страница1/8
Дата13.01.2020
Размер1.5 Mb.

Актерский тренинг по системе Станиславского. Речь. Слова. Голос. Максимальная достоверность и убедительность


  1   2   3   4   5   6   7   8

Эльвира Сарабьян

АКТЕРСКИЙ ТРЕНИНГ ПО СИСТЕМЕ СТАНИСЛАВСКОГО. РЕЧЬ. СЛОВА. ГОЛОС.

Максимальная достоверность и убедительность

Оглавление

Упл 27

Уп, 29


Упл 35

Упк 59


Упл 60

Упл 60


Упл 61

Упл 62


АРИТМИЯ 66

ГЛАСНЫЕ И СОГЛАСНЫЕ 73

КАК РАБОТАТЬ СО СКОРОГОВОРКАМИ 85

«гхмнопленка» текста. Видения 91

Люгика 110

сценической речи 110

КАК РАЗБИРАТЬ ТЕКСТ ПО ТАКТАМ 111

ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ В ТЕКСТЕ 113

ПАУЗЫ ЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ 116

л шаны 126

и перспективы в речи 126

УДАРЕНИЕ 128

УДАРЕНИЕ В РЯДУ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ 130

СОЗДАНИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ С ПОМОЩЬЮ УДАРЕНИЙ 134

i/шструмент, который надо беречь 144

СЛЕДИТЕ ЗА ЗДОРОВЬЕМ ВСЕГО ОРГАНИЗМА 145

ВЛАДЕЙТЕ СОБОЙ! 145

НЕ ПЕРЕУТОМЛЯЙТЕСЬ! 145

БОЛЕЕТЕ? - МОЛЧИТЕ! 146

НЕ КРИЧИТЕ! 147

ВСЕГДА ГОТОВЬТЕСЬ К ВЫСТУПЛЕНИЮ 147

БУДЬТЕ В ТОНУСЕ! 147

СОБЛЮДАЙТЕ РЕЖИМ! 147

ПИТАЙТЕСЬ ПРАВИЛЬНО! 148

СЛЕДИТЕ ЗА ПОГОДОЙ! 148

СОВЕТ ДЛЯ ЖЕНЩИН 148

ЗАКАЛЯЙТЕСЬ! 149

Несколько слов в заключение 150

список литературы 151




введение

упражнения этой книги основаны на методике «тренинга и муштры» К. С. Станиславского. При регулярном занятии речевым тренингом вы сможете освободить свой голос от зажимов, заставить его зазву­чать в полную силу. Но главное — вы обретете ни с чем не сравнимое чувство того, что голос вам подвластен пол­ностью. Но для этого, конечно, необходимы две вещи: регулярность занятий и большое внимание к себе.

СЛОВО - ЭТО ДЕЙСТВИЕ

Говорят, что слово — самая большая сила, которой об­ладает человек. Словом можно убить, но словом же мож­но и возродить к жизни. Константин Сергеевич Стани­славский до конца своей жизни искал естественные за­коны, которые придают человеческому слову такую силу. Его система речевого тренинга — не что иное, как следо­вание этим законам.

Каждый человек хотя бы несколько раз в жизни чув­ствует эту силу слова — собственного, обращенного к дру­гому человеку, или же услышанного от кого-то. Конечно, не любое сказанное нами (или нам) слово доходит до рас­судка, и уж точно не всякое — волнует сердце. Но то, что касается нас лично, мы услышим в любом случае. Так происходит между двумя людьми, которые хотят о чем- либо договориться. Мы говорим — двумя, потому что даже в большой компании слово всегда обращено к од­ному человеку, пусть и в общем разговоре.

Но вот число слушающих растет. Учитель на уроке, лектор в аудитории, адвокат в суде, актер на сцене. Когда вы обращаетесь больше, чем к одному человеку — это уже публичное выступление. Но всегда ли вас слушают? А всегда ли вы уходите в уверенности, что вас не то что услышали — хотя бы поняли, о чем вы говорили? Если ответ «да» — можете не читать эту книгу, тренинг вам ни к чему. Видимо, вы и без тренинга великолепно владеете своей речью. Но если вы купили эту книгу, значит, ответ все-таки «нет». Как же получается, что тет-а-тет все мы можем быть убедительными, все мы можем донести свою мысль до другого, а на публике наша речь разваливается, становится торопливой, путаной, бубнящей?

