Скачать 375.06 Kb.
страница1/3
Дата14.10.2018
Размер375.06 Kb.
ТипПрограмма

Д. В. Родькин. Военные строители закрытых городов Урала Д. В. Родькин солдаты холодной войны: военные строители закрытых городов урала советский Атомный проект первая национальная программа


  1   2   3



Д. В. Родькин. Военные строители закрытых городов Урала

Д. В. Родькин

СОЛДАТЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ:


ВОЕННЫЕ СТРОИТЕЛИ ЗАКРЫТЫХ
ГОРОДОВ УРАЛА

Советский Атомный проект — первая национальная программа по освоению высоких технологий — уникален. Он не имеет аналогов в отечественной истории. Советский Союз, в кровопролитной борьбе отстоявший свою независимость и завоевавший статус сверхдержавы, сумел в кратчайшие сроки не только овладеть секретом атомной бомбы, но и наладить выпуск ядерного оружия. Выполнение поставленных задач было невозможно без принудительной мобилизации многотысячных трудовых коллективов, в которых наряду с вольнонаемными работали заключенные и военные строители. О кадровых инженерах и узниках «атомного ГУЛАГа» изданы книги и защищены диссертации. А строительные части фактически забыты. Между тем они внесли немалый вклад в Атомный проект, а рабочие военно-строительных отрядов, полностью заменив заключенных, до начала 1990-х гг. возводили промышленные и социальные объекты Минсредмаша и Минатома.

В историографическом плане изучение темы военных строителей также весьма актуально. Еще в 1983 г. была издана книга «Славные традиции»1, посвященная строительным частям Министерства среднего машиностроения. Режимные ограничения не позволили авторам подробно охарактеризовать особенности структуры, труда и быта этих специфических подразделений. В работах краеведов закрытых городов, появлявшихся с начала 1990-х гг., военные строители упоминаются лишь вскользь2. В 1993 г. вышла в свет брошюра С. П. Кучина «Созидатели в пилотках»3, в которой был представлен аннотированный перечень строительных частей, возводивших знаменитый Горнохимический комбинат в г. Железногорске. К сожалению, этот интересный проект так и не получил развития.


© Д. В. Родькин, 2009


Интенсивное рассекречивание в государственных и муниципальных архивах фондов закрытых городов и предприятий атомной отрасли, проводившееся в 1990-е гг., сделало доступным для региональных историков огромный массив первичных документов и дало мощный импульс научному поиску. Ровно 10 лет назад в известной монографии «Создание атомной промышленности на Урале» профессор В. Н. Новоселов ясно обозначил проблему изучения военных строителей как приоритетную4. При этом сам челябинский ученый ограничился лишь описанием структуры подразделений, возводивших плутониевый комбинат «Маяк»5.

Попытаемся ответить на вопрос, оправдано ли было использование военных строителей для создания и развития атомной отрасли. Рассмотрим динамику организационной структуры и численности строительных подразделений, результаты их труда и особенности быта личного состава.

Впервые военные строители рассматриваются в системе тех предприятий, на которых работали. Широкие хронологические (1945—1985) и территориальные (закрытые города Урала) рамки позволяют определить не только общие тенденции развития этого контингента рабочей силы, но и специфику каждого подразделения.

В научный оборот вводятся материалы из фондов управлений строительства и военно-строительных частей муниципальных и ведомственных архивов закрытых городов. В основу источниковой базы данной статьи легли исторические формуляры и справки о деятельности военно-строительных частей, а также первичная документация — акты, приказы.

20 августа 1945 г. Государственный комитет обороны принял решение об образовании Специального комитета для работ по изготовлению атомной бомбы. Комитет во главе с Л. Берия получил неограниченные полномочия по использованию любых ресурсов Советского Союза и любого региона страны. Возведение промышленных объектов новой отрасли поручалось Главпромстрою НКВД СССР и его уральским трестам — Челябметталургстрою и Тагилстрою. Начало работ — 1 декабря 1945 г. Срок пуска важнейших объектов по производству плутония (завод № 817) и обогащению урана (завод № 813) — 7 ноября 1947 г. Строительные управления были созданы 24 апреля 1946 г. Несколько позднее (7 августа 1947 г.) было образовано строительство № 1418 для комбината № 814, предназначенного для обогащения урана методом электромагнитной сепарации.

