страница1/21
Дата10.01.2019
Размер3.1 Mb.
ТипКнига

Книга о том, как отстоять свое желание сделать творчество профессией и научиться жить на вдохновении, не оборвав Музе крылья


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Яна Франк

Муза, где твои крылья?


Яна Франк

Муза, где твои крылья?

Книга о том, как отстоять свое желание сделать творчество профессией

и научиться жить на вдохновении, не оборвав Музе крылья
Моей маме – за то, что она всегда штопала крылья моей Музе!

Книжное будущее наступило
Наверняка, дорогие читатели, всех вас воспитывали как меня: с идеей, что книги нужно беречь, что каждая книга – драгоценность. Они – что то волшебное. Дверь в другие миры, путь к знаниям. Многие еще помнят рассказы бабушек и дедушек о голодных временах. Когда учебниками пользовались по очереди, сдувая пылинки. Все мое детство я была окружена книгами. И примерами, как с ними нужно обращаться. И легендами о варварах, посмевших загнуть в книге уголок страницы или – не дай бог – подчеркнуть какую то интересную мысль прямо в тексте!

Когда я переехала жить в Германию, я долго не могла привыкнуть к тому, что здесь с книгами обращаются иначе. Мои друзья академики, у которых дома стояли на полках старинные издания, четко разделяли антикварные шедевры и книги для работы. Последние покупались по возможности подержанными, в них писали, приклеивали на половину страниц разноцветные закладки.

В ответ на мои изумленные возгласы они пожимали плечами: «Это же рабочая книга! Чем больше я с ней работаю, тем лучше она становится! Вот смотри – в следующий раз я возьму ее с полки и уже легко найду, что мне там так нравилось, ради чего я вообще снова в нее полез. Вот все мои закладки, вот тут уже подчеркнуто, что в этой главе хотелось запомнить. Я в книге обжился, потом я буду в ней жить!»

Еще больше меня шокировали современные художники, превращавшие старые книги в коллажи и скульптуры. И это касалось не только книг: меня так же коробило от исцарапанных и залитых краской виниловых пластинок, превращенных в арт объекты старых музыкальных инструментов. Все это были вещи, с которых нас учили сдувать пылинки. А теперь?

Но времена меняются. Сегодня читателей учат: не человек должен служить книге, а книга – человеку. Делайте что вам удобно, она создана для того, чтобы принести пользу вам! Сначала читателя аккуратно подводили к идее, что «работу с книгой» можно понимать по всякому. Что каждая книга – в душе немножко тетрадь, записная книжка, задачник. В веселых и задорных книгах по психологии начали встречаться духовные упражнения вроде: «Дайте вашему другу порисовать на этой страничке, или сделать с ней что угодно! Постарайтесь не смотреть, что он делает, и не нервничать!»

Сейчас большинство книг кричат: «Я вообще не книга», «Сбрось меня с пятого этажа!», «Выдерни из меня страничку, сверни ее в кулек и попей из него воды!» Зачем это делается? Чтобы читатель преодолел, наконец, все, что его блокирует, и просто сделал как ему удобно. В то время как мир покоряют электронные книги, хвалясь своей интерактивностью, бумажные книги обгоняют их и в этом! Не во всякой электронной книге легко найти понравившееся место. Мало где можно сделать закладки, да еще назвав и описав их по желанию. Сколько раз мы прокручивали бесконечный белый лист вверх и вниз в поисках того самого места? Или листали электронные странички, пытаясь опознать нужное по миниатюрным изображениям превью.

В бумажную книгу можно сунуть пятерню и заглядывать в несколько мест по очереди. В нее можно натолкать закладок, написав на них нужное. Можно, если хочется, приклеить к началам разделов «ушки», раскрасить их в разные цвета. Прямо в тексте обвести строчку, чтобы потом видеть ее издалека. Можно писать дополнения на полях, рисовать, загибать страницы! И пусть такая книга перестает быть «просто книгой» – считайте, что она превращается во что то гораздо более интересное и драгоценное: в рабочий инструмент. Ваш. Приспособленный к вашим личным пожеланиям.