Слово — это действие. А точнее, Воз-Действие. Говоря что-либо кому-либо, мы, так или иначе, стараемся спо- двигнуть нашего собеседника на какое-то действие. (Эмо­циональный отклик или хотя бы формальный ответ — это ведь тоже действие!) Когда же слушающий превращается из собеседника в публику, тут-то и начинаются сложно­сти. Чтобы воздействовать на публику, надо быть очень сильно заинтересованным в том, чтобы каждый человек из публики понял ваши слова и дал понять это вам. Надо буквально влезть в душу каждого из множества людей — а как это сделать, если и с одним-то человеком это полу­чается далеко не всегда? Для этого уже недостаточно про­стого произнесения слов, здесь нужно какое-то особое действие.

«Заражай, заражай объект! «Влазь в его душу», и сам сильнее заразишься! А сам заразишься, и других силь­нее заражать будешь. Тогда и речь твоя станет забори­стее. А почему? Все она, голубушка природа наша ак­терская! Все оно, батюшка наш, чудотворец, - подсо­знание наше!!! Они мертвого заставят действовать! А активность в творчестве - что пар в машине! Актив­ность, подлинное, продуктивное, целесообразное дей­ствие - самое главное в творчестве, стало быть, и в речи! Говорить - значит действовать. Эту-то актив­ность дает нам задача внедрять в других свои видения. Неважно, увидит другой или нет. Об этом позаботятся матушка-природа и батюшка-подсознание. Ваше дело хотеть внедрять, а хотения порождают действия. Одно дело выйти перед почтеннейшей публикой: «тра-та-та» да «тра-та-та», поболтал и ушел. Совсем другое дело выступить и действовать!

ДВА В ОДНОМ

Чем отличается сцена от повседневной жизни? (Под сценой мы подразумеваем не только театральные подмо­стки, но любое публичное выступление.) В повседневно­сти мы знаем себя как нормального человека, который просто живет — и тем и ценен. На публике этот человек, конечно же, остается прежним — но внутри. Со стороны видна только та роль, которую мы взялись разыгрывать на публике. И неважно, что это за роль: учителя, главы семейства, начальника корпорации, удачливого адвоката или талантливого актера. Главное, что перед зрителями мы находимся «два в одном»: наше обычное «я» — внутри нас, и наша роль — снаружи. То, что в задушевном разго­воре говорит «я», совсем не подходит к тому, что должен сказать персонаж нашей роли. Но ведь роль — это все- таки тоже мы, и в этой роли мы должны говорить с людь­ми так, чтобы они нас слушали, как того хочет наше «я».

Как же этого добиться? Как органично совместить внут­реннее «я» с публичным персонажем? Только посредст­вом речи — и больше никак. Разрешить эту трудную за­дачу поможет наш тренинг.

ЧТО ТАКОЕ РЕЧЬ?

Однако не стоит думать, что научиться владеть речью можно при помощи механического выполнения упраж­нений. Существует множество примеров, когда люди с великолепно поставленным голосом, превосходной ар­тикуляцией, безупречной дикцией навевают на публику... сон. Слушать их просто скучно — потому что за их слова­ми не бьется мысль, не пламенеет чувство.

А есть люди, которых очень трудно, и даже неприятно слушать — из-за гнусавости, заикания, плохой дикции и прочих дефектов, — но все же слушать их почему-то хочется. И все их недостатки отходят куда-то очень дале­ко, а звучание физического голоса становится неважным, потому что в них говорит их сердце. Вспомните библей­ского пророка Моисея, который — и это подчеркнуто в Библии несколько раз — был «гугнив», то есть косно­язычен. Однако этот косноязычный человек сумел угово­рить целый народ покинуть египетское рабство и пус­титься в долгое путешествие к обетованной земле, о ко­торой никто ничего не знал.