Однако разоренная войной страна многого не могла дать строителям. Даже в 1950 г. на всех объектах Атомного проекта всего было задействовано лишь 138 экскаваторов; 132 бульдозера; 227 кранов; 7300 автомашин и тракторов; 175 паровозов; 1400 вагонов и 5000 лошадей6. Отсутствие техники означало, что уникальные объекты должны были возводиться за счет массового применения неквалифицированного труда. Режимные требования не позволяли поручить все работы заключенным. Вольнонаемные профессиональные строители были нужны для восстановления страны. Между тем в ходе демобилизации действующей армии высвобождалось значительно число солдат и офицеров, не дослуживших положенного срока.

Формирование военно-строительных батальонов для нужд уральских объектов Первого главного управления началось в декабре 1945 г. в соответствии с директивами НКО № УФ/1/903 от 27 декабря 1945 г., № 2312/III от 28 декабря 1945 г., приказом командующего Уральским военным округом № ОРГ/1/005 от 31 декабря 1945 г.7 Впоследствии новые подразделения организовывались в соответствии с постановлением Совета Министров СССР № 3573-1433сс от 25 сентября 1948 г., приказом МВД СССР № 001486 от 24 января 1949 г. и директивами Главпромстроя8. 16 января 1947 г. был создан отдел военно-строительных батальонов Главпромстроя, с сентября 1948 г. преобразованный в управление9.

По прибытии на место работ батальоны сводились в управления военно-строительных батальонов (УВСБ) при строительствах, которые осуществляли координацию трудового использования бойцов (табл. 1).

Таблица 1

Первые военно-строительные формирования на уральских объектах Первого главного управления при Совете Министров СССР*


Номера
управлений

строительства (УС)



Номера

прибывших

подразделений ОВСБ и ВСБ


Дата создания

УВСБ


Первый начальник УВСБ

859

583—588-й ОВСБ

8 января 1946 г.


Подполковник

П. Н. Юрин



865

94—97-й, 589-й ОВСБ; 590-й ВСБ

1 января 1946 г.


Подполковник В. Н. Красильников

1418

808—813-й ОВСБ

23 декабря 1948 г.

Подполковник

В. А. Мельников



* Составлено по: ГФ НТД УЭХК. Ф.14 Оп. 1доп. Д. 20 Л. 1—3; Оп. 43. Д. 12. Л. 1; АСУС Ф. 6 Оп. 1-с Д. 80. Л. 9; Ф. 21.Оп. 1. Д. 53. Л. 3; Новоселов В. Н. История Южно-Уральского управления строительства. Челябинск, 1998. С. 23—25.
Обращают на себя внимание общие черты в структуре строительных частей в начальный период. По вопросам производственного использования батальоны и УВСБ были подчинены управлениям строительства. Военные строители не располагали собственной базой инженерного обеспечения и не могли самостоятельно вести работы. Личный состав подобно лагерным отделениям распределялся побатальонно по районам. При этом организационного слияния батальонов и районов не происходило. Число их на момент начала строительства было одинаковым — шесть. Это было максимальной величиной ввиду невозможности площадок принять большее количество рабочей силы. Показательно, что практически сразу по прибытии (15 февраля 1949 г.) со строительства № 1418 был снят 809-й ОВСБ (седьмой из первого десанта), направленный на строительство Московского государственного университета10.

Организация военных строителей на важнейшем и самом крупном 859-м строительстве, сооружавшем плутониевый комбинат, имела некоторые особенности. Подразделения размещались на значительном удалении друг от друга. 585-й ВСБ направлялся в поселок Южная Кузнечиха г. Кыштыма, 584-му ВСБ надлежало разместиться в бывшем пионерлагере на берегу Кызылташа, 588-й батальон занимал бывшую 6-ю подкомандировку ЧМС в районе Верхнего Уфалея. 586-й батальон размещался в Кыштыме, образовав гарнизон города, и готовился к приему новых батальонов11. Образованное приказом ЧМС УВСБ было дислоцировано в Челябинске. Только в апреле 1946 г. Управление было перебазировано в Кыштым. Тогда же военно-строительные батальоны были сведены в три гарнизона: первый в поселке Теча (в составе 584-го ВСБ, двух рот 585-го и роты 588-го ВСБ), второй в Кыштыме (сводные подразделения 586-го ВСП) и третий («Озеро») — в пионерлагере на берегу озера Кызыл-таш (586-й ВСП, рота 584-го, рота 585-го ВСП и военный госпиталь)12. В июне 1946 г. в связи с расширением работ на площадку № 859 прибыли еще четыре батальона13.

