страница7/18
Дата27.09.2018
Размер3.62 Mb.
ТипКнига

Джон Колеман Комитет 300


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18
МЫ ЗНАЕМ И КЕМ ЯВЛЯЮТСЯ «ОНИ», И КТО ВРАГ. Комитет 300 с его «аристократией» либерального истэблишмента восточного побережья США, его банками, страховыми компаниями, гигантскими корпорациями, фондами, коммуникационными сетями во главе с ИЕРАРХИЕЙ ЗАГОВОРЩИКОВ – ВОТ, КТО ВРАГ.

Эта сила осуществила большевистскую революцию и установила царство террора в России , развязала Первую и Вторую мировые войны, войну в Корее, войну во Вьетнаме, организовала кризисы в Родезии, Южной Африки, Никарагуа и на Филиппинах. Это тайное сверхправительство, которое осуществило направленный развал экономики США и окончательную деиндустриализацию страны, которая когда то была величайшей индустриальной державой мира.

Америку сегодня можно сравнить с солдатом, вдруг заснувшим в пылу сражения. Мы, американцы, просто заснули и позволили ввергнуть себя в апатию, вызванную чрезмерными возможностями выбора. Эти изменения трансформируют окружающую нас среду, лишают нас воли к сопротивлению – мы становимся вялыми, апатичными и в конце концов засыпаем в разгар битвы.

Существует технический термин для этого состояния. Он называется «глубоко проникающее длительное напряжение». Искусство оказания влияния на большие группы людей посредством глубоко проникающего длительного напряжения было разработано «Тавистокским институтом» и его дочерними организациями в США: «Стэнфордским исследовательским институтом», «Рэнд корпорейшн» и еще, по меньшей мере, 150 исследовательскими учреждениями в США.

Д р Курт Левин – ученый, разработавший эти дьявольские способы ведения войны – заставил среднего американского патриота сходить с ума по поводу различных теорий заговора, порождая у него чувство неуверенности, опасности, чувство одиночества и даже страха. Эти настроения возникают у него по мере того, как он пытается искать, но никак не может найти причину упадка и разложения, вызванные концепцией «ИЗМЕНЕНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА». Он не способен ни распознать, ни тем более противостоять социальным, моральным, экономическим и политическим изменениям, которые он считает нежелательными и недопустимыми, но которые тем не менее становятся все интенсивней.

Имени д ра Левина нет ни в одной книге по истории нашего истэблишмента, которые в конечном итоге являются записями событий главным образом с точки зрения правящего класса или победителей в войне. Поэтому я с гордостью представляю вам это имя. Как упоминалось выше, д р Левин организовал «Гарвардскую психологическую клинику» и «Институт социальных исследований» под эгидой «Тавистокского института». Названия этих двух организаций не раскрывают их истинных целей.

Это напоминает мне о постыдном билле (законопроекте) о реформе законодательства о денежных знаках и монетном дворе, принятом в 1827 году. Название билля было достаточно безобидным или звучало безобидно, что было намеренно сделано его создателями. Посредством этого билля сенатор Джон Шерман предал нацию в руки международных банкиров. Предположительно, Шерман проталкивал билль «не прочитав его». Как мы знаем, истинная цель билля была в том, чтобы разрешить обращение не только серебряных, но и любых иных денежных знаков и монет и таким образом дать бесчестным банкирам неограниченную власть над кредитом нашей нации; этой власти банкиры ясно и четко лишались в недвусмысленных формулировках Конституции США.

Курт Левин дал «Тавистокскому институту», «Римскому клубу» и НАТО неограниченную власть над Америкой, на какую не должна иметь право ни одна организация, объединение или общество. Эти учреждения использовали узурпированную власть, чтобы разрушить волю нации к сопротивлению планам и намерениям заговорщиков, лишить нас плодов Американской Революции и направить нас на путь, ведущий прямо к Новым Темным Векам под властью Единого Мирового Правительства.

Помощниками Левина в осуществлении этой далеко идущей цели были Ричард Кроссман (Richard Crossman), Эрик Трист (Eric Trist), Г. В. Дикс (H. V. Dicks), Уиллис Хармон (Willis Harmon), Чарльз Андерсон (Charles Anderson), Гарнер Линдсей (Garner Lindsay), Ричард Прайс (Richard Price) и У. Р. Байон (W. R. Bion). Обратите внимание – эти имена никогда не появлялись в вечерних новостях; фактически они появлялись только в научных журналах, поэтому так мало американцев знают их и не представляют себе, что эти люди уже сделали и продолжают делать для США.