Так что же такое речь, если не красивый голос, верные интонации и правильно построенные фразы? Станислав­ский думал над этим всю жизнь. Ответ был — природа. Та изначальная человеческая природа, обогащенная да­ром слова. Природа, отличающая человека от бессловес­ной твари. Вся система Станиславского есть возвращение к этой природе. «Нам гораздо легче на сцене вывихивать свою природу, чем жить правильной человеческой жиз­нью», — с горечью говорил Константин Сергеевич. Имея в виду, что, коль скоро публичное выступление воспри­нимается как что-то искусственное, навязанное извне, то и вести себя на сцене надо искусственно.

Да, наша публичная роль и мы — совсем не одно и то же. Но в том и состоит мастерство говорящего, что сло­ва, которые принадлежат кому-то другому, становятся вдруг твоими, трогающими твое собственное сердце, раз­жигающими твою собственную душу.

верить чужому вымыслу и искренно зажить им - это, по-вашему, пустяки? Но знаете ли вы, что такое творчест­во на чужую тему нередко труднее, чем создание собст­венного вымысла?.. Мы пересоздаем произведения дра­матургов, мы вскрываем в них то, что скрыто под слова­ми; мы вкладываем в чужой текст свой подтекст, уста­навливаем свое отношение к людям и условиям их жиз­ни; мы пропускаем через себя весь материал, получен­ный от автора и режиссера; мы вновь перерабатываем его в себе, оживляем и дополняем своим воображени­ем. Мы сродняемся с ним, вживаемся в него психически и физически; мы зарождаем в себе «истину страстей»; мы создаем в конечном результате нашего творчества подлинно продуктивное действие, тесно связанное с со­кровенным замыслом пьесы; мы творим живые, типиче­ские образы в страстях и чувствах изображаемого лица.

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ НОВОЕ

Как же сродниться с чужими словами, как сделать их своими? Для начала надо понять, что такое — свои слова. Станиславский предлагал своим актерам не заучивать текст роли, а говорить за персонажа своими словами, так, как если бы это актер оказался в той ситуации, в которой, по условиям пьесы, находится персонаж. Рассказывать что-либо своими словами — с этого и начинается тренинг. М. О. Кнебель, ученица Станиславского, вспоминала:

своих занятиях в Студии он придавал этому поло­жению чрезвычайно важное значение. Для того что­бы ученик осознал, чего надо добиваться в процессе работы, Станиславский предлагал до начала работы над литературным рассказом проделать упражнение, которое даст возможность ученику понять, на каком органическом процессе строится любой рассказ в жизни. Константин Сергеевич предлагал расска­зать какой-нибудь случай из своей жизни. Для этого ученик должен как можно полнее, подробнее и ярче восстановить в своей памяти этот случай и потом рас­сказать его слушателю. Творческое воображение уче­ника заставит его нафантазировать обстоятельства, при которых ему сегодня, здесь, сейчас захочется рассказать именно данному партнеру именно данный случай из своей жизни.

Для того чтобы текст роли сделать своим, надо вспо­мнить, что такое — «свои слова». Точно так же и для того чтобы на сцене заговорить или запеть своим голосом, надо вспомнить, что же это такое — свой голос. И не толь­ко голос. Актер начинает заново знакомиться со всем своим существом. По словам Станиславского, он учится всему сначала: ходить, смотреть, действовать... И — гово­рить. Каждое действие на сцене, включая речь — это хо­рошо забытое новое, то, что мы знали изначально (пото­му что это заложено в нас природой), но забыли напрочь, и теперь открываем это заново.

