа по железу. Спросив, не нужна ли помощь, поставил греться чайник.

На третьей кружке Шаман перестал, наконец, стучать и скрежетать, выполз весь взмокший из шлюпа и налил отвара из своего чайника.

- Что ты там делал?

- Опоры для руля и сальник. (Шаман был как всегда спокоен, но у меня сложилось впечатление, что он явно доволен результатом). А ты?

- Чего только не видел. Возле твоей землянки такой же берег?

- Говорю же: море и горы дают все. Но на этот берег выносит гораздо больше из - за поворота течения.

- Почему тогда берег не заилен?

- Холодно. Очень сильные шторма.

- Мы не попадем?

- Есть десяток дней в году, когда здесь можно ходить. Или зимой можно добираться по льду. Но зимой все скрыто трехметровой наледью.

- Здесь настоящий берег сокровищ. Жаль, что все пропадет.

- Все настоящие сокровища должны лежать нетронутыми на далеком берегу. В этом их суть и судьба.




27.06

Плыли весь вечер и всю ночь. Днем помогал Шаману снимать часть рулевого оборудования с баркаса.

Смотрю на далекий синий мыс и не верю, что вчера еще был там. Обычно Шаман ходит туда один. Не всякий решится, но, похоже, у Шамана и тени сомнений не возникает.

- Тебе никогда не хочется опереться на чье - то мнение, опыт, авторитет?

- Не боишься загрустить?

- Почему?

- Задаешь такие вопросы.

- Пожалуй, боюсь, но не слишком.

- Тогда отвечу. Маленькому ребенку нужны родители, подростку - товарищи, юноше и молодому мужчине - своя группа, семья, работа, государство.

- А взрослому мужчине?

- Как ты думаешь?

- Но он опирается на государство.

- Обычно государство опирается на нескольких взрослых мужчин, если, конечно, они есть и хотят подпереть.

- Значит…

- Именно, когда ты действительно взрослый - действительно не на кого опереться.

- Действительно, грустно. (Вместе усмехнулись игре слов.)

- Когда привыкнешь, увидишь новый горизонт.

- Расскажешь?

- Трудно. У тебя еще нет соответствующей практики.




27.06

Белая полярная ночь. Вода у берега кажется кипящей из - за нерестящейся мойвы. Мы черпаем ее сачком из мелкой сетки. Шаман солит для сушки лишь две бочки, а можно было бы за ночь начерпать вагон, не сходя с места. Сколько тысяч километров берега "кипит" в эти ночи?

Бочки полны, и мы усаживаемся у костра. Спать не хочется в эти ночи ни нам, никому на берегу и в море. После обмена бытовыми замечаниями пытаюсь продолжить дневной разговор.

- Новая перспектива развеивает грусть?

- Проще. Ты сможешь пойти своей дорогой только тогда, когда тебе не нужно опираться на других.

- Многие люди идут своей дорогой?

- Нет.


- Почему?

- Когда они смогли бы это делать психологически, они, как правило, настолько слабы физически, что нуждаются в помощи других: родни, общества.

- Наверное, много и здоровых?

- Нет. Слишком от многого нужно отказаться, а человек может это довольно поздно. Он и сам изобретает себе путы?

- Какие?

- Пока он здоров, он думает, что дети и внуки нуждаются в нем.

- Так действительно (опять усмехнулись) бывает.

- Редко. Просто он изобретает услуги, от которых они не отказываются. И (смеется) действительно благодарны.

- Человек, который все же пошел своей дорогой, обязательно должен жить отшельником?

- Нет. Но у него должен быть свой берег сокровищ.

- Аллегория?

- Конечно. У него должна быть внутренняя территория, недоступная другим.

- Туда выносит жизнь всякий хлам, как на вчерашний берег?

Без этого не бывает. (Смеемся). Но есть там и много ценного.

- Если пустить туда другого, он соберет все ценное?

- Полбеды, если так. Может еще и нагадить. Твой Берег Сокровищ должен быть полностью недоступен другим.




28.06

Выйдя из - за скалы, мы встретились взглядом с медведем, стоящим на большом валуне посреди потока. Наверное, шум потока и помешал ему услышать нас. Судя по всему, мишка ждал горбушу и явно скучал. Я не слишком тревожился рядом с Шаманом, но когда медведь шагнул по воде навстречу, потянул с плеча ружье.

Справа высоко закричала вылезшая из скал огромная, величиной с лошадь, злобная крыса. Она решила, что мы вместе с медведем угрожаем ее детенышам. Крик был столь яростен, агрессивен и безнадежен, что я почувствовал оцепенение. Скосив глаза, я увидел эту обезумевшую от страха и ярости тварь в полуметре от себя, на том месте, где только что был Шаман. Монстриха игнорировала меня, и все ее внимание было направлено на улепетывающего медведя. Я глядел на крысу не в силах оторвать глаз, когда крик прекратился, и на месте крысы возник Шаман. Не крыса превратилась в Шамана, а просто он оказался вместо нее.

Почувствовав, что по коже стекает струйка слюны, я, с усилием двинув челюстью, закрыл рот.

- Что это было?

- Я побеспокоился о тебе и медведе и прогнал его.

- Ты чуть - чуть не прогнал и меня.



- Это вряд ли. Крик был направлен в переносицу мишки.

- Как ты превращаешься?

- Никак не превращаюсь.

- Но я явственно видел ужасающую крысу.

- Ты испугался от неожиданности, и твое восприятие сформировало образ твари, которая могла бы так орать.

- Да уж, крик нечеловеческий. Где ты этому научился?