Президент Джефферсон однажды сказал, что ему жаль тех, кто думают, что они все знают о происходящих событиях, читая газеты. Британский премьер министр Дизраэли сказал почти то же самое. Действительно, на протяжении веков правители наслаждались управлением из за кулис сцены. Человек всегда чувствовал желание господствовать, и нигде и никогда это желание не было столь довлеющим, как в наше время.

Если бы это было не так, зачем нужны были бы тайные общества? Если бы нами правила открытая система, руководимая демократически выбранными чиновниками, какая нужда была бы в тайных масонских ложах в каждой деревне, поселке и городе США? Как может быть, чтобы франкмасонство действовало так открыто и в то же время так хорошо скрывало свои секреты? Мы не можем задать этот вопрос ни Девяти Неизвестным из Ложи Девяти Сестер (Nine Sisters Lodge) в Париже, ни их девяти коллегам в Ложе Четырех Корон (Quatuar Coronati) в Лондоне. Тем не менее эти 18 человек образуют часть еще более тайного правительства – «Королевского института международных дел», и далее – Комитета 300.

Как могло случиться, что франкмасонство шотландского обряда смогло идеологически обработать Джона Хинкли, чтобы он стрелял в президента Рейгана? Зачем нам такие тайные ордена, как «Рыцари Св. Иоанна Иерусалимского», «Круглый стол», «Группа Милнера» и прочие подобные тайные общества? Они образуют часть всемирной цепи управления и контроля, осуществляемого через «Римский клуб», «Королевский институт международных дел» и наконец напрямую самой Иерархией Заговорщиков – Комитетом 300. Эти тайные общества нужны потому, что дела их преступны и должны скрываться. Зло не может выдержать света правды.

В этой книге мы найдем почти полный список заговорщиков, их учреждений, организаций прикрытия и издательств. В 1980 году «заговор водолея» (Aquarian Conspiracy) был в расцвете, и его успех можно было видеть в каждом аспекте нашей частной и национальной жизни. Ошеломляющий рост бессмысленного насилия, серийных убийств, самоубийств подростков, несомненные признаки летаргии – «глубоко проникающее длительное напряжение» стало частью нашей новой окружающей среды, которая настолько же опасна, как и отравленный воздух, которым мы дышим.

Наступающая «эра водолея» захватила Америку врасплох. Мы как нация не были готовы к навязанным нам изменениям. Кто хоть раз слышал о Тавистоке, Курте Левине, Уиллисе Хармоне и Джоне Роулингсе Ризе? Они даже не находились на политической сцене Америки. Все, что мы смогли бы заметить, если бы мы вообще потрудились открыть глаза, было бы падение нашей способности противостоять будущим потрясениям, так как мы стали более утомлены, обессилены и вошли, наконец, в период психологического шока, за которым идет всеобщая апатия как внешнее проявление войны с применением «глубокого всестороннего проникновения».

«Эра водолея» лучше всего описана «Тавистокским институтом» как средство распространения нестабильности: «Есть три отчетливых фазы в отклике и реакции на стресс, которые проявляют большие социальные группы. Первая фаза – поверхностная; подвергнутое воздействию население будет защищать себя лозунгами; это не раскрывает источника кризиса и реального противостояния не происходит – следовательно кризис будет продолжаться. Вторая фаза – фрагментация, распад. Это происходит, когда кризис продолжается и общественный порядок надламывается и разрушается. Затем следует третья фаза, когда группа населения наконец входит в состояние „самореализации“ и отворачивается от инспирированного кризиса. Далее следует слабая реакция, сопровождаемая активным синоптическим идеализмом и отмежеванием».

Кто станет отрицать, что колоссальный рост потребления наркотиков – каждый день «крэк» начинают употреблять тысячи новых наркоманов; шокирующий рост числа убийств младенцев (абортицид), которое намного превышает число жертв наших вооруженных сил в обеих мировых войнах, а также в корейской и вьетнамской войнах вместе взятых; открытое одобрение гомосексуалистов и лесбиянок, для защиты «прав» которых каждый год принимается все больше и больше законов; ужасная чума СПИДа, поразившая наши города; полный крах нашей системы образования; ужасающий рост числа разводов; уровень убийств, повергающий в ужас и неверие остальной мир; сатанинские серийные убийства; исчезновение тысяч маленьких детей, похищенных на улицах сексуальными извращенцами; обвал порнографии, сопровождаемый «разрешенностью» на телеэкранах – кто после всего этого станет отрицать, что наша страна находится в кризисе, которому мы не пытаемся противостоять и от которого отворачиваемся.