Со временем я привыкла к такому обращению с книгами и много лет пытаюсь приучить своих читателей в России к тому, что «рабочая книга» – это другое. И очень интересное и удобное. Мне всегда очень приятно смотреть на мои книги, которые стали «вашими». Исписанные и изрисованные, затрепанные, набитые закладками – эти книги показывают, что в них жили. Здесь кто то работал – над своими планами и проектами или, может быть, над собой. Здесь кто то расположился как дома. Устроился поудобнее, чтобы задержаться надолго. Здесь кому то было хорошо и интересно.

Эта книга – тоже интерактивная, полная заданий, возможностей написать, вырезать, приклеить, «наглядно подумать» о прочитанном. Некоторые вещи лучше перерабатываются, если попытаться после прочтения записать свои мысли, ответить себе на конкретные вопросы, привести собственный пример. Ведь по большому счету все это пишется для того, чтобы каждый разобрался в себе. А это требует активных действий.

Я очень надеюсь, что мои опытные читатели, а также новички будут смело кромсать эту книгу, подстраивая все под себя! Предлагаю для начала разрезать несколько следующих страниц на закладки. Они пригодятся в процессе прочтения, и на них можно делать заметки. Приготовьте карандаш или ручку – в этой книге придется рисовать и писать. И, пожалуйста, делайте заметки на полях, подчеркивайте интересное, загибайте уголки страниц. Начните жить полной жизнью, не оглядываясь на старые предрассудки, прямо на этом месте!


Про радость бытия
Мне очень часто пишут люди, у которых все есть, все получилось, все состоялось: детишки растут и радуют, с работой все хорошо, компания любимая, денег куча, дом красивый, дома любящая жена. Полная чаша. «Я не вижу никакого смысла ни в чем», «Ничто не важно», «Ничто меня не радует», «Я не знаю, зачем я тут».

Убедить их очень трудно, никакие аргументы не помогают. Говорить, что они живут для детей? Они для них уже все сделали. Дети будут обеспечены всю жизнь, в них уже вложили что могли, они смогут жить, учиться и работать где им захочется.

– Да, – говорят они, – если я завтра умру, мои дети поплачут, им будет грустно. Но потом жизнь продолжится, все будет так же, ничего без меня не развалится и не рухнет.



То же самое они ответят про жену, про бизнес, про дом. Ничего им не хочется, ничего не вдохновляет. Их проблема в том, что ничто их тут не держит, ничто не является веским аргументом, чтобы сказать, что «ради этого стоит жить» или «ради этого я должен задержаться здесь подольше». Никто ничего не должен и никому не нужен, если вдуматься, и это отбивает у них всякую мотивацию.

Я всегда была в растерянности, когда ко мне обращались с такими мыслями. Я не знаю, что сказать таким людям. Я могу предлагать им то и это, пытаться убедить, что то или иное дело имеет смысл. Но ведь все мы мыслящие люди, и мы все понимаем. Любой смысл жизни можно расформировать и опровергнуть за десять секунд. Если вдуматься, все наши смыслы жизни выдуманные, за уши притянутые, и выглядят убедительно только в наших головах. Потому что мы как то искусно обманываем сами себя, что то внутри нас обманывает наш трезвый ум, и нам кажется, что это важно. Когда мы теряем этот «самообман», мы проваливаемся в ту самую черную дыру, в которой все кажется пустым и пресным. И тогда, кажется, ничто больше не может нас спасти. И ничто нас тут не держит.

Я также разговаривала с людьми, которые прошли через все это и выбрались. Они рассказывали, как с ними разговаривали психологи, психиатры или священники. Я думала: может быть, у них есть какой то чудесный рецепт, ведь это их профессия – помогать людям в такой ситуации? Какой аргумент они приводят, когда никакие аргументы уже не действуют?

Чудодейственного рецепта не нашлось. Как последние аргументы против добровольного ухода из жизни они предлагали: «Родные и близкие очень расстроятся, если он покончит с собой, и будут всю жизнь винить в этом себя. Они не поймут причину, будут вечно ее искать. Дети получат психическую травму».