- В одном кружке в Подмосковье.

- Москвичи могут такие штуки?

- Вряд ли это был москвич. Этот человек - мой ровесник или чуть младше. Он говорил, что учился этому у бушменов в Австралии.

- А ты чему его научил?

- Ничему. Он учил за деньги. Москва и не таких ломала.

- Ты часто пользуешься этим?

- Второй раз.

- А что была за ситуация в первый раз?

- В конце семидесятых в Липецке. Там есть такое место, кажется Каменный Лог или Карьер. На нас со знакомой набрела какая - то банда.

- Ты справился с ситуацией?

- Не идеально. Террористы сбежали, но и она с тех пор избегала меня.

- Удивительно. С чего бы? (Смеемся). Никогда не подозревал о таких умениях. Это секретное знание с Берега Сокровищ?

- Нет.

Ты можешь меня научить?



- Если ты сможешь спрашивать.

- А как я смог бы спрашивать?

- Мы много общаемся, и ты постепенно обучаешься кое - каким практикам.
1999

Голос льда

05.11


"Володя", - окликнул меня голос однокурсницы, в которую был больно и неуправляемо влюблен. Боль давно прошла, и самоконтроля побольше. Но голос раздался так неожиданно, так тепло, что я дернулся и оглянулся. Плеснувший на руку из кружки горячий чай вернул к реальности.

За спиной уходили вверх крутые обледенелые скалы, впереди до горизонта простиралось замерзающее море. Кое - где волна еще колыхала мелкие лепешки льда и шугу. Следующая волна стала выдавливать воздух в многообразные трещины и улитки между льдинами. На этот раз лед крикнул несколько раз протяжно, пронзительно и насмешливо. Он как бы торжествовал, что так удачно меня "зацепил". "Развлекаешься", - усмехнулся я в ответ и поймал себя на том, что всерьез разговариваю с льдом как Шаман. Настало время обсудить это.

- Как ты говоришь с льдом?

- Отвечаю на его вопросы и спрашиваю.

- Он знает тебя?

- Уже знает и тебя.

- Но он же меняется каждый год.

- Не совсем так. Для него смена подобна реинкарнации, только он помнит предыдущее. Новый, но тот же.

- Почему он помнит?

- Структура его кристаллов остается в воде неизменной.

- Что можно спросить у льда?

- Все. Но он будет просто пищать или трещать , если ты не нравишься.

- Как ему понравиться?

- Льду нравятся люди, подобные ему.

- Как человек может быть подобен льду?

- Энергия человека и льда - вихрь, стихия. Попробуй почувствовать. Лед не жестокий, но очень жесткий, и очень насмешлив, не терпит сантиментов и фальши.

- Но я не такой.

- Когда ты идешь днями один по льду, ты собран, сконцентрирован, тверд. Ты - такой. У костра ты расслабился, и лед подшутил над тобой.


06.11

Сижу на скамейке Шамана и пытаюсь увидеть волны льда. Нет уверенности, что вижу.

Лед отвечает на вопросы как Шаман. Не сразу, через несколько часов или дней. Возможно, на ряд вопросов он ответил, когда я уходил греться или спать. Для диалога нужно многие часы сидеть на скамейке. Элементарно замерзаю. Шаман говорит, что я мерзну, так как не могу сидеть в полной неподвижности. Он одет полегче, но сидит сколько хочет.

- Что можно спросить у льда?

- Пока можешь просто говорить вопрос. Что угодно.

- Но это глупо. Сижу в сотнях километров от людей и вслух задаю льду вопросы.

- Начни с этого. Или ничего не делай, тогда ничего не будет.

- Может быть, когда долго слушаешь шумы, воображение само формирует из них ответ?

- Отчасти. Лед не хочет говорить твоим языком. Он формирует энергию ответа, а уж она гоняет воздух в звук. В звуке услышишь ответ, если готов.

- Может это не лед отвечает, а мы сами?

- Смотри (Шаман что - то прокричал криком, похожим на усиленный крик огромной чайки.).

Лед ответил сразу же серией уходящих вдаль и вновь приблизившихся криков.

Городская запись

Несколько недель мело так, что я не мог выбраться из города. Организм, привыкший к длительным переходам, требовал физической нагрузки. Пошел в зал бывшего политехнического института (сейчас - часть Северного международного университета), где пару лет назад играл с преподавателями в волейбол и футбол. Все, приходящие в "наши" часы раньше играли или продолжают играть за какие - либо команды. Я ожидал, что двухлетний перерыв отрицательно скажется на моих навыках, но с удивлением отметил, что играть стал получше: резче и точнее. Может быть, из - за общения с Шаманом?

- Твоя "мудрость" повлияла на мою игру?

- Нет, Лед.

- Как это?

- Ты прошел уже сотни или тысячи километров по обледенелой кромке льда и скалам, рискуя соскользнуть в море. Десятки тысяч раз в тяжелой одежде с рюкзаком ты сохранял равновесие, скользил, цеплялся, подтягивался, изворачивался, протискивался… Тело привыкло решать эти задачи. Сейчас ты ловок почти как древний чукча - охотник, только навыков нет.

- Лед повысил мастерство игры?

- Ловкость, точность, равновесие, силу - базу. Ты, наверное, даже излишне прыгал по залу?

- Да, как - то было комфортно, хотя и душно.

- Еще бы. В легком спортивном костюме на ровном и не скользком полу.

- Что - то, кроме льда может улучшить мою "базу"?

- Обледенелые скалы, тяжелая одежда и груз - лучший тренер. Лучше только сознание.