Люди, действующие из самых лучших побуждений и специализирующиеся на этих проблемах, возлагают значительную часть вины на недостатки системы образования или, скорее того, что в США носит такое название. Преступников сейчас много в возрастных группах 9 15 лет. Насильники – обычное явление среди 10 летних. Наши специалисты, наши союзы учителей, наши церкви говорят, что все это – следствие несовершенной системы образования. Об этом свидетельствует падение оценочных показателей. Специалисты сокрушаются по поводу того, что США сейчас занимают 39 место в мире по уровню образования.

Почему мы оплакиваем то, что является столь очевидным? НАША СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ БЫЛА ЗАПРОГРАММИРОВАНА НА САМОРАЗРУШЕНИЕ. ИМЕННО ДЛЯ ЭТОГО НАТО ПОСЛАЛО В США Д РА АЛЕКСАНДРА КИНГА. ИМЕННО ЭТО БЫЛО ПРИКАЗАНО ОСУЩЕСТВИТЬ ДЖАСТИСУ ХУГО БЛЭКУ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КОМИТЕТ 300, С ОДОБРЕНИЯ НАШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА, ХОЧЕТ, ЧТОБЫ НАША МОЛОДЕЖЬ НЕ ПОЛУЧАЛА НАДЛЕЖАЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Суть образования, которое франкмасон Джастис Хуго Блэк (Justice Hugo Black), Александр Кинг, Гуннар Мердал (Gunnar Myrdal) и его жена намерены давать детям США, состоит в том, что ПРЕСТУПЛЕНИЕ ОКУПАЕТСЯ, А ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ – ПРЕВЫШЕ ВСЕГО.

Они учат наших детей, что законы Соединенных Штатов применяются несправедливо, и именно так и должно быть. Наши дети десятилетиями воспитываются в этом духе на примерах коррупции; Рональд Рейган и Джордж Буш попали в сети алчности, которая полностью овладела ими. Наша система образования не пришла в упадок. Под руководством Кинга, Блэка и Мердалов она фактически достигла больших успехов, но все зависит от точки зрения, с которой мы смотрим на нее. Комитет 300 ВОСХИЩЕН нашей системой образования, он не позволит изменить ее ни на йоту.

Согласно Стэнфордскому институту и Уиллису Хармону, индуцированная духовная травма глубокого и всестороннего проникновения, частью которого является наше образование, наносится нам уже в течение 45 лет, но сколько людей осознают это коварное давление, оказываемое на наше общество, постоянную идеологическую обработку и промывание мозгов, которое происходит каждый день? Загадочные войны уличных банд, которые разразились в 1950 х годах в Нью Йорке – пример того, как заговорщики могут создать любые подрывные элементы и управлять ими. Откуда возникли эти войны банд, никто не знал до 1980 х годов, пока исследователи не разоблачили тайных руководителей, которые управляли этим так называемым «социальным феноменом».

Войны уличных банд были тщательно спланированы Стэнфордом, чтобы намеренно ошеломить наше общество и вызвать волнения и беспокойства. К 1958 году было уже больше 200 банд. Их сделали популярными мюзикл и голливудский фильм «Вестсайдская история». После того, как эти банды целое десятилетие постоянно были в заголовках новостей, в 1966 году они вдруг неожиданно исчезли с улиц Нью Йорка, Лос Анджелеса, Нью Джерси, Филадельфии и Чикаго.

В течение целого десятилетия войн уличных банд общественность реагировала на них в соответствии с соответствующей программой Стэнфордского института; общество в целом не могло понять эту войну банд и реагировало неадекватно. Если бы нашлись мудрые люди, которые распознали бы в этих уличных войнах эксперимент Стэнфордского института по социальному инжинирингу и промывке мозгов, то заговор был бы раскрыт. Либо у нас нет квалифицированных специалистов, могущих реально оценивать происходящее – что очень маловероятно, либо их заставили молчать под угрозами. Сотрудничество средств массовой информации со Стэнфордским институтом привело к новой атаке на наш образ жизни в виде концепции «новой эры» («нью эйдж»), что было предсказано социальными инженерами и специалистами по «новым наукам» из Тавистока.