Появление военных строителей поставило вопрос о полномочиях офицерского состава ВСЧ по руководству производственным процессом. На строительстве № 859 явочным порядком уже в феврале 1946 г. офицеры батальонов, задействованных на лесозаготовках, включались в производственную деятельность. В октябре 1946 г. на строительствах № 859 и № 865 произошло назначение командиров подразделений по совместительству на производственные должности. Командиры батальонов стали заместителями начальников районов, командиры рот — заместителями старших прорабов, командиры взводов — десятниками. Была установлена надбавка в 15 % за совмещение14.

На строительстве № 1418 в 1949—1950 гг. офицеры также с готовностью включились в работу: «Майор Ширяй умел вдохновить и заставить трудиться. С утра и до вечера он находился среди солдат, поддерживал их, сам брал в руки кувалду и обрушивал ее на клинья, чтобы отбить кусок скальной породы… Старший лейтенант Сочихин со своей ротой рвался вперед, его догонял в соревновании старший лейтенант Филонов. Роты часто менялись местами, фамилии лейтенантов становились известными на стройке»15.

Некоторые командиры даже возглавили отдельные строительные участки и базы: командиры рот мехбатальона стали начальниками автобаз, командира 3-й роты 3-го батальона назначили начальником конного парка, командиры 2-й и 3-й рот 5-го батальона руководили соответствующими строительными участками 5-го района. Начальник штаба 9-го ОВИСП возглавил 1-й строительный район. Офицерскому составу, совмещавшему должности, выплачивалась разница между окладом командира подразделения и окладом соответствующего руководителя16.

Формируемые для строек Атомного проекта подразделения не имели четких штатов. Необходимо было скорее направить личный состав к месту службы. В результате даже временные штаты не были укомплектованы (табл. 2).

Таблица 2

Некомплект Управления военно-строительных батальонов
Управления строительства №1418 МВД СССР на 1 января 1949 г. (штат/список, чел.)*


Подразделение

Количество людей

Офицеры

Сержанты

Рядовые

Всего

штат

список

штат

список

штат

список

штат

список

УВСЧ

28

14

8

5

2

6

38

35

6 батальонов

186

128

300

290

5508

5529

5994

5947

Военный
госпиталь

21

7

3

0

0

2

24

9

*АСУС. Ф. 21. Оп. 1. Д. 53. Л. 1.
На офицерские должности командиры ставили способных сержантов и даже рядовых. Конечно, это было нарушением, что влекло дальнейшее ослабление дисциплины, но другого выбора не было.

С 1949 г. подразделения уже формируются по временным штатам, утвержденным Главпромстроем МВД СССР распоряжением №16/9-5102 от 3 мая 1949 г. (табл. 3).

Таблица 3

Штатная численность Управления военно-строительных батальонов Управления строительства №1418 МВД СССР на 3 мая 1949 г.*


 Подразделение

Офицеров

Сержантов

Рядовых

Вольнонаемных

Всего

УВСЧ

28

15

9

8

60

Штаб полка

20

28

14

9

71

1 батальон

22

48

938

5

1073

*АСУС. Ф. 21. Оп. 1-с. Д. 53 Л. 3об.
Соотношение офицерского и рядового состава (в том числе вольнонаемных) по штату батальона 1:47,7, что примерно соответствует пропорциям личного состава советской стрелковой роты времен Великой Отечественной войны.

В 1951 г. были введены первые постоянные штаты строительных частей (№ 011 для УВСЧ, № 014 для батальонов) всех строек Атомного проекта. Штатная численность офицерского состава УВСЧ увеличилась на 13 человек; офицерского состава батальона — на 23 человека, а рядового состава батальона уменьшилась до 733 человек17. Соотношение офицерского и рядового состава батальона в этом случае приближалось к 1:21, что соответствовало стрелковому батальону военного времени. Вероятно, с увеличением числа офицеров связывали укрепление дисциплины строительных частей.