07.11

Лед внушает тревогу. Раньше ходил по зимнему льду безбоязненно. Тут и танковая дивизия пройдет. Но сейчас… Лед может разозлиться или захочет поиграть. Или, наоборот, обнять. Шаман смеется над опасениями.

- Лед делает, что хочет?

- В определенных пределах.

- Он может утопить меня?

- Кто ты такой, чтобы лед пошевелился.

- Но ответил же тебе сразу.

- Могу говорить на языке его энергий. Льду скучно, он отвечает. Но не пошевелится и ради меня.

- Как ты научился его языку?

- Не язык. Энергия высказывания. Я облекаю смысл высказывания в энергию звука, близкую звукам льда.

- Как хотя бы что - то понять об этой энергии?

- Боюсь, в нынешнем состоянии у тебя непреодолимое препятствие?

- Хотя бы о препятствии?

- Твой ум настолько недисциплинирован, что отвлекается от льда, даже когда ухо зачешется. А нужно, чтобы он не отвлекался из - за холода.

- Если я не буду отвлекаться на холод, я себе что-нибудь отморожу.

- Если ты действительно забудешь про холод, его не будет.


30.12

Шаман прав. Лед действительно здорово тренирует. Когда задумался над этим, "увидел" как легко прохожу некоторые участки обледеневших скал сегодня. Вспомнил, как два года назад со страхом и с трудом лез по этим участкам на четвереньках под добродушное хихиканье Шамана. Раз это так, надо присмотреться к другим двигательным задачам, которые тело Шамана решает походя, а мое - с трудом. Первое, что заметил: Шаман перед новым трудным участком оглядывается назад.

- Зачем ты оглядываешься перед трудным участком?

- (Долгая пауза. Или я стал уже лучше понимать молчание Шамана, или мне показалось, что Шаман перед ответом решил понаблюдать за своим поведением). Когда идешь по льду в неизвестное трудное место, думай о том, как вернуться, если решишь вернуться и выбрать другой путь.

(Теперь молчу я. Это почти очевидно, но я никогда не формулировал словами. Шаман, проявляя свое умение "читать мысли", приходит мне на помощь). Не расстраивайся. Ты только потому смог задать вопрос, что почти знал ответ.

- Этот принцип обратного пути не только для льда?

- Мы никогда и не стали бы говорить только про лед. Потому и общаемся.


30.12

Оттепель. Крупными хлопьями идет снег и медленно тает на одежде или ветвях. После тяжелого перехода сижу на скамейке для наблюдения за льдами с закрытыми глазами, улавливая приятное ощущение таящих на лице снежинок. Шаман молча сидит рядом. Открыв глаза наблюдаю, как он долго внимательно рассматривает снежинки, на своей рукавице.

- В детстве тоже любил рассматривать снежинки.

- В детстве мы все многое чувствовали, почти знали.

- Что мы знали про снежинки?

- Мы чувствовали что в миллионах их узоров может быть есть ключ к пониманию всего мира. Это завораживало.

- Действительно есть какой - то ключ?

- Узоры снежинок, кристаллы льдов и все кристаллы устроены также, как ты или я. Разглядывая кристаллы, многое узнаю о людях.

- В каком смысле?

- Твое тело состоит из таких же узоров, сознание тоже.

- Взрослыми мы это забыли?

- Взрослыми мы перестали доверять чувствам как дети. А рационально мы это не узнали.

- Как мне узнать это рационально?

- Сначала смотри.

Через час я почувствовал, что узнал что - то новое. Это не внушение. Я действительно стал изредка видеть человека как кристалл.


2000

Не бойся




21.06

Хотя у меня всегда с собой спички, Шаман не использует их. Зажигая костер, он "практикует" другие способы.

О первом я слышал и раньше. Это модификация традиционного для северных народов способа. Шаман носит небольшую дощечку с двумя высверленными углублениями и тетиву. На стоянке он натягивает тетиву на согнутую ветку, а другую ветку закручивает в тетиву. Конец закрученной ветви он вставляет в высверленное отверстие и делает "луком" пилящие движения. Веревка раскручивается, закрученная ветка очень быстро вращается и трется о дощечку, нагревается и поджигает трут. Это трудоемкий способ, и научился я ему далеко не сразу.

Второй способ мистичен. Шаман просто ставит ладонь сантиметрах в десяти над трутом, и трут загорается. Этого я не понимаю и не умею.

- Зачем ты "пилишь луком", если можешь зажечь ладонью?

- Это - разные практики, дающие два разных огня.

- Разве костры разные?

- Научись разным практикам и поймешь.

- Научи меня зажигать ладонью.

- Сначала научись другим способам и "увидь", что огни разные. А писать ли о ладони - прими решение.

- Почему?

- Никто не поверит. Ты дискредитируешь текст.

- Но иначе я должен буду подделывать текст под правдоподобие.

- Да. Выбери сам. Такие выборы - одна из лучших практик.


21.06

Шаман долго смотрел на огонь и обернулся на вопрос. Я открыл рот, чтобы повторить вопрос и застыл, увидев не взгляд, а отражение неба в его глазах. Шаман мигнул, и стал виден взгляд.

- Ты что - то делал глазами?

- Не я - огонь.

- Что?


- Можно сказать, что лечил глаза. Лучше мозг.

- Как это?

- Глаза - часть мозга. Душа как пламя. Когда мозг настраивается на огонь, он настраивается правильно.

- Но огонь может быть опасен.

- Я говорю о костре, свече или другом дружелюбном огне.

- Когда ты зажигаешь ладонью костер, ты это используешь?

- С большой натяжкой - ладонь как линза для внутреннего пламени.