КАК РОЖДАЕТСЯ ГОЛОС


Как в толпе людей можно распознать вокалиста? Очень просто: по наверченному на горло в несколько слоев шар­фу. С шарфом или теплым шейным платком серьезные вокалисты не расстаются даже в жаркую погоду — берегут горло, точнее, связки. Считается, что именно связки — главный инструмент любого певца (и актера). Однако как это ни странно, связки принимают в процессе пения ми­нимальное участие. Нет, конечно, здоровые связки необ­ходимы каждому, кто на сцене поет или говорит. Но даже самые здоровые связки бесполезны, если актер не умеет правильно дышать, не владеет артикуляцией, если поза его напряжена, плечи ссутулены, позвоночник искрив­лен.

При правильном звукоизвлечении работает все тело, а не одни только связки. Как уже было сказано, их уча­стие в речевом процессе минимально. Связки это всего лишь часть голосового аппарата — сложнейшего инстру­мента, который действует не сам по себе, а только в сово­купности со всем организмом. Голосовой аппарат чело­века состоит из рото-носовой полости с придаточными полостями, или пазухами; глотки, гортани (в которой и помещаются связки); трахеи, бронхов, легких; грудной клетки с дыхательными мышцами и диафрагмой. К голо­совому аппарату относятся также мышцы брюшной по­лости.

Но наличие голосового аппарата — далеко не все, что требуется для того, чтобы полилась песня или было про­изнесено слово. Чтобы это понять, достаточно проана­лизировать такую привычную вещь, как приветствие. Кто-то говорит вам «Привет!», или «Здравствуйте!», или «Доброе утро!» — и вы в ответ на этот стимул выдаете ре­акцию — ответ. Если этот человек — просто знакомый, сосед, коллега, то есть тот, с кем вы видитесь почти еже­дневно, и он вам безразличен, стимул будет минималь­ным. Вы машинально поздороваетесь в ответ, при этом дыхание ваше почти не изменится, интонация будет ней­тральной — бесцветной. Если же вы любите или ненави­дите этого человека, встреча с ним пробудит чувства, что непременно отразится на голосе. Через нервные оконча­ния вы почувствуете возбуждение в районе солнечного сплетения, ритм дыхания изменится и передаст энергию голосовым связкам. Ваш голос сразу же изменится. Таким образом, нервная система так же участвует в звукообра­зовании, как и весь голосовой аппарат.

ЭМОЦИИ - ПЕРВОДВИГАТЕЛЬ РЕЧИ

Когда мы находимся в спокойном, ровном состоянии, наша речь тоже течет спокойно и ровно. Можно сказать, что наша речь — бесцветна, она никак не окрашена. Но стоит в душе родиться эмоции, как речь сразу же ме­няется. Смещается диапазон — звучат верхние, крикли­вые нотки (вспомните выражение: говорить на повышен­ных тонах); или же угрожающе перекатываются ноты нижние. Когда человек радостен, голос его звучит звонко и весело, когда печален — интонация унылая и глухая. Ничто так не влияет на голос человека, как его эмоцио- нально-психическое состояние. Эмоции — первый дви­гатель речевого процесса. Нет такой эмоции, которую нельзя было бы выразить при помощи голоса. Да, иногда нам трудно подобрать слова, чтобы описать свое чувство (слова и не всегда нужны). Но звук голоса точно передаст наше состояние собеседнику. Раздражены ли мы, убиты ли горем, обрадованы или влюблены — каждое из этих состояний непременно отразится на звучании голоса. Ка­кие бы слова мы ни говорили. Вот что пишет К. С. Ста­ниславский в своих воспоминаниях:

одного из товарищей актеров был слабый голос, пло­хо слышный в театре. Ни пение, ни другие искусствен­ные средства для развития его не помогали. Однажды, во время прогулки на Кавказе, на нас напали громад­ные овчарки и стали хватать нас за икры. Мой това- ршц, с испуга, закричал так громко, что его было слышно за версту; у него оказался сильный голос, но владеть им умеет не он, а сама искусница природа.