Первые военно-строительные батальоны формировались в октябре—декабре 1945 г. из числа военнослужащих действующей армии, не отслуживших положенный срок, освобожденных из плена, а также лиц с бывших временно оккупированных территорий призыва 1945 г. Кроме того, среди первых военных строителей были и добровольцы. Бывший сержант 96-го ОВСБ И. Г. Шаповалов вспоминает: «Я проходил службу в 77-й Краснознаменной дивизии имени Суворова в г. Свердловске. Батальон построили на плацу. На призыв командира: «Кто хочет выполнить правительственное задание — шаг вперед!» — откликнулось лишь 90 человек из 360 бойцов»18.

Из воспоминаний А. Н. Протасова, сержанта 106-го стрелкового полка: «2 мая 1946 г. наш 106-й стрелковый полк, расквартированный в Пугачевске, в полном составе посадили в товарные вагоны и отправили, как нам сказали, на Дальний Восток. Но, доехав до Челябинска, остановили и, продержав семь суток, объявили, что маршрут меняется. Офицеров оставили в Челябинске, а состав с полком 16 мая 1946 г. прибыл на строительную площадку. Два дня мы устанавливали палатки. А на третий нам выдали лопаты и отправили рыть траншеи»19.

По данным дела фонда военно-строительных частей Южно-Уральского управления строительства (ЮУС) только 17 % личного состава первых батальонов были призывного возраста, 58 % — старше 35 лет; 27 % — от 27 до 35 лет. Из 1708 человек рядового и сержантского состава 772 человека (45 %) были в плену; 310 человек (18 %) были угнаны на работы в Германию; 210 человек (12 %) проживали на временно оккупированных врагом территориях. 71 % солдат и сержантов был призван на службу до или во время войны20. Многие из них имели ранения.

Ветеран в/ч 01013 В. К. Верхолашин: «Мы мечтали о доме, об устройстве дальнейшей мирной жизни, об учебе и семье. Приказ, с которым нас познакомили, стал ледяным душем, разогнал мирные житейские думы. Его суть сводилась к тому, что нашему брату-солдату о демобилизации думать не приходилось «до особого распоряжения», а оно последовало только в конце 1950 г.»21.

Аналогичная ситуация складывалась и в УВСБ строительства № 865. Помимо батальонов из Уральского военного округа на строительство из Кенигсберга было направлено 1 145 человек, в основном репатриантов из Германии, которые в обиходе получили название «голубая дивизия» из-за цвета формы. По данным исторического формуляра в/ч 20168 к 20 февраля 1946 г. 53,7 % солдат и сержантов были призваны в 1946 г.; 25,9 % — в 1945 г.; 12,3 % — в 1944 г.; 8,1 % — в 1943 г.22 При этом, 22,8 % личного состава было старше 25 лет, 5,3 % старше 40 лет; 14 рядовых — старше 50 лет23.

В УВСЧ строительства № 1418, сформированного 23 декабря 1948 г. из молодых призывников, «старослужащих» призыва 1941—1945 гг. было не более 6 %. Прибывшие сюда батальоны, в отличие от других строительств, формировались в Уральском, Московском, Архангельском, Киевском военных округах24.

В 1946—1957 гг. комплектование личным составом производилось в соответствии со срочными приказаниями Главпромстроя, когда наряду с заменой отслуживших положенный срок солдат происходило и значительное изменение численности личного состава. В частности, для пополнения УВСЧ УС-859 в 1948 г. прибыло 6221 солдат призыва 1948 г. При этом в 1949 г. пополнения не было, а в 1950 г. поступило 1976 призывников, из них 1000 ранее предназначались для 9-го ОВИСП Свердловска-4525.

До начала 1960-х гг. офицерские должности комплектовались из трех основных источников:



  1. офицеры прибывавших батальонов;

  2. офицеры из отделов кадров Главпромстроя МВД СССР и Уральского военного округа;

  3. офицеры, призванные из запаса.