В 1989 году на улицах Лос Анджелеса были вновь инспирированы войны уличных банд как средство создания условий для социальных изменений. В течение нескольких месяцев первых инцидентов банды начали размножаться – сначала десятками, затем сотнями на улицах Ист Сайда Лос Анджелеса. Распространились наркотические притоны и безудержная проституция; продавцы наркотиков господствовали на улицах. Всех, кто вставал у них на пути, расстреливали. Вопли в прессе были громкими и долгими. Выбранная Стэнфордом большая целевая группа населения стала защищать себя лозунгами. Тависток называл это первой фазой, когда целевая группа не может определить источник кризиса.

Второй фазой гангстерской войны стала «фрагментация». Люди, не жившие в местах активности уличных банд, говорили: «Слава Богу, они нас не трогают». Кризис тем не менее продолжался, признавали его или нет, а общественный порядок в Лос Анджелесе тем временем начал нарушаться. Как было запрограммировано Тавистоком, группы, не задетые войнами банд, «откололись, чтобы защитить себя», потому что источник кризиса не был установлен. Начался период так называемого процесса «неадекватной адаптации» и размежевания, обособления.

Что было целью уличных войн, кроме распространения наркотиков? Первое – показать целевой группе, что они не в безопасности, т. е. создать ощущение опасности. Второе – показать, что организованное общество беспомощно перед лицом такого насилия, и третье – вызвать признание того факта, что наш социальный порядок рушится. Нынешняя волна уличного насилия прекратится так же быстро, как и возникла, как только будут выполнены три фазы Стэнфордской программы.

Ярким примером обработки общества, чтобы оно приняло изменение, даже когда такое изменение признается нежелательным большой группой населения, было «явление» «БИТЛЗ». Группу «Битлз» привезли в США как часть социального эксперимента, который должен был подвергнуть большие группы населения промывке мозгов, о которой они даже не догадывались.

Когда Тависток доставил «Битлз» в США, никто представить себе не мог размах культурной катастрофы, которая должна была начаться вслед за этим. «Битлз» были составной частью «ЗАГОВОРА ВОДОЛЕЯ», живого организма, который произошел из «ИЗМЕНЕНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА» («Контракт № URH (489) 2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74, подготовлен „Центром по изучению социальной политики“ СИИ, руководитель Уиллис Хармон»).

Феномен «Битлз» не был спонтанным молодежным бунтом против старой социальной системы. Наоборот, это был тщательно разработанный неуловимыми заговорщиками план ввода чрезвычайно разрушительного элемента в большую целевую группу населения, сознание которой планировалось изменить против ее воли. Вместе с «Битлз» в Америке были введены в оборот новые слова и выражения, изобретенные Тавистоком. Такие слова, как «рок» в отношении к музыкальным звукам, «тинэйджер» («подросток»), «кул» (cool – «клевый»), discovered («открытый», «обнаруженный») и «поп музыка» были частью лексикона из кодовых слов, означающих принятие и употребление наркотиков. Эти слова пришли вместе с «Битлз» и появлялись везде, куда приезжали «Битлз», причем «тинэйджеры» сразу их «обнаруживали». Кстати, слово «тинэйджер» нигде не употреблялось до тех пор, пока на сцене не появились «Битлз» благодаря «Тавистокскому институту человеческих отношений».

Как и в случае уличных войн, эту задачу невозможно было решить без сотрудничества со средствами массовой информации, прежде всего с электронными СМИ. Особая роль отводилась пошлому типу Эду Салливану, который был специально подготовлен заговорщиками для той роли, которую он должен был сыграть. Никто не обратил бы внимания на шутовскую группу из Ливерпуля и на их двенадцати атональную систему «музыки», если бы пресса не подняла бы вокруг них настоящий ажиотаж. Двенадцати атональная система состояла из тяжелых повторяющихся звуков, взятых из музыки жрецов культов Диониса и Ваала и подвергнутых «современной» обработке Адорно (Adorno), близким другом королевы Англии и, следовательно, Комитета 300.