Это же подтверждается опытом известного американ­ского преподавателя сценической речи Сесили Берри:



^олос весьма чувствителен к разного рода беспокой­ным состояниям психики. В повседневной жизни, если вы нервничаете или не в силах справиться с си­туацией — это неминуемо отражается на вашем голо­се. Обычное чувство страха приводит в движение все защитные системы вашего организма, и в результате возникает напряжение, особенно в верхней части тела, шее и плечах.

Выполняя упражнения этого раздела, вы сами убеди­тесь в справедливости этих слов. Для выполнения всех упражнений вам понадобится диктофон. Включите его до начала тренинга, а выключите — после того, как вы­полните все упражнения. Верните запись к началу и по­слушайте, как меняется звучание вашего голоса в зави­симости от заданной эмоции. Даже если вы не смогли настроиться на нужную эмоцию, голос все равно отклик­нется на вашу мысленную установку.

^Упражнение 1

Встаньте прямо, закройте глаза. Глубоко вздохните и испустите вздох облегчения со звуком «А-ах!». Поду­майте, при каких обстоятельствах, и в каком состоянии вы могли бы издать такой звук. Как правило, вздох облег­чения человек издает после напряженной работы или ожидания чего-либо радостного или трагичного. Попро­буйте разные варианты, оправдайте свой вздох облегче­ния.

Упражнение 2

Позовите на помощь. Крикните «Помогите!» или «Ка­раул!». Как бы вы кричали в разных ситуациях:



  • если вас грабят, угрожая оружием;

  • если вы поранились;

  • если у вас не получается задание на экзамене;

  • если вы рассыпали денежную мелочь;

  • если вы случайно что-то подожгли и пытаетесь поту­шить огонь, пока не начался пожар. Придумайте свои собственные условные обстоятель­ства, при которых вы могли бы позвать на помощь.

^Упражнение 3

Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина в разных состояниях:



    1. Представьте себе, что вы очень сильно на кого-то раздражены и даже разгневаны.

Б) Вспомните ситуацию, когда у вас на душе было лег­ко и радостно. Погрузитесь в это состояние чистой радо­сти.

    1. Прочитайте стихотворение так, будто вы навеселе и рассказываете очень смешной анекдот.

Г) Прочитайте это стихотворение так, будто хотите ко- го-то соблазнить.

Д) Представьте, что вы рассказываете кому-то свою самую сокровенную тайну.

Е) Представьте, что, читая это стихотворение, вы о ком-то сплетничаете.

У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом;



Идет направо - песнь заводит, Налево - сказку говорит. Там чудеса: там леший бродит, Русалка на ветвях сидит; Там на неведомых дорожках Следы невиданных зверей; Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей; Там лес и дол видений полны; Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской; Там королевич мимоходом Пленяет грозного царя; Там в облаках перед народом Через леса, через моря Колдун несет богатыря; В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою-Ягой Идет, бредет сама собой; Там царь Кощей над златом чахнет; Там русский дух... там Русью пахнет! И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил. Одну я помню: сказку эту Поведаю теперь я свету...

от зажимов

15ь\ не можете себе представить, каким злом для творческого процесса являются мышечная су­дорога и телесные зажимы. Когда они создаются в го­лосовом органе, люди с прекрасным от рождения зву­ком начинают сипеть, хрипеть или доходят до потери способности говорить. Когда зажим утверждается в ногах, актер ходит точно паралитик; когда зажим в руках - руки коченеют, превращаются в палки и под­нимаются точно шлагбаумы. Такие же зажимы, со все­ми их последствиями, бывают в спинном хребте, в шее, в плечах. Они в каждом случае по-своему уродуют ар­тиста и мешают ему играть. Но хуже всего, когда зажим утверждается в лице и искривляет его, парализует или заставляет каменеть мимику. Тогда глаза выпучивают­ся, судорога мышц придает неприятное выражение лицу, не соответствующее тому чувству, какое пережи­вает артист. Зажим может появиться в диафрагме и в других мышцах, участвующих в процессе дыхания, на­рушить правильность этого процесса и вызвать одыш­ку. Все эти условия не могут не отзываться вредно на переживании, на внешнем воплощении этого пере­живания и на общем самочувствии артиста.