Например, уже в 1949 г. для УВСЧ строительства № 514 прибыло 17 офицеров из запаса, в 1950 г. райвоенкоматы направляют 29 человек. В 1951 г. убыло 28 офицеров, а направлено 26 офицеров, из них 15 из запаса. В 1952 г. убыло 30 офицеров, а прибыло 20, из них 6 были направлены отделом кадров строительства, а остальные — из различных воинских частей атомных строек. В 1953 г. прибыло 326 офицеров из расформируемых частей МВД, Минюста и Минобороны, а уволено в запас 49 офицеров. В 1954 г. из 229-го УВСЧ убыло в 231-е УВСЧ 30 офицеров, а уволено в запас 19 человек. Прибыло 11 офицеров из в/ч 3275 внутренних войск МВД СССР. В 1955 г. из Ногинска прибыл 778-й ОВСБ, а с ним 32 офицера, уволено в запас 108 человек. В 1956 г. уволено 79, а новых не поступало. В 1957 г. прибыло 22 офицера, уволено в запас 21, убыло 2. Таким образом, основной поток офицеров в 1945—1957 гг. поступал из строевых частей МВД и Минобороны.

Опыта командования военно-строительными частями прибывавшие офицеры не имели. Не все из них были готовы перестроиться для выполнения новых задач, что вело к пьянству, панибратству и преступлениям. Офицеров, не справлявшихся со своими обязанностями, отправляли в отдел кадров Уральского военного округа и Главпромстроя.

Общее представление о масштабах использования контингентов строительных батальонов дает табл. 4.

Таблица 4



Численность трудовых коллективов в период прибытия первых батальонов*

Военные строители

Заключенные

Управление УВСБ УС

Численность

Управление УС и ИТЛ

Численность

№ 859

(февраль 1946)



4400

№ 859

(март 1947)



9783

№ 865

(февраль 1946)



5945

№ 865

(январь 1947)



8100

№ 1418

(декабрь 1948)



5991

№ 1418

(январь 1949)



7751

* Составлено по: АЮУС. Ф. 15. Дело фонда Л. 4—5; ГФ НТД УЭХК. Ф. 14. Оп. 43. Д. 12. Л. 1—2; АСУС. Ф. 21. Оп. 1. Д. 53. Л. 1; Кузнецов В. Н. Атомный проект за колючей проволокой. С. 70; Артемов Е. Т. Укрощение урана. С. 32.; Новоселов В. Н. История Южно-Уральского управления строительства. С. 52.
Отрывочные сведения, имеющиеся в доступных источниках, не позволяют составить точную картину численности трудовых коллективов. В частности, подразделения УВСЧ плутониевого комбината в июне 1946 г. пополнились на 4567 человек в составе четырех батальонов. На строительство газодиффузионного завода к 1 января 1947 г. были направлены 1155 солдат, а строительство электромагнитного сепаратора урана к 1 марта 1949 г. лишилось 797 бойцов.

Военные строители работали в тех же условиях, что и вольнонаемный состав. Первые несколько лет ознаменовались авральным (по 13—16 часов) трудом всех категорий строителей. При этом для руководства объектов солдаты имели преимущество: их можно было ставить в ночные смены, когда использование заключенных и спецпоселенцев было запрещено по режимным требованиям. В дальнейшем для военных строителей устанавливалась 6- или 5-дневная рабочая неделя наравне с вольнонаемными строителями.

Прибывшие на Урал солдаты немедленно включались в производственный процесс. Для бывших фронтовиков созидательный труд после 4 лет войны и плена означал возвращение к мирной жизни. Существенно было и то, что бойцы первых батальонов имели огромный жизненный опыт, хотели и умели трудиться. Их не нужно было обучать строительным специальностям. Однако отсутствие конкретных планов строительства, бытовая неустроенность не позволяли рядовым и сержантам выполнять производственные задания. Командование УВСЧ в своих рапортах и приказах отмечало серьезные организационные недостатки:


  • командование не добилось полного выхода подразделений на работу (при плане в 95 % реальный выход на работу зачастую не превышал 80 %);

  1   2   3

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Д. В. Родькин. Военные строители закрытых городов Урала Д. В. Родькин солдаты холодной войны: военные строители закрытых городов урала советский Атомный проект первая национальная программа

Скачать 375.06 Kb.