Тависток и его Стэнфордский Исследовательский Центр создали специальные слова, которые затем вошли в общее употребление в среде «рок музыки» и ее любителей. Эти модные ключевые слова создали новую отколовшуюся от социума большую группу молодежи, которую посредством социальной инженерии и обработки заставили поверить, что «Битлз» – это действительно их любимая группа. Все созданные в контексте «рок музыки» ключевые слова были предназначены для массового управления новой целевой группой, т. е. американской молодежью.

«Битлз» сработали прекрасно, вернее Тависток и Стэнфорд сработали великолепно, а «Битлз» просто реагировали как запрограммированные роботы «с небольшой помощью их друзей» («with a little help from their friends») – кодовых слов для употребления наркотиков и доведения до «клевого» состояния. «Битлз» стали бросающимся в глаза «новым типом» – еще один перл Тавистокского жаргона – он появился незадолго до того, как «Битлз» создали новый стиль (экстравагантная одежда, прически и речь), который возмутил старшее поколение, что и планировалось. Это было частью процесса «фрагментации – неадекватной адаптации» разработанного и пущенного в ход Уиллисом Хармоном и его командой ученых социологов и специалистов в области генной инженерии.

В деле эффективной промывки мозгов больших групп населения в нашем обществе решающая роль принадлежит печатным и электронным средствам массовой информации. Войны уличных банд закончились в Лос Анжелесе в 1966 году, как только средства массовой информации прекратили их комментировать. Уличные банды начинают разбредаться по мере ослабления к ним внимания СМИ, а затем они бесследно исчезают. Как и в 1966 году проблема просто «выдохлась». Уличные банды исполнили свою задачу создания атмосферы нестабильности и опасности. Точно такой же сценарий ожидает и «рок» музыку. Будучи лишенной внимания средств массовой информации, она тихо займет свое место в истории.

Вслед за «Битлз», которых, между прочим, собрал вместе Тавистокский Институт, приехали и другие «Made in England» рок группы, для которых, как и для «Битлз», Тео Адорно писал всю культовую «лирику» и сочинял всю «музыку». Мне неприятно употреблять эти прекрасные слова в контексте «битломании»; это напоминает мне, как неправильно используется слово «возлюбленный», когда оно относится к грязному контакту между двумя гомосексуалистами, извивающимися в свинской похоти. Называть «рок» музыкой – такое же оскорбление музыки, как и «рок лирика» – оскорбление языка.

Затем Тависток и Стэнфорд принялись за осуществление второй фазы работы, заказанной им Комитетом 300. Новая фаза поддала жару социальным изменениям в Америке. Так же быстро, как появились на американской сцене «Битлз», возникло и «разбитое поколение» (beat generation) – кодовые слова, предназначенные разделить и обособить общественные группы. Теперь СМИ сфокусировали свое внимание на «разбитом поколении». Новые слова тавистокского происхождения взялись, казалось бы, ниоткуда: «битники», «хиппи», «дети цветов» – эти слова прочно вошли в язык Америки. Стало популярным «выпадать из общества» (drop out), носить грязные джинсы и длинные немытые волосы. Представители «разбитого поколения» отрезали себя от остальной Америки. Они получили такую же дурную репутацию, как и более чистоплотные «Битлз».

Вновь созданная социальная группа и ее «стиль жизни» затянула миллионы молодых американцев в свой культ. Американская молодежь подверглась радикальной революции, даже не осознавая этого, в то время как старшее поколение беспомощно пребывало рядом, будучи не в состоянии установить источник кризиса и, следовательно, неадекватно реагируя на его проявления, которыми были всевозможные наркотики, марихуана, а позднее лизергиновая кислота. «ЛСД» была «как нельзя кстати» предоставлена для них швейцарской фармацевтической компанией SANDOZ, после того как один из ее химиков Альберт Хоффман открыл синтез эрготамина – одного из мощнейших изменяющих сознание наркотиков. Комитет 300 финансировал этот проект через один из своих банков S. C. Warburg, а в Америку наркотик завез философ Олдос Хаксли.

Новый «чудо наркотик» начали быстро распространять в «пробных» упаковках, бесплатно раздаваемых в колледжах и на «рок» концертах по всей территории Соединенных Штатов, в результате чего именно ЛСД стал катализатором широкого распространения наркотиков. Здесь сразу встает настоятельный вопрос: а что делало в это время «Управление по борьбе с наркотиками» (УБН) (Drug Enforcement Agency (DEA))? Имеются неоспоримые косвенные доказательства, показывающие, что УБН знало, что происходит, но ему было приказано не вмешиваться.