Тем, у кого нет родных и близких, предлагали еще более абстрактные аргументы вроде «Не зря ведь самоубийство считается страшным грехом и ведет человека прямой дорогой в ад!».

Мало кто представляет себе этот ад, но многие соглашаются, что что то в этом есть. Зачем то мы родились на свет, даже если не совсем понимаем, зачем. И вообще то мы должны продолжать, сколько нам положено, и бороться, в конце концов – пытаться понять, в чем смысл, если мы его не видим.

А потом, после того как главный вопрос выяснен и пациент обреченно «решает остаться» (и еще неизвестно, надолго ли его хватит), ему начинают выдавать банальные рецепты:

– Постарайтесь каждый день делать себе хоть что то хорошее. Пусть мелочь. Заварите вкусный чай. Съешьте что то вкусное.

– Ищите, что вам доставляет удовольствие. Что бы это ни было.

– Гуляйте, смотрите по сторонам, путешествуйте, пытайтесь обратить внимание на что нибудь, что вас заворожит.

– Пытайтесь вспомнить, чего вам когда то очень хотелось. Чего вам хотелось в детстве? О чем вы мечтали? Может быть, вам чего то не разрешили, а вы хотели? Может быть, вы сами себе не разрешили, потому что это казалось нелепым? Постарайтесь захотеть чего нибудь! А если не можете – постарайтесь вспомнить что то, чего хотели раньше, и захотеть снова.

– Посмотрите, чего хотят другие. Обращайте внимание на нелепые и странные, смешные желания. Вам не хочется того же?

– Вспоминайте, что доставляло вам удовольствие. Наблюдайте за собой – что вам доставляет удовольствие сейчас? Годится что угодно! Каким бы нелепым оно ни казалось. Если оно доставляет вам удовольствие – делайте это!

– Радуйте себя! Вспоминайте, чему вы радовались.



– Радуйте других. Вам нравится радовать других?

Куда подталкивают человека всеми этими советами? Порадуй себя хоть чем нибудь, съешь вкусного, помаши руками, вдруг захочется движения, почувствуй себя хорошо, испытай положительную эмоцию. Человека учат искать то, что вызовет в нем выброс эндорфинов. Вызовет чувство радости. Какой то отголосок вдохновения. Человека учат, что надо искать и вернуть себе радость бытия.
* * *
Иной раз мне это кажется забавным. Пока мы крутимся, вертимся и живем как можем, нам говорят одни и те же поучительные фразы: «Ты взрослый человек. Ты должен приносить пользу. Пора становиться взрослым, брать на себя ответственность. Отвечать за свои слова и поступки. Делать то, что полезно и важно, а не то, что доставляет удовольствие. Мы уже не дети. Это дети могут быть беспечными, порхать и веселиться. Взрослый человек не может только гоняться за удовольствиями».

Радость бытия – не то, за чем стоит охотиться. Это считается инфантильным, эгоистичным и непродуктивным. Нехорошо вечно искать удовольствий. Нас призывают хотеть других вещей.

А когда радость от жизни вдруг пропадает, вместе с желанием гулять и веселиться и вместе со всеми желаниями вообще, тогда начинаются годы психотерапии. Годы испытаний для всех родных и близких. Годы, в которые разрушаются семьи, здоровье и бизнесы. Но тут уже не до денег и прочих потерь, тут нужно бросать все и класть все силы на то, чтобы к человеку вернулось желание жить. Потому что иначе он просто повесится.

Почему человека начинают поощрять в том, чтобы он учился хорошо и весело жить себе на радость, только когда он перестает хотеть жить вообще?