- А почему я видел не взгляд, а отражение неба?

- Я же не смотрел. Просто внутренний огонь общался с костром через глаза.

- Как этому научиться?

- Почти у всех людей в жизни бывают такие моменты. Вспомни их и воспроизведи. Только начинай практиковать в памяти, без огня.

- Почему?

- Это может быть опасно без овладения контролем. Влезешь носом в свечу.

- Чего нужно добиваться сначала?

- Начинал эту практику так давно, что помню смутно. Сначала добейся неподвижности пламени.

- Что это?

- Вспомни, как горит свеча в безветренную ночь. Ее пламя также неподвижно, как и камень. Но протяни руку - обожжешься.

- Это обязательно?

- Без этого не будет контроля.

- Но лепестки пламени в костре не неподвижны.

- В своем времени они неподвижны как горы или льды. Ты дальше от огня, чем я думал. Пламя живет не лепестками, а башнями. Для начала просто рассмотри внимательно пламя.


21.06

Мои попытки рассмотреть пламя кончались резью в глазах. Я понял, что нужно узнать что - то еще или прекратить эту практику.

- Почему у меня болят глаза?

- В какой - то момент ты "входил" в пламя?

- В какие - то моменты ум как бы входил внутрь пламени.

- Глаза заболели после этого?

- Не помню.

- Чтобы освоить практику нужно наблюдать за нею. Освоение практики - усилие сознания.

- Что мне делать?

- Ты не готов. Садись подальше и начни с изучения тлеющих угольков. Постепенно привыкай.

- Хотелось бы более четких инструкций.

Полной ясности не будет никогда. Не жди ее, привыкай действовать в условиях частичной неопределенности.


02.01

Долго думал, включать ли в книгу этот раздел. И если включать, то в натуральном виде или отредактированном. Потом стал размышлять о том, чем вызваны сомнения. Откровенно, сомнения вызваны нежеланием с кем - либо конфликтовать. Само преподавание психологии в небольшом городе приучает думать об этом. Например, по ночам начинает названивать религиозная фанатичка и кричать в трубку: "Ты рассказываешь студентам про Фрейда! Это против Учения!". Далее угрозы и оскорбления. Объяснять, что история современной психологии уже невозможна без Фрейда, бесполезно. Только вызывает новую волну активности фанатиков.

Размышления привели к выводу о том, что я побаиваюсь таких фанатиков. Но страх не должен руководить моими действиями. Решил все описать так, как и было. Пусть высшие силы все расставят на свои места.

Компетентность Шамана в вопросах городской жизни подтолкнула меня к некоторым вопросам об ее устройстве.

- Почему сегодня недостойные живут лучше достойных?

- В каком смысле недостойные?

- Ну, без образования, некомпетентные.

- Ты это вкладываешь в достоинства?

- Всякие бандиты, жулики, вообще, люди, не выполняющие десять заповедей.

- Может быть, заповедей было больше?

- В голову такое не приходило.

- Не всякое знание доступно к размышлению.

- В каком смысле?

- Если векам запрещается о чем - то размышлять, потом это просто становится неосознаваемым правилом мышления.

- Ты знаешь другие заповеди?

- Не могу утверждать. Просто со стороны вижу то, что веками невыгодно никакому государству.

- Что это?

- Я думаю, могла быть такая заповедь: "Не бойся".

- "Не верь, не бойся и не жди"?

- Нет, только - не бойся.

- Но человек не выжил бы эволюционно.

- Не в смысле безрассудности, а в смысле что-нибудь предпринимать.

- Ты думаешь, в этом они лучше меня?

- В одном лучше, в другом хуже. Также и их жизнь.


02.01.

Как можно не бояться? Государство, отношения ко многому обязывают, но дают защиту. Если не бояться, то многие отношения становятся обессмысленными. Может быть, Шаману не нужна принадлежность к социальной системе, потому что он не боится?

- У тебя есть какая - то концепция смысла жизни.



- Тебе уже никто не поможет со смыслом.

- Почему?

- Ты - взрослый самостоятельный мужчина. Можно сказать, что стоишь на последней ступеньке тех смыслов, которые дает общество. Можешь на ней и стоять. Но, если решишь идти дальше - выше, сам должен придумать смысл.

- Если это удастся, другие смогут пользоваться новым смыслом.

- Да, если твоя практика будет доступна другим. Так общество расширяет свой мир смыслов.


02.01

День очень короток. Рассвет в одиннадцать. Закат в три. Летом солнце садится за вершины прибрежных гор, а сейчас до берега не доходит и садится в море. Сочетание темно - серого в сумерках льда и ярко оранжевых облаков на горизонте создает ощущение какой - то непрочности мира. Как будто закат нарисован на очень тонкой занавесочке, которая может порваться, и за ней откроется неизвестный, но жесткий реальный мир.

Такое же ощущение возникает при размышлении о создании собственных новых смыслов. У Шамана наверняка есть собственные смыслы его жизни и практик.

- Так много людей, но не слышно о новых смыслах.

- Большинству не нужны новые смыслы. Они даже будут враждебны к этому.

- Как же они все - таки создаются?

- Многих не устраивает их жизнь. Единицы настолько конструктивны, что могут начать новые практики.

- Почему единицы?

- В рассуждениях это здорово, а в конкретной жизни страшно.

- Почему?

- У тебя есть авторитетные для общества родственники, друзья?

- Есть.

- Наверное, не очень приятные люди? Навязывают иногда свои взгляды?



- Да, своеобразные.

- Почему терпишь?

- Надеюсь, что в трудной ситуации они помогут, защитят.