По мере того, как все больше британских «рок групп» прибывало в США, рок концерты стали обязательным элементом повседневной жизни американской молодежи. В тандеме с этими «концертами» пропорционально росло и потребление молодежью наркотиков. Дьявольский бедлам тяжелых ударных звуков глушил сознание слушателей до такой степени, что любого из них можно было легко убедить попробовать новый наркотик лишь потому, что «все делают это». Пример окружающих сверстников – очень сильное оружие. «Новая культура» получила максимально возможное освещение в средствах массовой информации, причем это не стоило заговорщикам ни цента.

Сильное негодование ряда гражданских лидеров и церковных деятелей по поводу нового культа было направлено против его РЕЗУЛЬТАТОВ, а не против ПРИЧИН. Критики рок культа совершили те же самые ошибки, которые были сделаны в период «сухого закона»: они критиковали правоохранительные органы, учителей, родителей – кого угодно, только не заговорщиков.

Поскольку меня переполняет чувство гнева и негодования в отношении этой великой наркотической чумы, я не прошу у читателя извинений за использование слов, совершенно для меня не характерных. Одним из самых мерзких наркотических гадов во всей Америке является Алан Гинзберг (Alan Ginsberg). Этот Гинзберг, не затратив ни цента, разрекламировал ЛСД на всю страну, хотя в обычных обстоятельствах такая реклама на телевидении стоила бы миллионы долларов. Эта бесплатная реклама наркотиков, и прежде всего ЛСД, достигла своего пика в конце шестидесятых годов благодаря абсолютно добровольной поддержке СМИ. Эффект массовой рекламной кампании Гинзберга был ужасающим; американская общественность подверглась сразу целому ряду «культурных шоков будущего».

Подвергнутые воздействию лавинообразного потока информации и чрезмерной стимуляции (я хочу снова напомнить, что это – тавистокский жаргон, почерпнутый из тавистокских практических пособий), мы были захвачены этим потоком, а, достигнув определенной критической стадии, наше сознание стало просто впадать в апатию, будучи уже не в силах переваривать эти информационные сверхдозы – то есть, «глубокое всестороннее проникновение» достало нас. Гинзберг претендовал на звание поэта, но никто из тех, кто пытался стать поэтом, не писал большей ерунды и вздора. Поставленная перед Гинзбергом задача почти не имела отношения к поэзии – его главной задачей было навязать целевой группе населения новую субкультуру.

В помощь Гинзбергу приставили Нормана Мейлера, писателя того сорта, что регулярно проводят время в психушках. Мейлер был любимцем левацкой голливудской тусовки и поэтому у него не было проблем с получением максимума телевизионного времени для Гинзберга. Естественно, Мейлер должен был иметь благовидный предлог – даже он не мог открыто пропагандировать истинные намерения Гинзберга. Поэтому был предпринят следующий маневр: Мейлер вел «серьезные» беседы с Гинзбергом перед камерой о поэзии и литературе.

Этим методом получения широкой и бесплатной телевизионной рекламы стали пользоваться все рок группы и концертные продюсеры, последовавшие примеру Гинзберга. Магнаты электронных средств проявляли щедрость, когда надо было дать бесплатное эфирное время этим грязным червеобразным существам и их еще более грязным произведениям и гнусным идеям. Без рекламы этих жутких грязноязычных «альбомов», без щедрой помощи печатных и электронных средств массовой информации, торговля наркотиками не смогла бы распространиться так быстро, как это было в конце шестидесятых и начале семидесятых годов, и вероятно, она была бы ограничена несколькими малыми местными районами.

Гинзбергу удалось выступить в нескольких телепередачах, транслировавшихся на всю страну, где он превозносил достоинства ЛСД и марихуаны под прикрытием «новых идей» и «новой культуры», развивающихся в мире искусства и музыки. Не уступая электронным средствам массовой информации, поклонники Гинзберга писали пылкие статьи об «этом ярком человеке» в колонках по искусству и светской жизни всех самых крупных газет и журналов Америки. Никогда еще в истории газет, радио и телевидения не было такой широковещательной рекламной кампании, на которую ее вдохновители из «Заговора Водолея», НАТО и «Римского клуба» не затратили ни копейки. Это была абсолютно бесплатная реклама ЛСД, только слегка замаскированная под видом «искусства» и «культуры».