Первый шаг к овладению голосом — освобождение от физиологических и психологических зажимов. Чтобы научиться осознавать ежесекундное положение психики и тела, вникнуть во все тонкости психических процессов и работу мышц, надо научиться наблюдать себя со сторо­ны. Эти навыки приобретаются при помощи регулярного тренинга, и не стоит ожидать от себя такого осознавания в начале работы. Освобождение от зажимов начинается со снятия мышечного напряжения. А чтобы это напряже­ние снять, его надо сначала обнаружить. Общая задача тренинга освобождения заключается в том, чтобы по­средством чередования напряжения и релаксации развить физическое самоосознание тела, когда снимается напря­жение в теле, высвобождается энергия.

СНЯТИЕ МЫШЕЧНОГО НАПРЯЖЕНИЯ

Мышечное напряжение возникает в результате посто­янного контроля эмоций. Жизнь так устроена, что мы должны все время сдерживать свои мысли и чувства. Из- за этого контроля психическая энергия, не нашедшая выхода в словах или действиях, задерживается в разных отделах тела, создавая напряжение в мышцах. Освобож­дение тела начинается с внимания к нему.

акое же внимание нам нужно для отыскивания в се­бе зажимов в процессе ослабления мышц, о котором мы много говорили в свое время. А что такое мышеч­ный зажим, как не застрявшая по пути двигательная энергия?

У нервных людей мышечные напряжения неизбежны во все моменты жизни. У актера, поскольку он человек, они всегда будут создаваться при публичном выступле­нии. Поэтому Станиславский предлагал занятия любым тренингом начинать именно со снятия напряжения в мышцах. Это не так просто, потому что мышечное на­пряжение имеет одну особенность — оно не исчезает, а «гуляет» по разным группам мышц.

Уменьшишь напряжение в спине - оно появится в плече, удалишь его оттуда - глядь, оно перекинулось на диафрагму. И так все время будут появляться там или здесь мышечные зажимы. Поэтому нужно постоян­но и неустанно вести борьбу с этим недостатком, нико­гда не прекращать ее. Уничтожить зло нельзя, но бо­роться с ним необходимо. Борьба заключается в том, чтобы развить в себе наблюдателя или контролера.

Роль контролера трудная: он должен неустанно, как в жизни, так и на сцене, следить за тем, чтобы нигде не появлялось излишнего напряжения, мышечных зажи­мов, судорог. При наличии зажимов контролер должен их устранять. Этот процесс самопроверки и снятия излиш­него напряжения должен быть доведен до механической бессознательной приученности. Мало того — его надо превратить в нормальную привычку, в естественную по­требность и не только для спокойных моментов роли, но, главным образом, в минуты высшего нервного и физиче­ского подъема.

/Сонечно, при выработке механической привычки вначале приходится много думать о контролере и на­правлять его действие, а это отвлекает от творчества. Но впоследствии освобождение мышц или по крайней мере стремление к нему в минуты волнения становится нормальным явлением. Эта привычка должна выраба­тываться ежедневно, систематически, не только во вре­мя класса и домашних упражнений, но и в самой ре­альной жизни, вне сцены, то есть в то время, когда че­ловек ложится, встает, обедает, гуляет, работает, отды­хает, словом, во все моменты его существования. Мы­шечного контролера необходимо внедрить в свою фи­зическую природу, сделать его своей второй натурой. Только в таком случае мышечный контролер будет по­могать нам в момент творчества. Если же мы будем ра­ботать над освобождением мышц лишь в отведенные для этого часы или минуты, то не добьемся желаемого результата, потому что такие, ограниченные временем, упражнения не выработают привычки, не доведут ее до пределов бессознательной, механической приучен- ности.

В качестве тренинга на снятие напряжения мы пред­лагаем вам следующий гимнастический комплекс. Его рекомендуется выполнять каждый день.