А в «мирные времена» очень мало кто признает важность таких непонятных вещей, как вдохновение, страсть, одержимость идеями и планами, огонь в груди и блеск в глазах. Даже тем, кто осознает необходимость таких вещей, чувствует, что для него важно творчество и вдохновение, часто очень трудно отвоевать свою точку зрения. Добиться серьезного отношения к себе и своим чувствам и мыслям. И найти силы и время, чтобы заниматься приятными мелочами, хоть иногда. Что же говорить о людях, которые, покопавшись в себе, понимают, что мечта у них гораздо более смелая и масштабная?
А у меня все гораздо серьезнее!
Очень хорошо, когда, покопавшись в проблемах, все приходят к выводу, что для счастья достаточно простых и небольших изменений в жизни: немножко заняться собой, делать для себя какие то мелочи, время от времени рисовать, путешествовать и посещать выставки. А что делать, если выясняется, что человек грезит творческой профессией? Не приятным редким развлечением в статусе хобби, а большой и серьезной мечтой?

Казалось бы, если это так серьезно – в чем проблема? В конце концов, творческая профессия – такая же, как все остальные. Испокон веков существуют пути становления для профессиональных художников, музыкантов, писателей. Для них есть училища, вузы и частные академии. Среди них есть признанные мастера и гуру. Рынок и профессиональные круги. И что мешало окунуться во все это и жить этим? Но почему то для многих именно творчество никак не ассоциируется с работой. Скорее – с неуправляемыми процессами и состояниями или с удовольствием и развлечениями. Равно как и с ответственностью, деньгами, бизнесом, уверенностью в завтрашнем дне. Подходящим путем для главы семьи или серьезного человека. Чем то, на что можно рискнуть потратить полжизни.

И что делать, если не хватило смелости и целеустремленности, чтобы пойти этим путем «вовремя»? В то время как некоторые таки пошли в эти самые училища, университеты искусств и галереи, другие пытались закрывать глаза на правду, выполняли пожелания родителей и тратили годы на совсем другие вещи. Теперь кажется, что все уже поздно, и мысли об упущенных возможностях нагоняют мрак и тоску. От некоторых мыслей становится очень страшно: «Неужели все потеряно? Неужели я предал свою мечту, когда нужно было ее отстаивать, и теперь все поздно? Годы не вернуть, на этот рынок – не попасть. Учиться – поздно. Без образования – не выдержу конкуренции».

Эта книга для людей с очень сложной мечтой. Для тех, кто с самого начала чувствовал или со временем понял, что хотел бы жить творчеством. Для тех, кому мало «небольшого хобби». Кто понял, что его любимое дело – это творчество. И это любимое дело не хочется задвигать в какие то дальние уголки, а хочется называть своей профессией, своим призванием, самым важным делом в жизни. Отдавать ему лучшее время дня. Не темные усталые вечера, а деловое утро, рабочий день, все силы и мотивацию. Для тех, кто давно мечтает просыпаться по утрам, собираться и отправляться на работу – заниматься творчеством. Продолжать важные творческие проекты, начинать новые, получать за это зарплату. И чтобы все к этому относились как к серьезному делу, к профессии, а не к капризу, глупому увлечению, виду активного отдыха.

Возможно, кто то из читателей всегда хотел быть настоящим художником, писателем или модельером, но в свое время не решился. Поддался давлению и приобрел «понятную профессию». А кто то стоит на распутье прямо сейчас. Родственники почти дотолкали несчастного до края пропасти, и он уже готов прыгнуть в страшную пучину (отдавшись на долгие годы делу, которым на самом деле совсем не хочется заниматься). Но все еще поигрывает с мыслью развернуться и пойти в другую сторону. Делать то, чего на самом деле хочется более всего, несмотря на сомнительные перспективы (как описывают их те самые родственники).

А некоторые – сбились с пути. Они знали, кем хотят быть, и твердили это с ранних лет. В то время как другие дети хотели быть пожарными, капитанами и космонавтами, они всегда с уверенностью отвечали, что хотят быть художниками. Но даже их каким то загадочным образом умудрились перенаправить в другое русло. Сами того не заметив, они согласились стать не совсем художниками. Почти. Совсем немножечко кем то другим. Верстальщиками. Или дизайнерами. В конце концов, дизайнер – он художник и есть. Получил хорошее, крепкое художественное образование. А человек хотел рисовать картины. Он рисует их по вечерам, а днями ходит в офис, вот уже десятый год. В первые годы он еще мечтал, что картины перевесят и дизайн «отвалится» сам собой. Но картины остались в загашнике, их становилось меньше и меньше, а офиса становилось больше, и с годами прибавлялось аргументов, почему офис нельзя бросать: дети, ипотека, уверенность в завтрашнем дне.