- Точно?


- Не знаю.

- Для свободы мышления ты должен перестать с ними соглашаться, когда тебе это не нравится.

- Неуютно. Как крышу разобрать.

- "Крыша" - хороший термин. Чтобы расти дальше, нужно иногда разбирать "крышу".

- Сейчас есть в городе такие выражения "крышу снесло", "лишиться крыши".

- Язык - коллективный ум. Много найдется людей, конструктивно разбирающих свою "крышу"?

- Очень мало.

- Потому и единицы, что из ста таких только один думает о смыслах.




02.01

«Перед важным действием Шаман потирает руки над пламенем.

- Что ты делаешь?

- Увидел это у местных шаманов, сразу понял смысл и с тех пор делаю так.

- В чем смысл?

- Очищаю руки от остатков других дел».

Свобода. Благодарность Волка

В то лето я работал психологом в отделе НОТ угольного треста под Карагандой. Однажды вызвали в прокуратуру.

В кабинете ожидали двое невысоких квадратных мужчин в штатских костюмах. Они сразу мне напомнили злобных бульдогов. Мужчины представились офицерами - оперативниками и предложили провести редкую в те годы судебно-психологическую экспертизу аффекта.

Полистав дело, я сразу сказал, что никаким аффектом здесь и не пахнет. Подсудимый, бывалый преступник, имел высокий статус в криминальных кругах. Скорее всего, имело место какая - то демонстративная выходка убийцы - рецидивиста. Ситуация вовсе не вынуждала к аффективным действиям. Оперативники посерьезнели, переглянулись, и тот, что помоложе, сказал: "Он - красный". Увидев мои поднятые брови, второй пояснил: "Он с нами сотрудничает, нужен аффект". Я попросил время, что обрадовало оперативников: "Подумай хорошо. Откажешься - будут проблемы. Правильно решишь, и твоей бабе помогут авторитетные люди".

Женщина, с которой я тогда жил, ночью на мотоцикле сбила человека. Реальное чувство вины угнетало нас, не давало спокойно обдумать и оценить ситуацию. Таня считала, что ей будет легче, если ее посадят. Я отговаривал тем, что это не поможет, но без внутренней убежденности, то есть и неубедительно. К счастью, серьезных травм не было, только ушибы, но, мужчина уже подал заявление. Третьего дня я ходил к нему и договорился. Заявление забрать не удалось. Не отдали, сказав, что дело ушло в областную прокуратуру.

Посоветовавшись с Таней, стал тянуть время. Никакое "сотрудничество" не могло служить оправданием убийства - в этом мы были единодушны. На очередном "собеседовании" оперативники мне прямо сказали: "Или посадим твою, или получишь от людей двадцать тысяч". Вот как им нужно было помочь Красному. Сейчас я понимаю, что деньги бы не отдали, а, скорее, заставили бы "лепить" экспертизу за экспертизой.

Вечером я решил написать Красному аффект. Таня не спала, иногда рыдала. Под ее рыдание мне и приснился Волк. Фрагментом. Он бежал по снегу. Ему было хорошо. Он был свободен и никогда ничем не поступался. Все стало предельно ясно.

Утром мы, бросив трудовые книжки и небогатый скарб, уехали в Москву. Товарищ обещал сообщить, если Таню объявят в розыск. Тогда мы уехали бы в Магадан и ушли бы на несколько лет в тайгу. Моя сестра, работавшая начальником сельхозотдела в Колымагидрометеокомитете, могла показать более - менее оборудованную не используемую точку.

Розыска не было. Опера блефовали.

В Москве, без жилья, работы и почти без денег, мы впервые по - настоящему почувствовали себя свободными и уверенными.


1999, 2001

Снежный человек

19. 07


У меня нет сомнений в том, что Шаман может многое, недоступное простому человеку. При этом сам Шаман утверждает, что, например, в его общении с растениями, животными, ручьями и облаками нет ничего мистического, а есть определенные практики. Просьбы показать что-нибудь специально Шаман игнорирует, но его исчезновения и появления, призывы рыбы в ловушку, свист для отпугивания комаров, угрозы мышам и другие "бытовые практики" я наблюдаю постоянно. Шаман редко обсуждает со мной эти практики, отговариваясь неразвитостью моего языка, но иногда кое - что поясняет.

- Ты утверждаешь, что можешь существовать одновременно в разных точках пространства?

- Для твоей реальности.

- Как это?

- Вот ползет паук. Ты ставишь на его пути руку, паук разворачивается. Ты ставишь другую руку. Для паука твои руки - два разных существа, но это - ты один: и спереди, и сзади одновременно.

- Если на меня нападают два волка, это два волка или одно существо?

- Волки, медведи и все звери - могут быть руками Духа местности. Не раздражай его, и никто не нападет.
19.07

Некоторые странные ритуалы Шаман объясняет нежеланием раздражать сверхсущества или даже желанием получить от них помощь. Сначала я думал, что он научился этим ритуалам у эвелнов, пока не увидел, что они сами приходят к нему за подсказкой и уточнением. Мои расспросы об источнике знания ритуалов Шаман счел бесполезными, заявив, что я все равно не занимаюсь соответствующими практиками. Сам употребленный мною в контексте вопросов термин "ритуалы" привлек внимание Шамана, и он сказал, что я интерпретирую как ритуалы все непонятные мне действия. Единственный раз мне удалось получить разъяснение природы сверхсуществ.

- О каких сверхсуществах ты говоришь?

- Представь себе глубоководную рыбу без зрения и слуха. Может она иметь представление о солнце, тебе, твоей деятельности?