Упражнение 1

Исходное положение — стоя, руки опущены. Подни­мите правое плечо, дотроньтесь плечом до мочки уха. Го­лову наклонять нельзя. Зафиксируйте положение. Опус­тите плечо, просто бросьте его вниз. То же самое повто­рите с левым плечом. Повторяйте упражнение до тех пор, пока не появится ощущение тяжести в плечах.

Упражнение 2

Исходное положение — стоя. Поднимите руки перед собой. Сожмите обе ладони в кулаки — как можно силь­нее. Напрягите руки, вытянув их вперед как можно даль­ше. Резко сбросьте напряжение, разжав кулаки и уронив руки. В пальцах должны появиться теплота и покалыва­ние.



Ут

Ыражнение 3

Исходное положение: сидя. Спина прямая. Подними­те ноги перед собой, так, чтобы они были параллельны

полу. Держите до тех пор, пока хватает сил. Затем сбрось­те напряжение, уронив ноги на пол. Это упражнение по­зволяет снять мышечное напряжение в бедрах.

Упражнение 4

Исходное положение: сидя. Спина прямая, стопы ров­но стоят на полу (ноги должны быть босыми). Представь­те себе, что у вас под ногами — не пол, а мягкая и рыхлая земля. Ваша задача — зарыться в эту землю ступнями. «Зарывайтесь» как можно глубже. Работают только ноги, живот, спина, плечи, руки — все расслаблено. Как только устанете — прекратите упражнение, расслабьте ноги.

Упражнение 5

Исходное положение: сидя. Стопы ровно стоят на полу (это упражнение надо выполнять босиком или же в чеш­ках). Поднимите вверх пятки — только пятки, передняя часть стопы остается на полу. Почувствуйте, как напряг­лись икры. Держите это напряжение как можно дольше, затем сбросьте его, поставив пятки на пол. Теперь подни­мите носки; пятки остаются на полу. Напряглась вся ступ­ня и передняя мышца ног. Подержите напряжение неко­торое время, затем сбросьте его.



%

пражнение 6

Исходное положение: стоя. Стопы чуть вывернуты носками внутрь, расстояние между ними — 45—50 см. Со­гните колени, поставьте кулаки на поясницу и как можно сильнее прогнитесь назад. В этом состоянии постарай­тесь максимально расслабиться. Посчитайте вдохи и вы­дохи (дыхание брюшное). Стойте так, пока не появится дрожь в ногах. Вернитесь в исходное положение, рас­слабьтесь.

Упражнение 7

Исходное положение: стоя. Стопы повернуты внутрь, расстояние между ногами — 25—30 см. Наклонитесь впе­ред и коснитесь руками пола, но только коснитесь — опи­раться на руки нельзя. Встаньте на цыпочки. Удерживай­те это положение до тех пор, пока ноги не начнут дрожать. Медленно поднимитесь, вернитесь в исходное положе­ние, расслабьтесь.

Упражнение 8

Исходное положение: лежа на спине. Согните ноги в коленях и чуть расставьте их. Обхватите руками лодыж­ки и подтяните себя к ним. Прогните спину. Вы должны касаться пола только макушкой головы, плечами и сто­пами. Сохраняйте это положение до тех пор, пока не по­чувствуете дрожь в тазобедренной области. Вернитесь в исходное положение, расслабьтесь.

Упражнение 9

Из положения стоя наклонитесь назад, прогнувшись, и обопритесь руками на стоящий позади стол. Колени разведите. Удерживайте позу в течение 2—3 минут. Это упражнение снимает мышечные зажимы в паховой об­ласти.

Упражнение 10

Для этого упражнения вам понадобится спортивный мат. Можно использовать несколько одеял, положенных друг на друга. Встаньте перед матом, закройте глаза. Пред­ставьте себе, что у вас одномоментно исчезли все кости. Тело обмякло и свалилось на пол. После падения перевер­нитесь на спину и полежите так несколько минут.


  1   2   3   4   5   6   7   8

Главная страница
Контакты

    Главная страница



Актерский тренинг по системе Станиславского. Речь. Слова. Голос. Максимальная достоверность и убедительность