Другие даже уже занялись именно тем, чем хотели. Они упрямо поступили именно в тот вуз, который считали нужным, пробовали силы именно в том деле, которое вдохновляло и казалось своим, даже начали добиваться определенных успехов. Кто то из них даже давно зарабатывает этим. Может быть, часть доходов, а может быть, и все деньги на жизнь. Но все равно не получается объяснить родным и близким, что это серьезно. Хотя оно уже обладает всеми признаками работающего бизнеса или самой обычной работы, окружающие все еще смотрят на «рисующую девочку» и ждут, когда у нее пройдет эта фаза и она «займется делом». Многие свято верят, что «это не профессия» (и профессией быть не может), другие считают, что успешных художников – десять человек на весь мир, а остальные просто всю жизнь безуспешно пробуют. И что между статусом Энди Уорхола и «никем» не существует никаких промежуточных стадий, никаких средних, но стабильных доходов, никаких небольших, но достойных аудиторий, почитателей и ценителей, возможностей быть успешным и состояться. Таким образом, эти люди уже получили творческую профессию и работают в ней, но страдают от ощущения нереализованности. Потому что никто не принимает это всерьез.

Хотя мои самые близкие люди – мои родители – всегда поддерживали меня в моих творческих порывах, мне пришлось немало бороться за возможность бросаться во все пучины моей мечты и заниматься тем, что для меня важно, без компромиссов и угрызений совести. Позже многие читатели спрашивали у меня совета, когда им казалось, что весь мир ополчился против них, никто их не понимает и не поддерживает. Одним мешали активно и открыто. Другим объясняли, что готовы поддержать в чем угодно, но на деле – обрывали Музе крылья. Когда мы выставили несколько драм на всеобщее обозрение в моем блоге, собирались сотни читателей, переживших очень похожие истории. Стало видно, как трудно иногда отвоевать у общества простейшие вещи. Такие, как понимание, открытость по отношению к смелым мечтам и немного иным картинам мира.

Может быть, кому то поможет мой опыт. Или пригодятся мои аргументы. И рецепты, которые я выявила для себя или получила в подарок от тех, кто разобрался во всем раньше, чем я. Здесь – истории о спасении Музы и Вдохновения. Потому что ходят слухи, будто искусство и красота способны спасти даже душу.


Кто мешает Музе расправить крылья?
Первая часть этой книги будет посвящена тем, кто мешает творческому человеку развернуться. Вообще я не очень люблю теории, из которых следует, что во всех проблемах человека виноваты другие, а не он сам. Такие теории обычно придумывают люди, которым проще свалить вину за собственные поражения на других, а не решать проблемы самостоятельно.

Тем не менее – когда человек долгое время не занимается тем, что на самом деле интересует его больше всего, чаще всего в этой трагедии задействованы родные и близкие. Люди из ближайшего окружения.

Именно они часто пытаются сдержать наши творческие порывы либо говорят и делают что то, что напрочь отбивает у нас желание делать что либо «для себя». Некоторые делают это сознательно, другие – сами того не осознавая, и при этом на удивление «профессионально», как будто кто то специально учил их, как надо. На самом деле их действительно учили. Со многими это делали раньше их родственники. Знания и умения, связанные с обрезанием крыльев Музе, во многих семьях передаются из поколения в поколение. Вместе с обоснованиями, почему так всем будет лучше.

Одни хотят направить максимум нашей энергии в полезное для себя русло. Другим просто страшно, когда они не могут нами управлять. Третьи идут к каким то своим целям, безжалостно затаптывая всех вокруг ради собственного удобства. Кто то играет в игры власти, кто то добивается любви и внимания, а кто то проецирует на нас свой личный опыт, отвергая любые альтернативные варианты. А некоторые доброжелатели просто стараются навязать нам единственный вариант, который им знаком и понятен, потому что все незнакомое их пугает.