Один из самых близких друзей Гинзберга Кенни Лав (Kenny Love) опубликовал в «Нью Йорк таймс» статью на пять страниц. Методология Тавистока и Стэнфорда гласит следующее: если необходимо разрекламировать что то такое, что общественность еще не полностью приемлет вследствие недостаточной промывки мозгов, то следует заказать статью, раскрывающую все аспекты данного вопроса. Другой метод состоит в организации телевизионных ток шоу в прямом эфире, в которых группа экспертов рекламирует продукты или идеи под видом их «обсуждения». Участники шоу демонстрируют различные точки зрения, сторонники и противники высказываются за или против. Когда все заканчивается, обсуждавшийся вопрос прочно застревает в сознании публики. В начале семидесятых годов это было новинкой, сегодня это стандартная практика всех процветающих ток шоу.

Пятистраничная статья Лава, восхваляющая ЛСД и Гинзберга, незамедлительно была напечатана в «Нью Йорк таймс». Если бы Гинзберг попытался купить такую же площадь в рекламных полосах газеты, это стоило бы ему не менее 50 000 долларов. Но у Гинзберга не было ни малейшего повода для беспокойства; благодаря своему другу Кенни Лаву Гинзберг получил широкую рекламу совершенно бесплатно. С помощью таких газет, как «Нью Йорк таймс» и «Вашингтон пост», находящихся под контролем Комитета 300, этот вид бесплатной рекламы применяется для любого вопроса, особенно если нужно внедрить в общество декадентский стиль жизни – наркотики, гедонизм – все, что может сбить с истинного пути американский народ. После пробной попытки с Гинзбергом и с ЛСД стандартной практикой Комитета 300 стало обращение к главным газетам США с требованием предоставить бесплатную рекламу тем людям и идеям, которые они внедряют в общество.

Хуже того – или лучше (это зависит от точки зрения) – агенство печати «Юнайтед пресс» подхватило бесплатную рекламу Кенни Лава в пользу Гинзберга и ЛСД и передало ее по телексу в СОТНИ газет и журналов по всей стране под видом «новостей». Даже такие респектабельные журналы как «Харперс Базар» и «ТАЙМ» представили Гинзберга как человека достойного внимания и уважения. Если бы такая общенациональная реклама была предоставлена Гинзбергу и распространителям ЛСД рекламными агентствами, то общие затраты на нее составили бы по меньшей мере один миллион долларов в ценах 1970 года. Сегодня же эта цена была бы не менее 15–16 миллионов долларов. Не удивительно, что я называю средства массовой информации «шакалами».

Я предлагаю вам попробовать найти какой нибудь канал массовой информации, посредством которого можно было бы предать огласке материалы о Федеральной резервной системе США (ФРС).5 В свое время я предпринял такую попытку. Я предлагал свою статью, которая представляла собой убедительное разоблачение величайшего на свете мошенничества, всем крупным газетам, телевизионным каналам, радиостанциям, журналам, а также ведущим нескольких ток шоу. Некоторые из них давали обнадеживающие обещания – «дайте нам примерно неделю, и мы свяжемся с вами». Естественно, никто со мной не связался, а статья так и не появилась на страницах газет и журналов. Было такое ощущение, что на меня и на проблему, которую я пытался осветить, наброшено покрывало молчания, что и было на самом деле.

Без истошной истерии средств массовой информации и без практически круглосуточной рекламы хиппово битниковый культ рок музыки и наркотиков никогда не прижился бы в обществе; он так и остался бы на уровне маргинального бреда. «Битлз» со своими бренчащими гитарами, идиотскими выражениями, наркотическим жаргоном и дурацкими нарядами никогда бы не поднялись выше уровня уличных клоунов. Но вместо этого пропаганда «Битлз» в средствах массовой информации доходила до уровня «точки насыщения», в результате чего США переживали один культурный шок за другим.

Люди, скрытые в мозговых центрах и исследовательских институтах, чьи имена и лица известны лишь очень узкому кругу, позаботились о том, чтобы пресса сыграла свою роль. И наоборот, важная роль средств массовой информации в сокрытии сил, стоящих за будущими культурными потрясениями, гарантирует, что источник кризиса никогда не будет обнаружен. Так наше общество приведено в состояние безумия с помощью психологических шоков и напряжений. «Доведенные до безумия» – выражение, взятое из тавистокского практического пособия. Скромно начав в 1921 году, Тависток в 1966 году оказался готовым начать
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18