- Нет.

- Правильно, у тебя на два чувства больше. А теперь представь себе существ, у которых на два чувства больше, чем у тебя. Можешь ты иметь представление об их мире и их деятельности?



- Мне говорил об этом один коллега, но я не верю в существование таких существ.

- Что тебе мешает?

- Если бы они были, мы бы видели следы их деятельности.

- Мы их видим.

- Где же они?

- Например, движение материков.

- А я думал, что материки движутся по естественным причинам.

- Если ты придешь вырубать лес, зайцы разбегутся. А когда они вернутся, то не смогут связать пеньки с твоей деятельностью. Для них это будет "по естественным причинам".

- Эти сверсущества - Духи?

- Нет, просто существа.

- Это - инопланетяне?

Хоть горшком назови…

- Их много на Земле?

- На их Земле много, а на нашей нет, как нет нас на Земле Глубоководной Рыбы.


20.07

Появившееся ночью чувство тревоги, не покидало меня все утро. Я не мог найти причину. Ни физические, ни астральные животные не могли мне угрожать при Шамане. Людей не было, по крайней мере, в радиусе ста километров. Некоторое время я смотрел на спокойного, как вода в утреннем колодце, Шамана и неожиданно для самого себя спросил:

- Снежные люди есть?

- Да.


- Ты видел их?

- Да.


- Как они выглядят?

- Для человека очень устрашающе.

- Они опасны?

- Нет. Мы им безразличны.

- Все же, как они выглядят?

- Представь себе человеко-медведя выше высокого дерева с горящими глазами и очень хищной мордой.

- Десять метров высотой? Почему же их никто не может поймать?

- У них на одно чувство больше, чем у нас. Человеческая охота на них была бы похожа на охоту слепых на зрячего.

- Значит, если несколькими дивизиями оцепить большой кусок тайги и плотно прочесать, их обязательно поймают?

Не ищи приключений…

- Но все же принципиально можно их стопроцентно поймать?

- Бесполезно. Они уйдут в свои туннели. Вся дивизия пройдет мимо.

- Что за туннели?

- Человек со своей геометрией и энергетикой может передвигаться только по определенным туннелям на Земле, хотя ему кажется, что он передвигается свободно.

- Знаешь, я читал "Книгу песчинок". Там сказано о туннелях, сокращающих географические расстояния.

- Неудивительно. Все хорошие фантасты - экстрасенсы. А в твоей книге сказано, что эти туннели населены?

- Нет.

- Видишь. Да люди и не могут попасть в туннели других существ просто так.



- То есть снежные люди нам не встретятся?

- Те, кого называют снежными людьми, могут передвигаться по нашим туннелям тоже, хотя это бывает редко.

- Снежные люди видят туннели.

- Это - обыденность для них.

Как же ты встречался с ними?

- Я сам - Снежный человек.

- А обычные, не снежные люди, могут как - то узнать о снежных?

- (Пауза. Шаман заметил, что я иронизирую, но сразу же заметил, что я очень встревожен). Обычный человек не может осознать, что они находятся рядом в своих туннелях. В это время он испытывает особое чувство тревоги. Можно научиться выделять это чувство.

- Не понимаю.

- Когда ты проходишь мимо муравейника, муравьи не осознают твое присутствие, хотя ты ударом ноги можешь разрушить их жизнь. Они испытывают особое чувство тревоги.

- То есть необъяснимая тревога обусловлена тем, что снежные люди находятся рядом?

- Не только тревога и не только они.

- Они сейчас рядом?

- Да. Скорее - она.

- Я спросил тебя, потому что почувствовал?

- Ты просто чувствуешь тревогу. А спросил, потому что почувствовал мое знание об этом.

- Почему они не захватят планету?

- Тебе хотелось когда-нибудь захватить мир моржей или мир чаек?


20.07

Поняв причину своей тревоги, я успокоился и стал пытаться ощутить присутствие. Шаман подсказал мне, чтобы я прошел пять шагов влево и вперед. Когда я, вытянув руки, сделал пятый шаг, Шаман покатился со смеху. Мне стало грустно, я опустил руки и пошел дальше, чтобы не сказать грубость. Почти сразу же возникло ощущение, будто я наткнулся на какое - то уплотнение воздуха. В тот же момент по лицу и груди будто скользнула невидимая мягкая щетка, и уплотнение исчезло. Резко прекратился смех Шамана. Я оглянулся и увидел, что он машет мне рукой.

- Что это было?

- Я не хотел, чтобы ты дошел на нее. Но ничего страшного. Она ушла без раздражения.

- Это могло быть опасно?

Это - вряд ли. Ты же не раздражаешься, когда в ногу тебе ткнется полуслепой щенок. Скорее ты погладишь его.

- Куда она ушла?

- Просто с твоего пути. В то место, куда человек попасть не может.

- Вообще не может, или существуют практики?

- Да, всякие пентаграммы-гексаграммы. Но учти, что они, как правило, приводят на используемые дороги и тропы, аналогичные нашим. Вероятность встречи слишком велика.

- У меня такое ощущение, что нечто подобное бывало и раньше.

- Ничего удивительного. Каждый человек может задеть какое-нибудь существо, или они могут задеть нас.

20.07

Смотрю на море, горы на далеком острове, пытаюсь представить себе в прозрачном воздухе идущие во всех направлениях туннели, наполненные различными существами. Чаще всего все же представляются люди: современные и древние, разных национальностей и… цивилизаций.

- А люди все ходят по одним и тем же туннелям.

- Нет.

- Но ведь все люди могут встретиться.