Итак, сначала желательно найти, в чем проблема. Потом – найти виноватого. У людей, для которых я пишу эту книгу, проблемы схожи, хотя в личных историях каждого имеется много отличий и индивидуальных деталей. Они не занимаются тем, чего просит их душа. Или мало занимаются. Или занимаются, но не так. Держат в статусе хобби то, что должно было стать их призванием. Не решаются попробовать. Или не решаются сделать уже опробованное с большим размахом, хотя именно большого размаха хочется более всего. Спят и видят какую то мечту, но искренне считают ее реализацию абсолютно невозможной. Хотя знают о существовании людей, которые эту мечту реализовали, имея те же предпосылки. Регулярно пытаются заниматься тем, что нравится больше всего, но в результате получают не радость, а какие то трагедии: слезы от неудач, скандалы и споры, упреки, чувство вины, критику, которая сильно деморализует. Выбрали якобы творческую профессию, но почему то занимаются исключительно нетворческой работой. Боясь, что творческая не прокормит, или что другое они не смогут, или вообще не зная, чего боятся. Многие и вовсе не могут объяснить, почему они не занимаются тем, чем хотели бы заниматься более всего. Просто не делают. Не решаются. По двадцать лет откладывают.
Почему же иногда важно найти виноватого?
У меня как то была беседа с психологом на эту тему. Я уверенным голосом рассказывала, что я считаю важным найти свою проблему и самостоятельно решить ее. Психолог пытался подвести меня к тому, что некоторые проблемы портят мне жизнь, но создала их не я!

– Ну какая разница, кто их создал, – спорила я, – важно ведь не виноватого найти, а решение. Все равно же мне решать? – Нет, – возражал психолог, – важно найти виноватого!


Во первых – потому что от этого по человечески станет легче. Да, очень хорошо, что мы такие ответственные люди, готовы брать на себя вину за все и разруливать все самостоятельно. Но все же иногда бывает очень приятно узнать, что во всех бедах на свете виноваты не мы одни. Что некоторые неправильные решения мы приняли потому, что у нас не было другого выхода, или потому, что было ощущение, что нет другого выхода. И это ощущение привили нам другие. Специально. Именно преследуя такую цель. Чтобы было удобнее нами управлять или извлекать из нас пользу.

Во вторых – все это произошло не просто так. Музе обрезали крылья, потому что, размахивая ими, она создает довольно много беспорядка и беспокойства. Этого беспокойства кто то попытался избежать, и попытается еще. Чтобы быть успешным в борьбе за творческие полеты, человек должен научиться выявлять тех, кто ставит ему палки в колеса, и впредь пресекать их губительные действия в самом начале!

Так кому же мешает наша смелость? Наша расслабленность? Наша радость бытия? Наше легкомысленное отношение к мечтам? Кому мешает наша вера в себя и свои силы? Наша уверенность в том, что мы на правильном пути? Даже если путь этот во многом кажется сомнительным?

В первую очередь – тем, кто хочет, чтобы нам было хорошо. Да, это звучит абсурдно, но тем не менее – нашим родителям, нашим учителям и воспитателям, тем, кому небезразлична наша судьба, кто часто пытается воспитать нас, следуя собственному опыту и руководствуясь привычными правилами.

А еще – тем, кто хочет, чтобы мы приносили пользу им, а не себе. И тем, кто хочет самоутверждаться за наш счет. И, конечно же, эгоистам, которым вообще нет дела до наших желаний и чувств, потому что они думают только о себе и интересуются только собой. И еще, конечно, есть психи, больные и убогие люди, которые не имеют собственной интересной жизни, но имеют достаточно энергии, которую некуда девать. Они выбирают себе какую нибудь жертву и начинают оккупировать ее личное пространство и ее жизнь, чтобы жить этой самой жизнью. Потому что чужая интереснее, чем своя. К сожалению, жертва обычно в ходе такого эксперимента разрушается.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Книга о том, как отстоять свое желание сделать творчество профессией и научиться жить на вдохновении, не оборвав Музе крылья