- Нет. С людьми из твоих туннелей ты будешь встречаться постоянно, хотя кажется, что вероятность встречи мала. С другими не встретишься никогда.

- Да, я часто встречаю в метро магаданцев, хотя в Москве почти невероятно оказаться случайно в одном вагоне.

- Чаще, чем простая вероятность?

- Намного.

- Скоро наука должна будет взяться за эти туннели.

- Почему я попадаю именно в эти человеческие туннели, а не в другие?

- Японские рыбаки говорили: "Карма".

- А ты?


- Энергетика, скорость.

01.08

Мир наполнен огромным количеством разных неизвестных существ. Мы не знаем о них, потому что наша деятельность никак не пересекается с их жизнью. Часть из них знает о нас, часть - нет. В основном, они безопасны, так как мы никак не связаны с их жизнеобеспечением. Информация о них накапливается медленно, по мере расширения общественной или индивидуальной практики.

- Чьи это следы возле ручья?

- Не знаю.

- Да там все истоптано.

- Про следы я знаю, я не знаю - чьи.

- Ты никогда не пытался узнать?

- Много лет следил, капканы ставил, ямы, тетиву - бесполезно.

- А эвелны?

- Местные тоже не знают.

- Так это что, неизвестный науке зверь?

- Один из них.

- Но что-нибудь ты о нем знаешь?

- Он похож на маленького мамонта и может передвигаться в снегу, во льду и, наверное, в земле.

- Почему раньше не было его следов?

- Это существо не похоже на обычных животных еще и тем, что не имеет постоянной территории или маршрутов миграции. Я думаю, что оно или они иногда ночуют прямо в ручье.

- Есть другие неизвестные звери?

- Много.

- Не могу поверить.

- Помнишь, ты не хотел верить в снежного паука и объяснял мне, что этого не может быть, из - за того, что они должны быть минусовой температуры?

- Мои знакомые биологи и сейчас не верят, что я видел его.

- Значит, они не поверят и в этих зверей, поскольку никогда их не увидят.

- Что мешает наблюдать их?

- Разное количество чувств, разный темп, плотность, разные туннели, разные спектры или и то, и другое вместе.

- Хоть какие-нибудь примеры?

- Их полно в фольклоре: лешие, домовые, русалки, кикиморы, полтергейсты, инопланетяне…

01.08

Решив, что Шаман является экспертом по общению с лешими, домовыми и русалками, я попробовал расспросить о них.

- Эти лешие, домовые и русалки часто общаются с человеком?

- Скорее люди часто обращаются к ним.

- Откуда у людей такие умения?

- Люди выполняют определенные действия как ритуалы, но это является фрагментами определенных практик взаимодействия.

- Откуда люди знают, что делать?

- Людей миллиарды, они могут сделать это случайно и запомнить. Кроме того, из миллиардов должно быть много неординарных: видящих, понимающих, чувствующих.

- Общение с ними не опасно?

- Как ребенку с топором. Сами они не враждебны, но человек может их разозлить по незнанию.

- А сами они не общаются с людьми?

- Помнишь, ты кружил вокруг своей избушки?

- Помню. Досадно.

- Это Леший развлекался. В моменты, когда ты впадал в прострацию, он проводил тебя по своему туннелю к началу круга.

- Я мог это заметить?

Это - вряд ли. Его темп гораздо быстрее твоего.
12.12. 1999

Третий час идем с Шаманом по льду, меняясь и ступая в след друг другу. Идя сзади, заметил, что иногда от одежды Шамана отделяются черные точки и разлетаются в разные стороны. Сначала подумал, что просто рябит в глазах. Стал присматриваться. Точки были очень маленькими шариками с прозрачной оболочкой. Они летали по сложным траекториям во всех направлениях, обгоняя нас или отставая, по ветру и против ветра. Ни одна не садилась на снег. Отдаляясь, они просто терялись из виду из - за маленьких размеров. Я стал ставить руку на их пути, но они ни разу не садились на нее, всегда огибая сантиметрах в десяти.

- Ты видишь эти черные точки вокруг нас?

- Да, сегодня их день.

- Что это?

- Простые полевые существа. Сегодня сгустились.

- Что за полевые существа?

- Вроде паразитов или симбионтов.

- Они вредны?

- Обычно их не замечаешь. Скорее - симбионты.

- Откуда у них энергия на морозе?

- Они - вроде замкнутых колец энергии или вихрей. Даже света луны может хватать.

- Почему они видны сегодня?

- Выброс. Или размножение, или отмирание.

- Нужно их изучать.

- Пробуй.

- Как ты с ними практикуешь?

- Никак. Или изредка считаю их знаком изменений.

- Полезных.

- Любых. Это знак для внимательности.




12.12.1999

Шаман показал ничем не примечательное место, сказав, что здесь есть кости неизвестного животного. Я - не зоолог, кости как кости. Животное, наверное, величиной с овцу. Клочья шкуры с сохранившейся коричневатой шерстью. Сначала подумал, что большая росомаха. Но череп и впрямь был странным. Выступающих вперед челюстей не было. Острые, загнутые внутрь зубы и треугольная форма наводили на мысль о голове очень большой рыбы, но роговые наросты на черепе и солидные когти указывали на сухопутное животное.

- Что это за животное? Амфибия?

- Не видел живым.

- А как узнал о костях?

- Много лет назад его здесь загрызли волки. Наткнулся случайно.

- Откуда знаешь, что волки?

- Интересно стало, кто мог убить такое чудище. Вычистил следы под наносами. Зверь сопротивлялся. Здесь рядом есть и волчьи кости.

- Вел себя достойно, значит.

- Когда загрызают, то и заяц дерется.


12.12 - 13.12

Часа в четыре утра по крыше что - то ударило. Со сна подумал, что камень с осыпей. Но Шаман поставил землянку так, чтобы камни на нее не сыпались. Сомнения мешали уснуть, и я почти отогнал их, когда явственно услышал, как на крышу упала ветка. Ветром принесло? Но высокие деревья довольно далеко. После третьего удара стало очевидно, что кто - то кидает ветки специально.

Эвелны? Нет. При их вежливости они не потревожат нас до утра. Другой человек, наоборот, при ветре и морозе поскорее зайдет в землянку, а будет не кидаться ветками. Выманивают? Беглые ээки? Чушь. Никто из них в эту сторону не пойдет, да и не дойдет зимой. Значит, не человек. Еще одна ветка ударила по крыше.

Шаман, как всегда, дышал во сне бесшумно, и я посветил фонариком, убедиться, что он здесь. Веки Шамана дрогнули, он махнул рукой, показывая, чтобы я отвел луч фонарика. Я понял, что Шаман проснулся.

- Что это?

- Спи. Етти развлекается.

Увидев, что Шаман совершенно спокоен, я отложил вопросы до утра и скоро сам уснул.

- Это Снежный человек?

- Нет. Етти - вроде большой снежной обезьяны.

- Здесь есть и такие?

- Всегда были, но мало. Намного меньше мишек.

- Зачем он кидал ветки?

- Развлекался с тобой.

- Как это?

- Чувствуют эмоции человека. Он и развлекался твоей тревогой.

- Опасен?

Это вряд ли. Много раз за мной ходили, но никто близко не подошел. И эвелны их не считают опасными, хотя обходят.

- Живут племенами?

- Одиноко, как медведи. Иногда мать с детьми.

- Почему их мало?

- Не знаю. Может еды мало.

- Всеядные?

- Никто не знает их жизни.



10-11.08. 2001

Дождь льет пятый день без перерыва. Это - нетипичный дождь. Обычно сильные дожди не бывают долгими, долго идет мелкий дождь. Этим летом у меня уже был необычный опыт с неожиданной грозой, которой не должно было быть. Потом выяснилось, что в Магадан на корякский национальный праздник свезли сразу семь старух - шаманок, а они и вызвали эту грозу. Они думают, что, если в ответ на их камлание будут гром и молнии, то это Ворон услышал их и отвечает.

Часа в два дня я понял, что дождь нетипичный, сразу же собрался и пошел на место, где был во время грозы. Идти моим шагом с легким рюкзаком всего три часа от города, есть тропа и здесь даже бывают другие люди, но не в дождь, конечно.

В семь вечера мне уже удалось разжечь устойчивый большой костер. Для скорости я взял с собой в пластиковой бутылке бензин. К восьми у меня был и навес, и запас дров на ночь. С дровами легко - плавник давно никто не собирал.

Дождь льет и не думает прекращаться. Под моим навесом камни уже высохли от костра, тепло, но парит из - за дождя и тумана. В десять уже ничего не видно дальше метров тридцати. Подумал, что, наверное, это просто обыкновенный сильный дождь.

Проснулся часа в три из - за того, что шум дождя прекратился. Особенно громко стало слышно, как невидимые в тумане волны накатывают на берег. Часы я снял, и нет необходимости доставать их из кармана рюкзака. Подложил дров и удобно уселся возле костра. Тихо. Стал входить в состояние "аэродром подскока". Есть.

Он (оно?) вышел из - за ближайшей скалы. Ни один камень не покатился, не стукнул, хотя его размеры и вес огромны. Человек так ходить не может по этому берегу; камни проседают, катятся, скрипят, стучат. Он подошел в два шага, то есть его шаг в четыре - пять раз больше человеческого, как и размеры. Уселся массивной темно - коричневой глыбой с другой стороны костра напротив меня. Дым на него, человек не смог бы там спокойно сидеть, но его, кажется, это не беспокоит. Хорошо, что я в состоянии Шамана, а то испугался бы и повредил себе. Хотя, возможно, иначе он бы просто не показался.

Я медленно (сейчас, когда пишу, самому странно, но была мысль: "Не спугнуть") протянул руку вправо к куче дров и положил в костер ветку. Он тоже медленно протянул огромную мохнатую лапу (руку) вокруг костра (!) и положил ветку в костер. Мощь и размеры его неимоверны, но он не настроен враждебно. Тоже, наверное, хочет не спугнуть.

Контур его треуголен, как яранга, хотя угадываются мощные плечи. Голова заострена кверху, глаза светятся красно - коричневым отблеском костра. Наверное, примат. Но нет ощущения первобытности, скорее такие будут потом. Понимаю, что он ходит, бегает, плавает быстрее меня. Наверное, идеально приспособлен к холоду и жаре. Такой переживет и ядерную зиму. Зачем он пришел? Должна быть какая - то цель. Пытаюсь обратиться к нему мысленно или уловить его мысленное обращение. Ничего нет, кроме того, что сам воображаю. Неожиданно понимаю, что он тоже находится в состоянии Шамана. Вопрос сам вылетел изо рта:

"Шаман, это ты?"

Он шевельнулся, глаза мигнули. Это не подтверждение и не отрицание. Молчим. Наконец понимаю, что это просто встреча. Он пришел на нее также как и я. Еще раз подкладывали дрова. Стало светать, опять пошел дождь. Он встал и опять исчез за скалой. Встреча закончилась.


1999

1   2   3   4   5   6   7   8   9